02.11.2011

Попадание «в точку»

  • Архитектура
  • Объект

информация:

С изобразительным, литературным, сценическим искусством и даже с самым «для нас важнейшим» — кино — такого не происходит. Их законченные произведения по большей части предъявляются публике внезапно. Весь подготовительный процесс при этом скрыт от посторонних взоров, оставаясь на всем своем протяжении привилегией интимного общения автора с посетившими его музами. Зодчество — совсем другое дело: «фактор неожиданности» здесь напрочь отсутствует, и за тем, как где-то, скажем, растет дом, не возбраняется наблюдать никому. Заодно можно вдоволь пообсуждать и покритиковать саму идею, нисколько не смущаясь обстоятельством, что на ранних этапах строительства какая-то конкретика в представлении ожидаемого результата имеется, пожалуй, лишь у архитектора и его заказчика. Да и то, по мере постепенного обретения материальной «оболочки» любой заранее заданный образ может в той или иной степени трансформироваться. Сейчас такое случается сплошь и рядом, и неудивительно, что большинство современных проектов к завершению стройки мало походят на свои подачи в стадии «Концепция».

Комплекс деловых зданий «Санкт-Петербург Плаза» на Малоохтинском проспекте всей этой участи тоже не избежал. Первое отличие состояло в том, что исходные объемно-планировочные решения в данном случае если и претерпели изменения, то практически не заметные стороннему глазу. Похоже, здесь проектировщикам сразу же удалось «попасть в точку». Другая особенность: тон дискуссий насчет этого объекта в питерской прессе, равно как на форумах искусствоведов-любителей и градозащитников в Internet, оставался все это время не просто сдержанным, а весьма пиететным. Даже присутствие по центру композиции 90-метровой доминанты будущего головного офиса ОАО «Банк «Санкт-Петербург» почти никого не смущало, хотя в условиях обострившейся борьбы с высотными излишествами скепсис насчет такого небоскреба вроде бы и был неминуемым. Вероятно, не одним только здравым смыслом, но и на уровне чувств многие осознавали, что архитектурный акцент в столь знаковом месте давно напрашивается. Без чего- то такого одна из невских панорам, открывающаяся с ряда видовых точек исторического центра, выглядела, мягко говоря, размытой и безликой. В недалеком прошлом было сделано несколько архитектурных попыток хоть каким-то образом градостроительно упорядочить довольно протяженные отрезки Малоохтинской набережной и одноименного проспекта, но особыми достижениями они не увенчались.

Сама по себе возможность строить на таком «пятне» является заведомой удачей как для того, кто вкладывает в это средства, так и для тех, кому доверено их освоение. Руководство Банка «Санкт-Петербург», который осуществляет девеломпент проекта, а через ИСК «Гелеанд» его инвестировал и реализовывал генеральный подряд, с самого начала отдавало себе отчет в важности принятой на себя миссии, изначально сделав ставку на создание нового для города «знака места». В нашем мегаполисе, с его особыми эстетическими традициями и претензиями, браться за такие амбициозные задачи без участия мастеров «с именами» и узнаваемым почерком нынче не принято. В полной мере заданной планке профессиональных требований банка-заказчика отвечала репутация архитектурного дуэта Евгения Герасимова и Сергея Чобана, в чьих мастерских и сосредоточился весь проектный процесс — от концепции и эскизов до рабочей документации и авторского надзора. Для полноты представления о совместном творчестве двух коллективов, которое заметно активизировалось в последние годы, к объекту на Малой Охте будет справедливо добавить еще несколько их работ в Северной столице. Среди них —уже заселенный «Дом у моря», строящиеся комплексы «Набережная Европы» и «Невская Ратуша», а также жилой район в Кудрово. Все они на слуху у петербуржцев, и не только, к тому же имеют очень пристойное паблисити и успели отметиться рядом серьезных наград архитектурного сообщества.

К слову, почти одновременно с объявлением официальной даты открытия новой штаб-квартиры банка весь Питер узнал о скором начале работы ретроспективной выставки, приуроченной к 20-летию мастерской «Евгений Герасимов и Партнеры». Анонсы юбилейной экспозиции в Мраморном зале Российского этнографического музея публиковались и озвучивались во многих городских СМИ, плюс транслировались через систему громкого оповещения метро. В составе ее раздела, объединившего реализации, одно из самых достойных мест занял Санкт-Петербург Плаза. Однако и при всех умениях автора достойно подать свой архитектурный материал в «планшетном» формате, демонстрировавшиеся рендеры не шли ни в какое сравнение с возможностью увидеть результат работы воочию.

Таковая представилась 29 сентября. Ровно в полдень председатель правления ОАО «Банк «Санкт-Петербург» Александр Савельев и вице-губернатор Роман Филимонов перерезали красную ленту, протянутую перед порталом сплошь остекленной высотки на Малоохтинском, 64. Эта часть церемонии состоялась уже после в меру лаконичных, но, как и подобает моменту, торжественных спичей. Вот что, к примеру, сказал vip-гость из Смольного: «Наш город сегодня принял в подарок еще одно видовое здание, которое спроектировано и сооружено с беспрецедентным на сегодняшний день преобладанием новейших технологий и соблюдением самых современных стандартов мирового банковского дела. При этом и весь его объем, и каждый пространственный сегмент, и все детали, которыми они насыщены, выстроены в органичном сочетании друг с другом и архитектурным окружением. В плане масштабов и сроков строительства комплекс заслуживает не меньшего восхищения. Несмотря на общеэкономические неурядицы, в условиях которых шел проект, банку удалось довести начатое дело до конца, сдав объект в эксплуатацию с точным соблюдением сроков, намечавшихся еще до кризиса».

Последнее замечание вице-губернатора представляется в особенности важным, учитывая, что период действия разрешения, выданного городскими властями на постройку Санкт-Петербург Плаза, истекал вместе с сентябрем 2011-го года. Так что, и в данном отношении мы имеем прямое «попадание в точку». Компания «Гелеанд» сумела собрать на одной площадке наиболее ответственных и искушенных в своих направлениях строительной специализации субподрядчиков (в общей сложности более 40 фирм) и на протяжении без малого четырех лет умело «дирижировала» процессом их взаимодействия. Во всяком случае, у архитекторов практически никаких претензий к качеству исполнения собственных замыслов не осталось. Такое сейчас не так часто происходит, но явственно ощущалось по тональности ответов Герасимова и Чобана на многие вопросы в ходе пресс-конференции. Хотя и сами журналисты, успев не раз оглядеть комплекс снаружи и попутешествовать за время специальной экскурсии внутри главного здания, заранее сумели убедиться: здесь тот самый случай, когда проектная идея успешно слита со своей строительной реализацией.

Брифинг для прессы проходил в конференц-зале банка на 21-ом этаже его нового главного офиса. Виды на Петербург, открывавшиеся через панорамные окна больше настраивали на беседу о «прекрасном», то есть о художественной составляющей, нежели располагали к разговору об остальных более прозаичных вещах. Впрочем время в цифрах озвучить затратные показатели, позиции по некоторым стройматериалам, пропорции соотношения площадей, их функциональную загрузку и предполагаемые поступления от сдачи в аренду помещений в двух офисных девятиэтажках по бокам от центрального здания, полностью банковского, тоже нашлось. Современная, да только ли современная (!), архитектура без всего этого не обходится.

Константин Баландин, заместитель председателя правления Банка «Санкт-Петербург»:

— Во-первых, мы открыли новый дом для своих клиентов с достаточно большими, комфортабельными и оборудованными по последнему слову техники помещениями. Тем самым обеспечивается возможность оказания широкого спектра сложных банковских услуг на очень современном уровне. Второе: это новый дом и для наших сотрудников, которых мы собрали с разных площадок города. Нас здесь сегодня более 1300 человек и, поверьте, только сейчас многие из них сумели увидеть друг друга в глаза. В результате стало гораздо удобнее и проще работать —нет ни малейшего преувеличения в том, что наш офис обеспечивает наилучшие на этот момент условия труда персонала, которые когда-либо создавались отечественным банковским сообществом.

В-третьих, только факт появления у одной из крупнейших финансово-кредитных структур собственного специализированного здания важен уже сам по себе. По большому счету, в Петербурге за последние сто лет ничего подобного не строилось вообще, и город даже стал потихоньку привыкать к тому, что банки «сидят» в старых особняках его исторического центра. А те абсолютно не приспособлены для ведения нашего бизнеса ни технически, ни по организации внутреннего пространства.

Понятно, что Петербург не претендует на статус международного финансового центра, но, поверьте, такая постройка не затерялась бы и в деловых кварталах Лондона или Франкфурта. Думаю, что она способна совсем неплохо смотреться в любой цивилизованной стране, составив ансамбль с другими зданиями аналогичного назначения XXI века.

Евгений Герасимов, руководитель архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры»:

— Зная, что прежде таких объектов в России не строилось (да и в Европе они — тоже редкость), мы были очень рады принять участие в этом проекте. Спасибо заказчику, который проявил должную настойчивость, поддерживая архитекторов во всех начинаниях. Наиболее проблематично, и это объяснимо при таком объеме сложного остекления, стояли вопросы по наружной отделке. Тем не менее, общими усилиями удалось оптимизировать все решения относительно фасадов. Дорогого стоят также знания, опыт, профессионализм и, если хотите, воля сотрудников Инвестиционно-строительной компании «Гелеанд». Благодаря этому, довольно сложная совокупность наших проектных идей была сведена к единому и зримому результату.

Говоря об архитектурной стороне дела, остановлюсь на градостроительном аспекте. С появлением зданий банка логически завершается достаточно стройная концепция развития здешней застройки, которая первоначально задумывалась нашими коллегами и была продолжена уже нами. Возникает единая композиция, включающая и этот комплекс, и прилегающий к нему жилой квартал «Новый город». Мне кажется, выдержана она вполне в духе петербургской традиции, когда главный и наиболее выразительный объем возвышается посреди открытого пространства, а его фланкируют здания меньшей этажности, притом все они венчают эспланаду, протянувшуюся в нашем случае от Новочеркасского проспекта до самой Невы. Надеюсь, что этот объект вдохнет новую жизнь в окружающие территории, станет своеобразным импульсом развития и их, и Красногвардейского района, и города в целом.


Сергей Чобан, руководящий партнер nps tchoban voss (Берлин) и SPEECH Чобан/Кузнецов (Москва):

— Действительно, хотелось сделать весь комплекс с очень качественными фасадными решениями, и не в последнюю очередь из-за того, что в архитектурном отношении Санкт-Петербург заслуженно считается «городом деталей» и тщательного к ним отношения. Эту особенность мы вновь намеревались подчеркнуть, но уже на современном уровне. Структурное остекление всего фасада с помощью элементов высотой в этаж, которые отвечают всем нынешним требованиям по энергоэффективности и сочленяются между собой всего-то одним профилем —конструктивная новация не только для России. Соответственно, и расчеты заложенной в проект двоякой кривизны наружных стен, чтобы добиться их одновременной плавности по горизонтальному и вертикальному сечениям, пришлось вести с помощью самых совершенных на сегодняшний день программных продуктов. Хотя, даже получив полное представление о том, как в идеале должна выглядеть и возводиться вся ограждающая конструкция, мы сохраняли опасения: насколько точно это выйдет на практике. Все получилось в полном соответствии с разработкой, за что тоже стоит низко поклониться нашему генподрядчику.

Обратите также внимание, что наше с Евгением Львовичем отношение к условию любых проектных задач обычно не ограничивается попытками разобраться только с градостроительной посадкой и экстерьером здания. Все архитекторы прошлого (в отличие от иных наших современников) обычно стремились проникнуть в суть решения как можно детальнее и глубже, вплоть до «последнего гвоздя». Здесь, например, ниоткуда не «вылезает» техника, проработан каждый элемент стеклянного парапета. Внутри тоже без труда прочитывается наше желание следовать традиции продолжения темы фасада в интерьерах. Основные из них, в частности все представительские, сочиняли мы сами. В их дизайне нашли применение многие любопытные новшества, а мысль о том, что последнее банковское здание появилось в Петербурге больше века назад, подчеркнутая на этой пресс-конференции Александром Васильевичем, получила некое творческое развитие. История этого среза строительства в нашем городе запечатлена на стеклянных стенах помещений, для чего потребовалось выполнить боль шую исследовательскую и сложную фотографическую работу. Вы оказываетесь в главном холле или выходите из лифта на любом из уровней 21-этажной башни и видите вокруг изображения известных банковских зданий, снятые в выгодных ракурсах, и их характерные фрагменты. В свою очередь, весь наш дом можно принять как определенный символ ренессанса этого направления в петербургской архитектуре.

Когда кто-то из аудитории задал этому архитектору достаточно провокационный вопрос о нескольких прозвищах, успевших закрепиться за новой постройкой (в том числе о наиболее популярном в народе — «Электрочайник»), тот не был ничуть обескуражен. Наоборот, он тут же вспомнил шикарное, на его собственный взгляд, здание ведомства Федерального канцлера Германии, которое берлинские острословы, едва дождавшись открытия, не замедлили окрестить Waschmaschine («Стиральной машиной»).  А «Огурец» Нормана Фостера? Или петербургский «Шлем» Исаакиевского собора? Чобан не усматривает совсем ничего предосудительного в ассоциациях произведений зодческого искусства с чем-то из повседневной жизни и, больше того, по его мнению, подобной чести могут удостаиваться только сооружения-скульптуры, обладающие ярким, но в то же время плавным и элегантным силуэтом. Заканчивая свой ответ, Сергей Энверович пожелал своему с Герасимовым детищу «хорошо стареть». Именно стареть, оставаясь знаком места и составной частью культурного слоя своего времени, а не «дряхлеть». Не в этом ли состоит одна из фундаментальных задач архитектуры?

P.S. Спустя примерно две недели, правда, совсем по другому поводу довелось пересечься с главным архитектором СПб Ю. Митюревым. В числе прочего, показалось отнюдь не лишим спросить Юрия Константиновича и о его отношении к банковскому комплексу на Малой Охте. Он назвал эти здания «весьма закономерным промежуточным итогом развития градостроительной ситуации в районе» и «образцом того, как высокая технологичность и даже технократичность решений авторов могут полностью избежать противоречий с намерениями создать гармоничный образ». Появление такого объекта на карте города, по его убеждению, будет правильно отнести к числу важнейших событий в новейшей петербургской истории. Что же касается причисления к разделу именно «архитектурных событий», то наш собеседник предпочел не торопиться. Пусть пройдет хотя бы немного времени.
«Санкт-Петербург Плаза» на обложке журнала АРДиС, №3 (49) 2011
«Санкт-Петербург Плаза» на обложке журнала АРДиС, №3 (49) 2011
Комментарии
comments powered by HyperComments