24.05.2013

Стратегический резерв мегаполиса

  • Урбанистика
  • Исследование
В 2007 г. Московский комбинат виноградных и десертных вин стал Центром современного искусства «Винзавод» В 2007 г. Московский комбинат виноградных и десертных вин стал Центром современного искусства «Винзавод»

информация:

Значительную часть «срединного пояса» российской столицы между историческим городским ядром и многочисленными спальными районами составляют территории заводов и фабрик ушедшей эпохи. Еще во второй половине XIX в. в русский язык прочно вошло понятие «фабричная окраина», изначально ассоциировавшееся с неблагоустроенностью и социальным неблагополучием. В советское время кольцо промзон стало значительно более плотным и это считалось за благо: московская тяжелая промышленность и представлявшие ее индустриальные гиганты были одним из ключевых элементов парадного образа державы.

Тем не менее, жизнь во все вносила коррективы. Генеральный план реконструкции Москвы и строительные планы хозяйственных структур союзного подчинения часто реализовывались совершенно независимо друг от друга. Созданные в предвоенные и послевоенные годы ансамбли репрезентативной застройки вдоль нескольких радиальных магистралей и набережных плохо сочетались с дымоми копотью заводских труб. О том, что столицу пора освобождать от излишних производственных зон,впервые заговорили в годы правления Н.C. Хрущева. От некоторых наиболее одиозно воспринимавшихся объектов – например, от химического завода по соседству с номенклатурными домами на Можайском шоссе (ныне Кутузовском проспекте) и плодоовощной фабрики в районе Смоленской площади – удалось избавиться уже тогда.

И все же продвинуться по этому пути сколько-нибудь далеко в то время не получилось. Безотказный во всех других случаях напор энергичного первого секретаря оказался бессильным перед тихим, но непреклонным сопротивлением отраслевых министерств и ведомств. Даже прямой запрет строить новые заводы и фабрики быстро превратился в фикцию из-за десятков исключений из общего правила, сделанных для «особо важных» объектов. В последние советские десятилетия ситуация еще более усложнилась из-за форсированного роста московского автопрома, резко увеличившего и без того немалую индустриальную нагрузку на экосистему мегаполиса.

Резкий обвал производства в девяностые превратил промышленные территории в депрессивные, а порой и криминогенные пространства плохо обустроенных товарных складов и весьма унылых офисов в окружении пустующих заброшенных помещений. В одном из датированных 1995 г. постановлений правительства Москвы столичные промзоны были жестко охарактеризованы как «самые неэффективные, беспорядочно застроенные и экологически опасные» участки города. Реализация самого грандиозного и долгосрочного проекта лужковской мэрии – создания Международного делового центра «Москва-Сити» – начиналась с освобождения обширного участка под его застройку на берегу Москвы-реки, где ранее находилась крупная каменоломня. Собственников там было несколько, с каждым из них потребовалось договариваться отдельно за счет городского бюджета, с последующей компенсацией через привлечение средств от крупных компаний-инвесторов. В те же годы прокладка трассы Третьего транспортного кольца повлекла за собой ликвидацию четырех небольших фабрично-заводских промзон в Южном административном округе общей площадью 3,8 гектаров и четырнадцати складских объектов общей площадью 12 гектаров

Еще одно немаловажное событие в градостроительной истории Москвы рубежа тысячелетий тоже не стоит недооценивать. Поскольку свободных территорий для массового жилищного строительства в границах МКАД к этому моменту уже почти не оставалось, а население столицы продолжало расти, было принято решение о возведении новых микрорайонов на месте Братеевской свалки промышленных отходов и Люберецких полей аэрации и фильтрации. Столь масштабной рекультивации почвы для городских нужд в России ранее не производилось никогда.

С производственными зонами в центре города дело обстояло сложнее – там к каждой из них требовался сугубо индивидуальный подход. Тем не менее, окупаемость вложений в недвижимость наиболее престижных районов Москвы была настолько очевидно высокой, что в период с 1999 по 2003 гг. характер использования свыше 200 гектаров территории Центрального административного округа, занятой старыми фабриками и другими объектами индустриального назначения, радикально изменился. К 2008 г. большая часть столичных производственных территорий в пределах Третьего транспортного кольца была выкуплена коммерческими структурами. Но далеко не все новые хозяева делали эти приобретения с целью какой бы то ни было строительной деятельности, многие просто покупали квадратные метры в расчете на их сдачу в аренду и последующую перепродажу.  В основном частные реконструктивные работы внутри промзон осуществлялись тогда в западной части города. К урбанистическому регулированию было принято относится как к не более, чем формальности. Как правило, речь шла о строительстве жилья и офисов, о разного рода надстройках и пристройках ценой сноса старых фабричных корпусов, вне зависимости от их исторической ценности. Восток мегаполиса, где концентрация действующих и бездействующих индустриальных объектов максимальна, а степень экологических проблем и общей депрессивности среды также намного превышает общемосковскую «норму», в общем и целом остался в стороне от новых веяний.

Интересы столичной мэрии были в то время сконцентрированы прежде всего на сугубо коммерческой стороне градостроительной стратегии. В 2003 г. возник масштабный проект «Золотой остров», предусматривавший высокодоходное использование исторических кварталов к югу от Кремля между Москвой-рекой и Водоотводным каналом. Почти десятую часть острова занимает расположенный на его западной стрелке комплекс «Красный Октябрь». Несмотря на относительно очень небольшие размеры – всего лишь 5 гектаров, роль бывшей кондитерской фабрики Эйнема в новой конфигурации центра столицы оказалась совершенно особой и едва ли не ключевой.

По ряду субъективных и объективных причин планам тотального преобразования северной части Замоскворечья в район миллионеров не суждено было сбыться. Произошло нечто совсем иное: счастливо избежавшие всяких внешних трансформаций живописные красно-кирпичные корпуса «Красного Октября» стали вместилищем десятков культурных институций, от галерей и образовательных учреждений до клубов и редакций. Всего лишь пятнадцать-двадцать лет назад территория архаичной, как тогда казалось, фабрики была закрытой для посещения и отчужденной от города. Теперь же, точнее, уже к концу нулевых, она превратилась в знаковое место притяжения для москвичей и туристов, без посещения которого любая экскурсионная программа по основным столичным достопримечательностям будет неполной.

Планировался ли такой результат изначально – вопрос дискуссионный: разные люди дают на него разные ответы. По наиболее распространенной версии, все получилось практически стихийно. В результате замораживания проекта «Золотой остров» после кризиса 2008 года сама специфика рыночной конъюнктуры того времени оказалась очень благоприятной именно для долгосрочной сдачи бывшей индустриальной недвижимости неподалеку от Кремля в аренду относительно небогатым и совершенно нестандартным бизнес-структурам с креативными идеями.

Аналогичная ситуация повторилась и на Большой Новодмитровской улице, где в те же посткризисные месяцы десятки дизайн-студий и прочих творческих сообществ быстро и активно освоили пространство брошенного французскими инвесторами парфюмерного завода «Флакон». Как бы то ни было, для многих из «постояльцев» столь экзотический в глазах непосвященных выбор места деятельности был хорошо осознанным подарком судьбы: пример Нью-Йорка, Лондона и ряда крупных городов Германии уже давно и однозначно подтверждает неодолимую притягательность отслуживших свой век производственных корпусов для людей творческих профессий.

Свой опыт подобного рода к тому времени уже имелся и в Москве. В 2003 году при реорганизации территории бывшей шелкоткацкой фабрики «Красная Роза» в Хамовниках компания-девелопер столкнулась со сложной задачей – что делать с огромными, в 10 000 м2 красильными цехами? Владелец поставил перед потенциальными арендаторами жесткое условие – надо либо брать все это пространство целиком, либо оно пойдет под снос. Цехами заинтересовался работавший ранее в небольшом помещении на Миусской площади Центр дизайна ARTPLAY. Прикинув все «за» и «против»,его руководство приняло неординарное и неожиданное решение – пригласить в соседи и партнеры по использованию лофт-недвижимости коллег из архитектурных бюро, дизайн-студий и фирм, занятых поставкой продукции для профессионалов строительно-интерьерной отрасли.

Первый московский арт-кластер создавался по эскизам архитекторов собственной проектной мастерской ARTPLAY Сергея Десятова (он же – основатель и глава Центра дизайна) и Алексея Рудакова. Суть стилистики проекта емко определена архитектурным критиком Еленой Гонсалес – это «активное обыгрывание романтики старых промзданий». Вскоре в «Красную Розу» вселились офисы более десятка обладателей громких имен, включая Сергея Чобана и Юрия Григоряна. Решающую роль в успехе предприятия сыграли не только престижное местоположение фабрики, но и фактор успешной преемственности в архитектурном преобразовании промзоны. Уже на его первом, доартплеевском, этапе на этой территории был возведен один из наиболее стильных артефактов новой московской архитектуры. Спроектированный Наринэ Тютчевой из Архитектурного бюро «Рождественка» бизнес-центр уникален особым своеобразием ярко-контрастной выразительности нового остекленного главного фасада-витража на фоне старых краснокирпичных стен. Само соседство со столь знаковым объектом формировало высокоэнергетическую творческую среду для мастеров, приверженных тем же эстетическим принципам, что и его создатели. Остается добавить, что реконструкция всего комплекса «Красной Розы» осуществлялась на основе единой градостроительной концепции, разработанной в архитектурной мастерской Сергея Киселева.

Успех проекта C.Десятова и А.Рудакова не остался незамеченным. Продолжение эффектно начатого нового дела не заставило себя долго ждать. Уже вскоре последовала реализация еще более грандиозного замысла аналогичного характера. В 2007 г. бывший пивоваренный завод «Московская Бавария» близ Курского вокзала, он же Московский комбинат виноградных и десертных вин, «реинкарнировался» как Центр современного искусства «Винзавод». Авторами концепции самого «раскрученного» из недавно созданных московских культурно-художественных учреждений новейшей формации стали известный менеджер масштабных проектов в сфере культуры Софья Троценко  и ее супруг, крупный предприниматель Роман Троценко. Детализацию объединения семи разновременных построек в новое смысловое целое разработал бывший архитектор – «бумажник» восьмидесятых Александр Бродский. Внешний вид былой винодельческой цитадели остался в итоге без особых изменений, хотя и с нескрываемыми, даже подчеркнутыми, следами несколько сказочной новодельной покраски.

«Винзавод» создавался практически одновременно с выводом последних производственных мощностей с «Красного Октября». Последующие три года они функционировали почти на равных, как два взаимодополняющих конкурента, хотя если считать по количеству арендаторов, «Красный Октябрь» все же отставал, да и сформировался в окончательном виде он тоже с опозданием. «Красная Роза» была совсем в другой «весовой категории», поскольку она представляла собой сугубо элитный кластер, не рассчитанный на массовое посещение, даже когда речь шла о визитах покупателей предметов декоративной отделки интерьера.

После 2008 г. Центру дизайна ARTPLAY и его субарендатором пришлось покинуть бывшую ткацкую фабрику. Еще два года спустя арт-квартал под тем же уже хорошо знакомым москвичам брендом возродился на новой территории, в семь с половиной раз более крупной, чем красильные цеха в Хамовниках. В распоряжение команды «артплеевцев» перешел бывшей завод «Манометр» на Нижней Сыромятнической улице, на расстоянии шаговой доступности от «Винзавода». Переоборудование производственного комплекса и в этом случае не повлекло за собой ни сносов, ни капитальных перестроек. Основным инструментом в руках проектировщиков во главе с С.Десятовым стала, опять же, краска, но в отличие от А.Бродского, они не пошли по пути пусть даже не совсем серьезной, но все же стилизации под подлинную «старину».Цветовое решение было изменено совершенно радикально. Хотя новая колористическая палитра центра дизайна тоже чуть игрушечна, главное ее свойство – гармоничное многообразие, рассчитанное на создание максимально позитивной творческой атмосферы.

Новый центр дизайна ARTPLAY стал местом работы более 300 фирм или их представительств. Десяти процентов площади этой бывшей производственной территории оказалось вполне достаточно для закрепления статуса масштабного экспозиционного пространства международного класса. Множество офисов и десятки магазинов соседствуют здесь с популярными в творческой среде образовательными учреждениями и кафе. По некоторым экспертным оценкам, на сегодняшний день ARTPLAY представляет собой самый динамично развивающийся из арт-кластеров Москвы.

В том же районе столицы к северо-востоку от Курского вокзала расположен и гораздо менее известный широкой публике бывший газовый завод «Арма». От «Манометра» и «Винзавода» эта преобразованная промзона отличается не только еще большими размерами (73558,2 кв. м), но и особо специфичным характером сохранившихся объектов индустриального наследия. Во многих городах мира газгольдеры перепрофилированы под элитные дома, офисы и торговые центры, или, как в Копенгагене, в театры. Москва тоже не стала исключением из всеобщего правила. Сегодняшняя «Арма» позиционирует себя как средоточие модных брендов, креативный бизнес-центр, притягивающий к себе авторов нестандартных проектов. Базирующееся там творческое объединение «Газгольдер» – это продюсерский центр занятый организацией концертов, спектаклей и выставок,а также производством музыкальных компакт-дисков и видеопродукции. Есть при нем и собственный клуб из категории «не для всех», и другие элементы инфраструктуры дорогих развлечений. Все это работает и приносит доход, несмотря даже на отсутствие полной ясности в вопросе о решенности серьезных экологических проблем, связанных с прежним назначением помещений.

В отличие даже от «спорного» «Красного Октября», «Арма» превратилась в арт-кластер заведомо не предумышленно – ее владелец, компания «Большой город» долгое время относилась к амбициозным арендаторам заводских площадей как к временным постояльцам. В 2009 году Архитектурная мастерская Сергея Ткаченко разработала проект, в соответствии с которым от прежней промышленной застройки старинного производственного комплекса должны были остаться только четыре цилиндрических газгольдера. По соседству с ними предполагалось возвести весьма репрезентативные, но абсолютно далекие от всякой индустриальной эстетики и традиций места жилые дома. Официальные документы на снос объектов наследия XIX в. уже были подготовлены. Исполнению «приговора» помешали протесты авторитетных экспертов и общественности, а затем смена московского мэра.

В октябре 2012 г. стало известно об учреждении Центром дизайна ARTPLAY, Центром современного искусства «Винзавод» и компанией State Development Союза творческих территорий. Возглавивший новое объединение владелец State Development Андрей Гринев объявил о планах создания на основе трех бывших промышленных, а ныне креативных зон близ Курского вокзала единого АртКвартала, аналога нью-йоркского Сохо и берлинского района Митте. Разработкой проекта этого уникального для Москвы градостроительного образования занята рабочая группа под руководством архитектора Петра Кудрявцева при активном участии архитектурного бюро ARTPLAY во главе с С.Десятовым.

Пока сформулирована только общая задача – сделать самый депрессивный район в пределах
Третьего транспортного кольца новым полноценным культурным центром столицы. Главное условие ее решения – наделение этой ныне пустынной в ночное время местности жилыми функциями. Художники и прочие представители «креативного класса» должны иметь возможность не только работать, но и жить в АртКвартале. Нужно создавать и новые локальные пространства деловой активности, тем более, что спрос на аренду площадей бывшего завода «Манометр» продолжает расти и уже превышает предложение. Перспективной «точкой роста» может стать расположенный по соседству с ARTPLAY завод «Плутон», однако загвоздка в том, что он по сей день остается действующим и вопрос о перебазировании его производственных мощностей не решен.

Очевидно, что согласование интересов довольно многочисленных собственников недвижимости преобразуемой территории – дело весьма непростое. В то же время идея создания АртКвартала уже предварительно поддержана правительством Москвы в лице заместителя мэра по вопросам экономической политики Андрея Шаронова, а также главным архитектором столицы Сергеем Кузнецовым. Руководство департамента культуры выразило пожелание, чтобы в пределах «московского Сохо» музеи, галереи и театры имели возможность арендовать помещения на льготных условиях. С экономической точки зрения такой вариант вполне возможен, если распространить на весь будущий район зарекомендовавшую себя очень эффективной модель хозяйствования ARTPLAY – известно, что благодаря Центру дизайна владельцы бывшего «Манометра» смогли увеличить одни только выплаты в городской бюджет более чем в 18 раз.

Завершить разработку мастер-плана АртКвартала предполагается в середине 2013 г. Его границами должны стать Курская железная дорога, Яузский бульвар, а также улицы Бауманская, Воронцово поле, Новорязанская и Ольховская. Речь идет о 350 гектарах. Срок реализации проекта оценивается в 10 лет, стоимость – в 3 млрд долларов. Некоторые принципиальные тезисы для детализации формулируемого ныне технического задания к мастер-плану обнародованы на сайте Союза творческих территорий. Инициаторы замысла провозглашают своим ключевым принципом «сохранение наследия и бережное отношение к природе» во имя достижения нового качества городской жизни. Значительную часть будущего «креативного района» должны составить общественные пространства, приспособленные для проведения фестивалей как локального, так и международного уровня. АртКвартал предполагается сделать зоной тестирования и использования экологических технологий, с минимумом автомобильного транспорта и максимумом преимуществ для пешеходов и велосипедистов.

Еще совсем не так давно подобные планы могли бы показаться беспочвенным прожектерством, но, похоже, времена меняются. Судя по ряду признаков, 2012 год стал поворотной точкой на пути к более быстрому и комплексному решению проблемы нового использования московского индустриального наследия. В прошедшем декабре тема «Промышленные зоны в постиндустриальном городе» активно обсуждалась на специализированной сессии в рамках Второго Московского урбанистического форума «Мегаполис в масштабе человека». Общая площадь столичных производственных территорий составляет около 150 км2. В условиях и без того низкой плотности дорожной сети с избыточной транспортной нагрузкой наличие в городской ткани большого количества замкнутых пространств совершенно неприемлемо.

Разумеется, из исторического центра Москвы транспортные потоки необходимо убирать настолько радикально, насколько это возможно. Однако за его пределами ключевая идея авторов концепции Арт-Квартала о желательности последовательной «деавтомобилизации» явно становится контрпродуктивной. Без значительного расширения проницаемости срединного пояса и окраин мегаполиса для сквозного движения город обречен на увековечивание многокилометровых пробок. Провести новые дороги через жилые кварталы более чем проблематично, а вот промзоны, особенно советского времени, где по-настоящему ценная застройка все же скорее исключение, чем правило, представляют собой, в этом отношении, огромный неиспользованный ресурс.

Совсем недавно, в канун лондонской олимпиады, ту же проблему с успехом решали урбанисты британской столицы, о чьем опыте на том же декабрьском форуме рассказывал нидерландский градостроитель Маркус Аппенцеллер. Для Москвы европейский сбалансированный подход к реорганизации производственных территорий по-прежнему остается скорее умозрительной моделью, чем явлением повседневной практики. Ни ARTPLAY, ни «Винзавод», ни «Арма» на роль
общезначимого образца совершенно не подходят – это уникальные, но изолированные закрытые комплексы. Зато еще один, во многом схожий с ними «штучный объект» заслуживает более пристального внимания именно с прикладной точки зрения.

Бизнес-центр «Фабрика Станиславского» в Таганском районе проектировался лондонским бюро JohnMcAslan + Partners и в 2011 г. был отмечен премией Королевского института британских архитекторов. Благодаря поддержке заказчика авторы сумели гармонично сочетать реставрацию облика главных зданий семейного предприятия знаменитого основателя МХТ и их функциональное перепрофилирование с удачным новым строительством. Территория комплекса получила продуманное ландшафтное благоустройство с обилием зелени и одновременно современную рациональную транспортную схему. Квартал четко вписан в окружающий градостроительный контекст и работает на обогащение городской среды в целом.

В марте 2013 г. планы реконструкции столичных производственных территорий стали настоящим гвоздем программы российской экспозиции на Международной выставке недвижимости MIPIM в Каннах. Принято решение о предстоящем масштабном преобразовании самой грандиозной из московских производственных зон – территории завода ЗИЛ площадью в 450 гектаров. Об этом проекте уже написано достаточно много и повторяться нет нужды, тем более, что его окончательное утверждение на момент сдачи нашей публикации в печать еще не состоялось.

Практически одновременно Москомархитектура опубликовала на своем официальном сайте проект новой планировки части территории «Южный порт» в Печатниках и анонсировала предстоящее строительство «Сити Квартала» по соседству с Московским международным деловым центром на месте Краснопресненского сахарорафинадного завода. Тогда же, в марте, правительство столицы одобрило проект возведения жилого квартала в зоне «Западный порт», тоже рядом с комплексом «Москва-Сити». Чуть позже в том же месяце было объявлено о предстоящей комплексной застройке участка бывшего Дорогомиловского химического завода у пересечения Бережковской набережной и Третьего транспортного кольца. Параллельно Архитектурный совет рассматривал представленные компанией «Дон-Строй Инвест» планы застройкитерритории завода «Серп и Молот» на шоссе Энтузиастов и предложил инвестору провести архитектурный конкурс.

Одно лишь это перечисление событий – знак небывалого ускорения уже давно запущенного процесса. Работа идет практически по всей территории «старой» Москвы и ее окончательные результаты будут сформулированы в новом Генплане.
Комментарии
comments powered by HyperComments

другие тексты: