17.10.2006

20 тысяч фунтов Стерлинга

  • Репортаж
  • премия
Терминал Барахаса в Мадриде. Архитектор терминала Ричард Роджерс и автор проекта Саймон Смитсон. Фото: Reuters Терминал Барахаса в Мадриде. Архитектор терминала Ричард Роджерс и автор проекта Саймон Смитсон. Фото: Reuters

информация:

...вручили Ричарду Роджерсу. Самая престижная архитектурная премия Великобритании – премия Стерлинга – за 2006 год вручена одному из самых знаменитых британских архитекторов – Ричарду Роджерсу, только что удостоившемуся почетного "Золотого льва" Х Венецианской архитектурной биеннале

Сэр Ричард Роджерс России не совсем чужой человек: он один из шести западных архитектурных звезд, которым "Газпром" заказал проект небоскреба для петербургского "Газпром-сити". Комментирует АННА Ъ-ТОЛСТОВА.
Точнее, премию получил новый терминал аэропорта Барахас в Мадриде, спроектированный архитектурным бюро Роджерса. Дело в том, что премия имени первого притцкеровского лауреата среди британцев Джеймса Стерлинга, учрежденная в середине 1990-х Королевским институтом британских архитекторов (Royal Institute of British Architects, RIBA), вручается как бы невзирая на личности – зданию, а не архитектору. Награду в размере £20 тыс. присуждают за построенные архитекторами Европейского союза здания, которые эксперты RIBA признают самым весомым вкладом в британское зодчество за последний год. То есть ее обладателем может стать и не британец, построивший что-то значительное на территории Соединенного Королевства (в 2003-м награда досталась Центру Лабана в Лондоне, спроектированному швейцарцами Жаком Херцогом и Пьером де Мероном), и британец, построивший что-то за пределами королевства к его вящей славе (в 1997-м премию за здание консерватории в Штутгарте получило бюро самого покойного Джеймса Стерлинга). В прошлом году Stirling Prize отмечала десятилетие – юбилей омрачила лишь архитектурная критика: из десяти зданий-лауреатов только одно (лондонский небоскреб St. Mary Axe по прозвищу "огурец", выстроенный сэром Норманом Фостером) можно было бы назвать визитной карточкой современной британской архитектуры.
В этом году премия Стерлинга словно бы решила исправиться и позволить себе некоторую лицеприятность. В шорт-лист премии вошли целых два здания Ричарда Роджерса (терминал Барахаса в Мадриде и Национальная ассамблея Уэльса в Кардифе) и одно Захи Хадид (здание научного центра Phaeno в немецком Вольфсбурге) – единственная женщина среди притцкеровских лауреатов Stirling Prize тоже ни разу не получала. Однако выиграл аэропорт Роджерса, и выглядит это так, как будто бы Королевский институт спохватился и попытался угнаться за венецианским триумфом архитектора.
Сэр Ричард Роджерс действительно гордость британской архитектуры, и даже скандал с его Millennium Dome, когда консерваторы во главе в принцем Чарльзом активно намекали на то, что заказ на этот грандиозный проект архитектор получил благодаря давней дружбе с Тони Блэром, не слишком испортил его репутацию. Ведь Ричард Роджерс – один из создателей хай-тека. Вообще, на эту роль претендуют трое: британцы Ричард Роджерс и Норман Фостер и итальянец Ренцо Пьяно. Когда-то все родоначальники архитектурного мейнстрима последней трети XX века работали вместе. Первые идеи хай-тека сформулировала архитектурная мастерская Team 4, созданная в Лондоне в середине 1960-х Роджерсом и Фостером. Главным же манифестом хай-тека считается построенное Роджерсом и Пьяно в 1977 году здание Центра Жоржа Помпиду в Париже – этакая фабрика авангарда наизнанку, где все коммуникации вывешены на фасад как главное украшение постройки. Сейчас Норман Фостер и Ренцо Пьяно – среди самых востребованных современных архитекторов, их высокотехнологичную архитектуру можно встретить в любом уголке мира. Ричард Роджерс – автор таких знаменитых зданий, как небоскреб Ллойда в Лондоне или Европейский суд по правам человека в Страсбурге,– до конца 1990-х строил не в пример меньше их, зато много теоретизировал о кризисе современного урбанизма. Когда город, заставленный глухими железобетонными коробками и заполненный транспортными потоками, превращается в выморочное пространство, лишенное воздуха и украденное у земли и человека. Оказалось, что идеал этого родившегося во Флоренции авангардиста, чей Бобур вырос на идеях 1968 года,– экологическая чистота и социальная прозрачность, симбиоз красоты итальянского ренессансного города и рациональности города-коммуны из прозрачного стекла, придуманного британскими социалистами-утопистами.
Новый терминал аэропорта Барахас – это и есть этот идеал, воплощенный в жизнь. Здание длиной 1,2 км и площадью 1,1 млн кв. м (из одного конца которого в другой, впрочем, можно попасть за три минуты – на подземном поезде, управляющемся компьютером, без машиниста) называют крупнейшим в Европе. Считается, что через несколько лет новый терминал, рассчитанный на прием 35 млн человек ежегодно, сделает Барахас вторым по величине европейским аэропортом и главным транспортным узлом, связывающим Европу с Латинской Америкой. Эта сложнейшая многоуровневая структура могла бы стать тяжеловесным непроходимым лабиринтом. Роджерс превратил ее в прозрачную рощу, где невозможно заблудиться: волнообразная крыша из бамбуковых пластин, парящая на окрашенных во все цвета радуги столбах-деревьях, не просто фантастически красива, но придает этой махине пространственную ясность и, кроме того, пропускает свет в самую глубь здания и спасает его от летней жары. Критики в один голос признали новый терминал Барахаса образцом экологической и эстетической безупречности. Так что выбрав именно это здание, жюри во второй раз с момента основания премии Стерлинга угадало, что когда-нибудь попадет в словарь 100 шедевров архитектуры XXI века.
Комментарии
comments powered by HyperComments
 

статьи на эту тему: