20.09.2007

7 лет в контексте

  • Архитектура
  • Объект

информация:

  • что:
    Административное здание на Большой Дмитровке д. 18/10 стр. 2;  Административное здание с подземной автостоянкой на ул. Большая Дмитровка, 16
  • где:
    Россия. Москва
  • архитектор:
    Дмитрий Александров

Постмодернизм в культуре вообще и архитектуре в частности отрицает возможность однозначных жанровых определений. Да и как, скажите, может прижиться в профессиональной среде слово вроде «неопостконструктивизм»? Однако некоторые все же приживаются и активно используются. «Московский контекстуализм» – одно из них

Первым, кто начал говорить о значимости контекста в современной архитектуре, стал руководитель архитектурного бюро «Остоженка» Александр Скокан. Проект комплексной реконструкции района Остоженка, созданный его бюро еще в 90‑е годы и частично реализованный сегодня, – прекрасная иллюстрация контекстуального или средового подхода, позволяющего примирить требования современной экономики и желание сохранить исторически значимую архитектурную среду. Похожую работу пришлось на протяжении последних 7 лет проделать архитектурному бюро «Александров и партнеры» в 71 квартале, где по проектам бюро было построено 5 зданий различной функциональности, масштаба и градостроительного значения. Вместе они, по словам Дмитрия Александрова создают «единое поле архитектурных взаимосвязей».

Фактически, это был первый опыт строительства целого конгломерата зданий, которые, с одной стороны, формируют собственную архитектурную среду, а с другой – не нарушают сложившейся исторической застройки. Возможно, подобный поход стоило бы сделать системой в ЦАО и других исторических районах города, однако для бюро «Александров и партнеры» заказы, поступавшие от различных инвестиционных компаний, приобретавших соседние участки под застройку, стали скорее приятной неожиданностью.

К тому же методологически работа бюро отличалась от «Остоженки» тем, что все основные идеи и взаимосвязи возникли внутри одного квартала и участки под застройку или реконструируемые здания имели смежные границы. Такая «компактность» позволила реализовать идеи контекстуальной архитектуры на практически хрестоматийном уровне. В результате начиная с 2000 года по проектам мастерской в 71 квартале была проведена реконструкция усадьбы Егоровых второй половины XIX века под административное здание (Дмитровский пер., вл. 3), строительство многофункционального жилого комплекса «Петров дом» (Дмитровский пер., вл. 5–7), реконструкция жилого дома (ул. Б. Дмитровка, 16, стр.1), строительство административного
здания (ул. Б. Дмитровка, 14, стр. 1), офисный комплекс «Дом-перфоратор» (Большая Дмитровка, 16, стр. 2) и еще один реконструируемый объект – московский купеческий дом середины XIX века (Большая Дмитровка 18\10, строение 2). За время проведения проектных и строительных работ в мастерской был сформирован полноценный план района, который (как и в случае с Остоженкой), скорее всего, будет использоваться другими архитектурными и строительными компаниями по мере освоения квартала 71.

Несомненно, каждый из построенных и строящихся объектов по проекту архитектурному бюро «Александров и партнеры» заслуживает отдельного описания.

Дмитровский пер., вл. 3
Работа по реконструкции усадьбы второй половины XIX века была проведена на высококлассном уровне: авторам удалось сохранить исторический облик здания и при этом значительно повысить его ликвидность в качестве объекта коммерческой недвижимости. Сейчас это один из эталонов front-оффиса – представительской площади для современной публичной компании или государственной организации, заинтересованных в максимальной репрезентативности. Используется под офис НОМОС-Банка.
Архитекторы: А.В. Сигачев, Д.В. Александров

Дмитровский пер., вл. 5–7
Многофункциональный офисно-жилой комплекс «Петров Дом» выполнен по традиционной для таких объектов схеме: офисные и жилые пространства практически не пересекаются, сам комплекс в полной мере отвечает требованиям «элитарности»: прекрасное местоположение, благоустроенная территория, охрана, богатый набор внутренней инфраструктуры и не в последнюю очередь – архитектурное своеобразие. И кроме того, создание благоустроенного пассажа – торгово-пешеходной связи между Столешниковым и Дмитровским переулками.
Архитекторы: Д.В Александров, Т.В. Бакуменко,
О.Б. Корина, О.А. Ванцкул, Р.П. Стадлер

Большая Дмитровка, 16, стр. 2
«Дом-перфоратор» – один из тех редких случаев, когда действительно смелый и оригинальный  проект реализуется практически без компромиссов, которые неизменно навязывают архитектору консервативные инвесторы. Дом воплощает в себе основные идеи современной архитектуры, такие как высокотехнологичность, функциональность и, разумеется, контекстуальность. Он прекрасно «привязан» к месту: при проектировании были сохранены все существующие подъездные пути, требования высотности и инсоляции. Более того, чтобы решить проблему перепада рельефа, была создана «искусственная улица» – пешеходное пространство, посетителям которого открываются оригинальные ракурсы на зигзагообразную консоль основного фасада.

Основная особенность фасада здания (отраженная в его названии) – нерегулярная сетка продолговатых световых проемов, имитирующих прорези в перфокарте, – несет не только эстетическое, но и практическое значение: благодаря подобному решению архитекторы смогли уйти от типичной при высокой плотности застройки ситуации «окна в окне». Что касается требований освещенности, то их удалось соблюсти благодаря ступенчатой композиции основного фасада с витражами в складках зигзага, прозрачной галереей на последнем этаже, а также сплошным остеклением выступающих объемов по торцам и фасадной плоскости дворовой части здания.

Наиболее отмеченный архитектурными наградами объект мастерской: Приз «Общественное признание» и Диплом Жюри прессы на «Золотом Сечении – 2007», две номинации на ARX AWARDS 2006, четвертое место в рейтинге лучших зданий Москвы – «Дом года», 2006, «Качественная архитектура», 2007.

Большая Дмитровка 18\10 стр. 2
Еще один пример реконструкции исторического здания, однако архитектурное решение, которое применяется в этом случае, существенно отличает объект от усадьбы Егоровых. Историческая часть здания и главный уличный фасад дома будут реконструированы полностью и сохранят свой первоначальный облик, однако в его дворовой части будет создан второй фасад – неоконструктивистский, из стекла и металла. Новая, дворовая часть будет составлена из двух объемов: основного, четырехэтажного и примыкающего к нему трехэтажного выступа. Перепад высот задуман как рефрен каскада стеклянных объемов соседа – «Дома-перфоратора». Два здания выстраиваются в увлекающую своим ритмом динамичную композицию. Обычно дворы бывают скучнее фасадов, а здесь пространство преображается, получает внутреннюю интригу, не утрачивая основных исторических элементов.
Архитекторы: Д.В. Александров, И.М. Кеслер,
Проект реставрации: Моспроект-2, Мастерская 13

Временная монополия в архитектуре
Если допустить (чисто гипотетически) ситуацию, когда каждый архитектор или архитектурное бюро будет работать только в одном, «своем» районе или квартале, – как это скажется на качестве городской застройки в целом? Получится ли повторить «феномен Остоженки», основанный на контекстуальном, средовом подходе в других районах? Или такой подход (как и всякая монополия) при вел бы к резкому и ощутимому снижению качества архитектуры?

Александр Кудрявцев, президент МАРХИ
Хорошо, когда архитектор работает над проектом с учетом градостроительного плана, который, в свою очередь, учитывает требования архитектурной среды. Бесспорно, те здания, которые были построены архитектурным коллективом бюро «Александров и партнеры» или Скоканом, заслуживают самой высокой оценки, однако это не значит, что всю Москву стоит разделить на районы, «принадлежащие» какому-то определенному архитектору. Главное, чтобы все играли по общим правилам. Что касается трансформации Остоженки, то она произошла у меня на глазах. Это был тихий, деградирующий, но при этом исторически сложившийся, целостный фрагмент города, сохранивший черты слободы. Это место несколько раз должно было пережить какой-то бум, но этого не происходило. В конце 1980-х гг. в МАРХИ Александр Скокан вместе с Ильей Лежавой начал работать над некоторыми объектами на Остоженке. И впервые интересы заказчика столкнулись с интересами исторической среды. Хотелось построить здание побольше, повыше, раздвинуть тесную среду. И аргументы были теми же, что и сейчас, – пора приводить в порядок развалюхи, там смотреть не на что...
Случился большой скандал, и начались разговоры по поводу Остоженки.
Скокан создал свое проектное бюро, его поддержали местные власти, создав генеральную дирекцию Остоженки. В конце концов удалось создать уникальную формулу развития района. На каждое домовладение был составлен градостроительный паспорт, были поставлены ограничения по высоте и по характеру архитектуры. Заказчик, приходя в гендирекцию, практически получал готовое задание на проектирование.

Кайдо Каарма, директор департамента элитной недвижимости компании «МИЭЛЬ-Новостройки»
Учитывая исторические аспекты застройки, легко объяснить эклектичность здешней архитектуры. Москва – древний город. На протяжении московской истории стили сменяли друг друга, и каждый из них воплотился в том или ином памятнике архитектуры. Достаточно вспомнить Кремль, дворцовый комплекс в Царицыно, дом Пашкова и сталинские высотки, чтобы понять, каким разным может быть город. Современные архитекторы не отстают от своих предшественников и продолжают активно менять облик столицы. Если предположить, что хотя бы микрорайоны города будут распределены между архитектурными бюро и им будет дано задание проектировать их в едином стиле, подобное решение может привести к положительным для Москвы результатам. Впрочем, возможен и другой вариант: приглашение нескольких архитекторов, которые могут проектировать отдельные дома в рамках общей концепции застройки. Такой подход был реализован при строительстве жилого комплекса на территории бывшего завода «Каучук». Была разработана единая концепция застройки, в рамках которой приглашенные архитекторы смогли реализовать свое виденье стиля, благодаря чему дома не повторяют друг друга, при этом составляя единый ансамбль. Создавать монополию в области городской застройки не только неразумно, но даже опасно. Проблема архитектурного единообразия районов может быть решена более
простым и эффективным способом, не сказавшись на качестве исполнения проектов и не затронув интересы конечного потребителя.

Административное здание с подземной автостоянкой на ул. Большая Дмитровка, 16 © Александров и партнерыАдминистративное здание с подземной автостоянкой на ул. Большая Дмитровка, 16 © Александров и партнеры
Административное здание на Большой Дмитровке д. 18/10 стр. 2 © Александров и партнеры Административное здание на Большой Дмитровке д. 18/10 стр. 2 © Александров и партнеры
Комментарии
comments powered by HyperComments

другие тексты: