25.10.2002

Мост в никуда. Британцы оценили чисто художественный жест

  • Репортаж
  • премия
Мост Тысячелетия в Гейтсхеде. 2002 (мост поднят). Фото: Mike1024 via Wikimedia Commons. Фото находится в общественном доступе Мост Тысячелетия в Гейтсхеде. 2002 (мост поднят). Фото: Mike1024 via Wikimedia Commons. Фото находится в общественном доступе

информация:

Королевское общество британских архитекторов (RIBA) объявило новых лауреатов премии Стирлинга. Ими стали Крис Вилкинсон и Джим Эйр за новый мост через Темзу. Пытаясь объяснить решение жюри, по новому мосту прогуливалась Анна Ъ-Гардинер.

Стирлинг-прайс (Stirling Prize) - национальная английская премия, вроде нашего "Хрустального Дедала". Но британская архитектура - не русская, и значение премии несколько выше. Амбициозность британской программы Millenium привела к тому, что за премией стали напряженно следить во всем мире - получивший ее начинает претендовать на статус мировой архитектурной звезды. Нынешнее же решение жюри RIBA настолько провокативно, что заставляет говорить о попытке трансформировать систему мировых архитектурных звезд.

В программу Millenium вошли проекты более 30 масштабных сооружений современной архитектуры в Британии, осуществление которых приурочено к наступлению третьего тысячелетия. Среди самых знаменитых построек - стеклянный купол центральной выставки Millenium на Гринвичском меридиане сэра Ричарда Роджерса, башня Millenium (Trafalgar House) в Лондоне, новое здание галереи Тейт, проект "Херцог и де Мерон".

Гейтсхед Миллениум Бридж, построенный бюро "Вилкинсон-Эйр" (Chris Wilkinson, Jim Eyre),- очень красивое сооружение. Здесь применен новый конструктивный принцип. В мире есть множество мостов, висящих на двойной дуге - такая конструкция эффективна против ветровых нагрузок. Но Вилкинсон и Эйр ее принципиально переосмыслили - у них по одной дуге ходят, а другая ее поддерживает. Кажется, что мост как будто завалился набок, падает, но и тянет себя самого тонкими, растянутыми между дугами канатами. Конструкция выглядит как гигантские челюсти выплывающей из Темзы рыбы-кита - по нижней челюсти идут, верхняя ее тянет.
Острота переживания необыкновенная. Она тем сильнее, что это такой мост, который арт-жест. То есть он не для того, чтобы по нему перебраться из одного нужного места в другое, а наоборот - нужно приехать в одно никому не нужное место и попасть по мосту в другое такое же. На правом берегу реки там стоит огромный бесконечный контейнер Лондонской ярмарки, сооружения, в котором никак не удается провести никакой ярмарки, потому что это 20 км от центра и в промзоне. На левом берегу - промзона XIX века, еще не тронутая реконструкцией, а дальше шлюзы. Ходить из одного места в другое незачем, а ездить по мосту нельзя - он пешеходный. Из-за того что пешеходная часть моста - дуга, надо идти через речку не по кратчайшему расстоянию, а как бы по кругу. Что сильно увеличивает удовольствие от прогулки, тем более что это Лондон - там довольно ветрено, а часто и дождливо. Поэтому рисунок моста почти никогда не портится проходящими там людьми - за те 20 минут, что корреспондент Ъ им любовалась, по мосту не прошло ни одного человека.
Словом, жюри RIBA максимально внятно всем заявило: посмотрите, вот какой красивый этот пешеходный мост, прямо не мост, а загляденье, какой совершенный дизайн, какая смелая мысль, как прекрасно. Но это такой случай, когда очень внятное заявление все равно требует трактовки. Тут два обстоятельства.

Во-первых, бюро "Вилкинсон-Эйр" уже получило Стирлинг-прайс, причем не когда-то давно, а в прошлом году - за научно-развлекательный центр "Магна", тоже выстроенный в рамках программы Millenium. Это единственный случай за всю историю премии, когда ее два раза подряд вручают одному и тому же бюро. Во-вторых, в этом году открыт еще один пешеходный мост через Темзу, который тоже номинировался на Стирлинг-прайс. Это знаменитый мост сэра Нормана Фостера (Norman Foster), который ведет от галереи Тейт к собору Святого Павла, который очень нужный, очень удобный и который практически невозможно сфотографировать, потому что по нему всегда идет толпа людей.

Фостеровский мост очень долго не могли открыть, потому что он трясся. Сэр Норман Фостер говорил, что это ничего, что он трясется, не упадет, главное - что превосходный дизайн, а разные комиссии запрещали по нему ходить, говоря, что против дизайна у них ничего нет, а рухнуть может. Мост пришлось укреплять, а когда его наконец торжественно открыли, то пошла по нему сама королева вместе опять же с Фостером. И королева, пройдя, сказала: "Не трясется" - и мило улыбнулась. А потом опять же вылез Фостер и сказал, что рад, что ее величество оценила дизайн, что он особенно удовлетворен тем, что, несмотря на переделки, совершеннейший рисунок моста не изменился.

И, главное, не то чтобы Фостер, обладатель всех возможных мировых архитектурных наград, не стремился к премии Стирлинга. В прошлому году он, опять же проиграв "Вилкинсон-Эйр", вывесил на своем сайте огромное объявление: "Наша работа получила премию Стирлинга", хотя это была премия третьей степени в разделе "Транспорт" - за станцию метро "Кэнери Ворф". В этом году уж мост-то должен был взять свое. И вот результат.

Про Фостера ничего не сказали. Сказали так: "Тут, на окраине, уже у шлюзов (по-нашему что-то вроде Капотни) построили мост, который никому не нужен и по которому очень долго и неудобно ходить. Это действительно, подчеркиваем, действительно прекрасная, талантливая работа". Чисто английская критика. Мировой общественности внятно намекнули - перестаньте носиться с Фостером. Он нас достал своим мостом.
Мост Тысячелетия в Гейтсхеде. Фото: calflier001 via Wikimedia Commons. Лицензия CC-BY-SA-2.0
Мост Тысячелетия в Гейтсхеде. Фото: calflier001 via Wikimedia Commons. Лицензия CC-BY-SA-2.0
Комментарии
comments powered by HyperComments
 

другие тексты:

статьи на эту тему: