06.08.2015

Градостроительство как искусство приумножения

  • Урбанистика Ландшафт
  • Исследование

информация:

  • где:
    Россия. Москва

В статье анализируется опыт развития в ХХ веке общественных зеленых пространств Москвы в рамках реализации крупных целевых программ самого различного назначения. Яркий пример – формирование непрерывного зеленого пояса вдоль Москвы-реки путем создания в 1923 году парковой территории СХВ-23 (впоследствии ЦПКиО им. М.Горького), паркового комплекса МГУ на Воробьёвых (Ленинских) горах и спортивного парка-стадиона в Лужниках в 50-х годах. Однако в строительной практике нередки случаи, когда размещение новых объектов способствует не развитию парков, но наоборот, их сокращению. Авторы предлагают изменить размещение некоторых крупных новых объектов в целях приумножения парковых территорий – зелёных богатств столицы.

При работе по градостроительному развитию Москвы необходимо учитывать, что это не просто территория для освоения, но сложившийся город с накопленными ценностями, в числе которых – общественные зеленые пространства. Рассмотрим, всегда ли градостроительная деятельность помогала эти ценности приумножить, или, наоборот, приводила к потерям.

В течение первой половины ХХ века система общественных парков в Москве была существенно дополнена. Как столичные зодчие в условиях дефицита средств на городское озеленение сумели добиться такого успеха, можно ли использовать их методы, чтобы сберечь и дальше приумножать для города природные богатства – тема настоящей статьи.

Начало этой работе было дано правительственным решением 1922 года. Еще не закончена Гражданская война, Рабоче-Крестьянская Красная армия с боями прорывается к берегам Тихого океана, к Владивостоку, а Советское правительство уже ставит задачу организовать в столице выставку хозяйственных достижений новой России. На столь значимое пропагандистское мероприятие были отпущены необходимые средства из общегосударственных фондов, поверх скудного городского бюджета. Архитекторы под общим руководством А.В.Щусева и И.В.Жолтовского занялись поиском подходящего места для выставки. После долгих споров был выбран и утвержден властями участок на берегу Москвы-реки, по обе стороны Крымского вала – пустырь, занятый свалкой. В конкурсе на генеральный план выставки победил И.В.Жолтовский. По его проекту передняя часть участка с регулярной планировкой постепенно, по мере удаления от входа к Нескучному саду, переходила в пейзажный парк для тихого отдыха. Входная зона размещена на высокой террасе (сохранившейся до нынешнего времени), создавая возможность обзора всей выставки, с большим партером в середине, уводящем посетителя в глубь территории. Ось этого основного пространственного ядра композиции была ориентирована параллельно Москве-реке, в соответствии с классической планировочной традицией.

А.В.Щусев как руководитель проекта привлек к работе лучшие архитектурные силы, включая молодых зодчих (И.В.Жолтовский, Ф.О.Шехтель, И.А. Голосов, К.С. Мельников, и др.) В 1923 году Первая сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка СССР открылась для посещений. Это была благоустроенная озеленённая территория с обширной экспозицией. С северо-восточной стороны Крымского вала располагался иностранный отдел со знаменитой «Махоркой» К.Мельникова, а напротив – основной отдел, простирающийся вдоль Москвы-реки до Нескучного сада. Отделы соединялись пешеходным мостом через Крымский вал по проекту А.В.Щусева. Выставка пользовалась большим успехом, ее посетили около полутора миллионов человек [1].

Но еще большего успеха добились московские градостроители. После завершения работы выставки осталось благоустроенное общественное пространство – протянувшийся вдоль реки парк, общая площадь которого вместе с Нескучным садом составила около 110 га. В 1928 году на основе его был открыт городской Парк культуры и отдыха, впоследствии получивший имя М. Горького. «Создание парка Горького было большим событием для страны — это обсуждалось на партийных съездах и пленумах, прямо перед открытием была большая дискуссия, каким должен
быть парк, как он должен называться…» [2]. Парк стал символом обновленной Москвы и сохранился в таком значении до наших дней. Так в трудный для городского хозяйства период, при минимальных ресурсах для озеленения города, архитекторы того времени сумели создать новое парковое пространство, объединившееся с природными участками в протяженный прибрежный массив, ввели зеленый клин в планировочную ткань центра Москвы – от загородных просторов за Воробьевыми горами до Садового кольца и чуть дальше. Это самый глубокий водно-зеленый клин на то время и по сей день, по прошествии почти века стабильно финансируемых работ по городскому благоустройству и озеленению.

Разработка общей концепции зелёного клина продолжалась. До войны появилось немало интересных предложений развития прибрежного парка по обеим сторонам Москвы-реки (А.В.Власов, К.С.Мельников, М.Я. Гинзбург, Л.С. Залесская, А.С. Коробов и др.) [3], но реализация этих идей состоялась лишь в послевоенные годы. В 1947 году в связи с празднованием 800-летия Москвы было решено построить в городе 8 высотных зданий. Самое большое из них должно было возводиться на Воробьевых горах (4). После различных предложений по назначению здания конечном счете постановили разместить в нем Московский государственный университет. Проект разрабатывался под руководством Б.М. Иофана, позднее, из-за разногласий по переносу здания от береговой бровки, проектирование передали другому коллективу (арх. Л.В. Руднев, С.Е. Чернышев, П.В. Абросимов, А. Хряков, инж. В.Н. Насонов, Н.В. Никитин) В 1953 году строительство завершилось. Авторы спроектировали объект как обширный парковый комплекс общей площадью 320 га, в котором свободно располагались четыре объема и повышенная высотная часть Главного Здания. Традиции русского зодчества были использованы и развиты не только в объемной композиции, но и в общем планировочном решении территории как крупномасштабной московской усадьбы. В составе паркового комплекса более 30 га отдали под агроботанический сад [5]. Проект озеленения всей территории комплекса разработали известные ландшафтные архитекторы М.И. Прохорова и М.П. Коржев. В процессе проектирования И.В. Сталин лично визировал архитектурно-планировочное задание на строительство дорог и озеленение, по его же предложению были посажены яблони.

Отметим, что строительством МГУ московские градостроители совершили перенос крупного элемента столичного центра за Москву-реку по одной из планировочных осей города (Кремль – будущий Дворец Советов на месте Храма Христа Спасителя – излучина Москвы-реки с Новодевичьим монастырем). Подобный прием развития центра осуществили и парижские зодчие, но несколькими десятилетиями позже, сформировав центр нового района Дефанс за Сеной. Интересны и весьма показательны отличия: ось развития в Париже проходит по линии улиц и бульваров, в Москве – по массам объектов-доминант. Назначения новых комплексов также различны, в центре Дефанс это правительственные учреждения, связанные с информационной деятельностью (отсюда образ открытого миру громадного портала Гранд Арки арх. Шпрекельсена); позднее комплекс оброс высотными зданиями офисов. На Воробьевых горах – место просвещения (эта идея вынашивалась в Москве с ХVIII века), окруженное зеленью, прообраз будущей Москвы как города-парка. На сегодня большинство зеленых насаждений сохранилось, ботанический сад успешно развивается.

Примыкающие к парку береговые склоны Воробьевых гор образуют зеленую зону, в составе которой сохранились три пруда, а также массив широколиственного леса. В 1998 году этот участок был объявлен Государственным природным заказником площадью около 140 га. В итоге парковая зона МГУ включилась в огромный природный прибрежный массив, начинающийся у Садового кольца Парком культуры и отдыха им. Горького. Так ценное градостроительное наследие, продукт плодотворного творчества зодчих 20-х годов, было сохранено и дополнено стараниями архитекторов середины ХХ века.

Еще одно крупное градостроительное мероприятие государственного уровня помогло увеличить парковую зону по берегам Москвы-реки. В связи с успехами советских спортсменов на Олимпиаде в Хельсинки в 1952 году было принято политическое решение о создании в СССР нового современного спортивного комплекса. В 1954 году спроектировали и за полтора года построили в Лужниках, в заболоченной излучине Москвы-реки, парк – стадион площадью 180 га с Большой спортивной ареной. Авторский коллектив – арх. А.В. Власов, И.Е. Рожин, А.Ф. Хряков, Н.Н. Уллас, инж. В.Н. Насонов, Н.М. Резников, В.П. Поликарпов. Из-за неблагоприятных гидрогеологических условий всю территорию укрепили и подняли в среднем на 1.5 м, посадили более 40 тыс. деревьев, 400 тыс. кустарников, более 2 млн. цветов. Территория стадиона представляет собой садово-парковый ансамбль, который проектировался как продолжение смотровой площадки, сооружённой ранее на Воробьёвых горах (арх. В.И. Долганов) при строительстве комплекса МГУ. Озеленение осуществлялось под руководством архитекторов В.И. Долганова и Ю.С. Гриневицкого, инженера С.И. Елизарова. Аллея, соединяющая Большую спортивную арену с Лужнецкой набережной, известна цветником «Признание вечности», посвященным новому тысячелетию; он внесен в Книгу рекордов Гиннеса за свою уникальность: 35 000 одновременно цветущих и красивейших растений на площади 3 000 кв. м [3]. 

Итак, в 1920-50-х гг., в течение нелёгких для страны десятилетий, когда СССР ценой неимоверного напряжения сил прошёл этапы индустриализации, коллективизации, войну и восстановительный период, московским проектировщикам при минимуме средств удалось найти и воплотить совершенно новое, уникальное для Москвы градостроительное решение: сформировать непрерывную водно-зеленую зону протяженностью более восьми километров, самый глубокий парковый ввод в центр города.

Что же общего в истории создания отдельных фрагментов этого клина? Во-первых, наличие у проектировщиков твёрдой, принципиальной позиции относительно будущей Москвы как города с гармоническим сочетанием природного и урбанистического ландшафта, города-парка. Во-вторых, перспективная планировочная идея развития такого города. При выборе места для выставки 1923 года идея этого прибрежного паркового пространства уже была заложена с началом проектирования Новой Москвы под общим руководством И.В. Жолтовского и А.В. Щусева (1918-1924гг.). По генеральному плану три зелёных клина соединяли историческую Москву с новым городом-садом, построенным за окружной железной дорогой, создавая выход из городского центра через парки к загородным полям и рощам. Эти клинья проложили по естественным путям – по речным долинам Неглинки, Яузы и Москвы-реки вплоть до Кремля. И вот, выполняя заказ на проект выставки, заказ скорее политический, чем градостроительный, архитекторы сумели и для города создать новые ценности – обширные общественные зелёные пространства. Щусев отмечал: «В том и заключается значение постройки выставки для Москвы как города, что тут осуществлялось великое начало перепланировки Москвы в целях ее оздоровления. Город… не имевший благоустроенного выхода за город через зелёные насаждения парков, должен быть перестроен… выставка должна стать началом «новой Москвы»[6] Дальнейшее развитие этого зелёного клина разрабатывали уже по установкам генерального плана Москвы 1935 г., но осуществить их опять-таки удалось за счет целевых «посторонних» программ – строительства нового комплекса МГУ на Воробьевых горах и Центрального стадиона в Лужниках, которые создавались не просто в виде застроенной функциональной территории, но как открытые общественные пространства, специализированные комплексы-парки.

Традиция приумножения общегородских ценностей – общественных парков – была продолжена при создании Всесоюзной сельскохозяйственной выставки 1939 года (ВСХВ-39) на месте пустыря и городской свалки близ Ярославского шоссе. Хорошо озеленённая территория выставки, нового общественного центра растущей Москвы, площадью 237 га, соединилась с близлежащим лесом и парком Останкинского дворца в единый крупный зелёный массив более 600 га, значительно усиливший систему природных территорий в северной части города. Обширный парк был создан также при строительстве Речного вокзала и водного стадиона на Химкинском водохранилище.

Но вот в 1959 году, когда слегка приподнялся железный занавес, первую зарубежную выставку – достижений США – разместили по совсем другому градостроительному принципу, с иным, менее дальновидным отношением к парковому наследию. Не просчитав возможные последствия, ее устроили в старинном парке в Сокольниках – благо метро близко, да и парк хороший [7]. Затем здесь с большим успехом стали проходить другие выставки, одна за одной, неизменно расширяясь. И лишь когда антропогенная нагрузка на парк достигла чрезмерной величины, растительность стала деградировать, начали строить новый выставочный комплекс на Краснопресненской набережной Москвы-реки. Интересно, что вариант размещения выставки у Москвы-реки, на месте мелких складов и автохозяйств, был предложен в 1968 году проектировщиками 2-й планировочной мастерской НИПИ Генплана Москвы после того, как автор этих строк ознакомил их с опытом 20-х годов по созданию ЦПКиО им. Горького. Строительство новой выставки также можно было использовать для формирования протяженной прибрежной парковой зоны, соединив новые посадки с растительностью Краснопресненского парка поблизости. Но при реализации проекта территория Экспоцентра, в отличие от ВДНХ, оказалась практически без зелени.

И на самой ВДНХ-ВВЦ сейчас намечено строительство коммерческих зданий общей площадью около 500 тыс. кв. м [8]. При сегодняшней значительной перегрузке транспортного узла у станции метро ВДНХ эксплуатация этих зданий потребует огромных дополнительных затрат, значительных усилий по решению транспортных проблем, усугубит и без того плохую экологическую обстановку в прилегающих жилых кварталах. И снова разумнее просчитать вариант с освоением под коммерческую застройку освобождаемых промышленных зон, создавая новый вид городской зелёной территории – специализированный торговый парк, не сокращая, а вновь приумножая парковую систему Москвы.

Похожим образом складывается перспектива другой переданной нам в наследство зеленой зоны. Опубликован план подготовки к Чемпионату мира по футболу 2018 года. Полвека назад, в середине ХХ века, подобное мероприятие градостроители использовали, чтобы освоить для Москвы новые территории, прибавив к приречным зеленым массивам спортивный парк в Лужниках. Нынче, в начале ХХI века, решено в этом же парке лишь расширить существующие спортивные сооружения и дополнительно построить на парковой территории ещё здания «спортивно-коммерческого назначения» площадью 250 тыс. кв. м. Притом признается, что транспортные проблемы не будут решены: Третье транспортное кольцо, набережные и Комсомольский проспект и так перегружены. Поэтому против намеченной реконструкции выступили с протестами жители прилегающих жилых кварталов [9]. Можно предположить, что градостроители прошлого века обязательно просчитали бы вариант со строительством нового стадиона и парка на новой, неосвоенной территории – например, в Новой Москве, или на базе одной из освобождаемых береговых промышленных зон на периферии города. В связи с трудоёмкой рекультивацией почвы такой вариант определенно будет дороже. Но ведь всё равно когда-то это городу придется сделать. Опыт предшественников показывает, что лучше всего для подобной регенерации территорий использовать крупные градостроительные проекты. Затраты неизбежны, зато столица получит новую зелёную зону, дополнительное общественное пространство с выходом к реке. К тому же на периферии больше возможностей решить проблемы транспортного обеспечения нового комплекса.

В сложных градостроительных условиях сегодняшнего дня каждый рубль, доллар, юань, вложенный частным ли инвестором, муниципалитетом или государством в строительство, благоустройство, озеленение Москвы, должен «работать» не только на интересы вкладчика, но и всего городского сообщества. Императив урбанистического кризиса требует при решении назревших проблем строить и реконструировать так, чтобы не создавать в результате новые проблемы – транспортные, социальные, экологические, но сохранять и приумножать общественные ценности города, культурное и природное наследие прошлого, сотворенное нашими предшественниками.


Библиография

1. По: Л.Траскунов «Парки культуры и отдыха – новый тип парков, созданный в 1920-1930-х годах» в сб. «Советский авангард 1920-1930-х годов» М., 2008 стр.46-47
2. Г.Кирина «Старожилы о парках» http://bg.ru/city/starozhily_o_parkah-18042/
3. В.А.Горохов, Л.Б.Лунц «Парки мира» М., 1985 стр. 133-135 и 198-199
4. Б.Иофан «Новый силуэт столицы», «Советское искусство» от 18 июля 1947 г.
5. История Ботанического сада МГУ. http://botsad.msu.ru/story.htm
6. Известия ЦИК, 1923, 16 сентября. По: М.И.Астафьева-Длугач «Рассказы об архитектуре Москвы» М., 1997 стр.91
7. Становление парка Сокольники http://park.sokolniki.com/rus/about/history/becoming.aspx
8. «Выставились на два миллиарда долларов» (о реконструкции ВВЦ). Газ. «Московская перспектива» 23-29.04.2013
9. Об общественных слушаниях по реконструкции олимпийского комплекса «Лужники». https://www.facebook.com/groups/Hamovniki/
 

Перечень иллюстраций

1-2. Выставка 1923 года. Генплан (арх. И.Жолтовский), общий вид, павильоны
3. ЦПКиО им.Горького 30-е годы
4. ВСХВ 1939 года. Монумент Сталина ск. С.Меркуров, павильон механизации арх.В.Андреев, И.Таранов
5. Парковый комплекс МГУ 1953 г.
6. Спортивно-парковый комплекс в Лужниках 1956 г.
7. ВДНХ. 1954 г.
8. Парк Сокольники
Комментарии
comments powered by HyperComments