14.09.2002

Мариинка в западном исполнении. Конкурс на реконструкцию театра будет международным.

  • Репортаж
  • конкурс

Ъ стало известно, что на проект реконструкции Мариинского театра будет объявлен закрытый международный конкурс. Комментирует Алексей Тарханов.

Неделю назад Ъ предупредили о грядущем заседании в Министерстве культуры по Мариинке. Ждали художественного руководителя театра Валерия Гергиева, главного архитектора города Олега Харченко, представителей Госстроя и союзов архитекторов — словом, всех заинтересованных лиц. В том числе и корреспондентов Ъ, которые первые рассказали об архитектурном скандале, разразившемся в январе в Санкт-Петербурге.

Тогда Валерий Гергиев и председатель Госстроя Анвар Шамузафаров представили проект реконструкции Мариинки известного американского архитектора Эрика Мосса (Eric Owen Moss), поддержанный американскими инвесторами Фредериком и Лорри Смит (Frederic, Lorry Smith). Петербуржцы резко выступили против. По их мнению, проект категорически не подходил для Петербурга. Не последнюю роль здесь сыграла и профессиональная ревность, вполне понятная, но выглядевшая беспомощной, потому что достойной альтернативы проекту западной звезды выдвинуто не было. К атаке подключились городские власти. Вице-губернатор Петербурга Александр Вахмистров заявил, что вид моссовского проекта "вызывает шок, и если бы проект был осуществлен, он вызвал бы колоссальный диссонанс". Архитектора Мосса с треском прокатили. Он уехал в ярости, пообещав рассказать на Западе о русском архитектурном и чиновничьем лобби, которое расправляется с конкурентами.

На совещание по реконструкции Мариинки журналистов так и не позвали. Источники в Минкульте отрицали, что там произошло что-то важное. Обычное обсуждение, не более того. Однако высокопоставленный функционер Союза архитекторов, попросивший не упоминать его имени, сообщил, что были приняты по крайней мере два важных решения. Во-первых, конкурс на реконструкцию Мариинского театра будет объявлен уже осенью, во-вторых, определен конкурсный формат.

Корреспондентам Ъ оставалось обратиться к официальным источникам. Прямые вопросы были заданы министру культуры Михаилу Швыдкому, и к чести министра на них были получены прямые ответы. Да, конкурс будет объявлен. Он будет закрытым. Будут приглашены крупные западные архитекторы. Проекты, как это и принято в заказных конкурсах, будут оплачены. На проведение конкурса выделено около полумиллиона долларов.

Эти решения необычайно важны. До сих пор все заявления о грядущем конкурсе были крайне расплывчатыми. Союз архитекторов России и Академия архитектуры настаивали на открытом конкурсе. С ними в принципе соглашался и виновник торжества Валерий Гергиев. Он продолжал надеяться, что соревнование, открытое для всех — от студентов до звезд, может принести какое-нибудь необычное решение.

Петербургские архитекторы были сторонниками закрытого заказного конкурса. Они объясняли господину Гергиеву, что надеяться на случайность наивно. В архитектуре давно нет гениальных одиночек. Выдвинуть идею еще возможно, но развить ее в большой серьезный проект под силу только мощному архитектурному бюро, стоящему за каждой из мировых звезд. К тому же эти самые звезды слишком заняты реальными проектами, чтобы отвлекаться на открытые соревнования. Формат закрытого заказного конкурса и гонорар за участие — это те условия, с которых можно начинать с ними переговоры. К тому же иностранцы имеют неприятный опыт общения с российскими архитекторами и чиновниками. Обозреватель Ъ Григорий Ревзин не зря поставил Эрика Мосса в длинный ряд западных звезд от Ренцо Пьяно (Renzo Piano) до Герцога и де Мерона (Jasques Herzog & Pierre de Meuron), которые получали сначала лестные предложения, а потом категорические отказы.

Для успокоения общественного мнения, которому слова "закрытый" и "заказной" могут показаться недемократичными, подумывают объявить и открытый конкурс — вдруг что-нибудь блеснет среди хлама. Осторожный министр Швыдкой будет поддерживать эту идею. Хотя блеснет-то вряд ли — в этом убеждает опыт сталинского конкурса на Дворец Советов, где параллельное соревнование ("рабочие предложения") дало лишь материал для психиатров и комиссии партийного контроля.

Главный архитектор Санкт-Петербурга Олег Харченко подтвердил, что возглавляет рабочую группу, которая должна уточнить условия конкурса, собрать кандидатов в жюри и подготовить проектное задание для участников. Их список, даже самый предварительный, пока не оглашается, и это понятно. После скандала с Эриком Моссом переговоры с западными архитекторами чрезвычайно деликатны.

Для их успеха сейчас задействованы все схемы личных и официальных связей. Стараются правильно найти западных членов жюри — так, чтобы они смогли бы привести за собой участников. По сведениям Ъ, идут переговоры с известными архитектурными критиками, директорами крупнейших музеев и театров, распорядителями фондов и главных архитектурных премий вроде Притцкеровской. Цель эшелонированной дипломатической подготовки — избежать громких отказов и обеспечить яркую и авторитетную команду участников. Иначе конкурс можно считать заранее провалившимся, а полмиллиона — выброшенными в Крюков канал.

Пресс-секретарь комитета по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга Людмила Лихачева сказала Ъ, что состав участников будет известен не ранее ноября. К середине декабря им будут разосланы материалы, к середине мая в Петербург придут конкурсные проекты, которые в июне покажут на выставке в Эрмитаже. Теоретически к середине лета станет известен победитель. Кое-кто считает, что победителем обязательно окажется западная звезда. Тем самым архитекторы, петербургские в первую очередь и московские во вторую, докажут свою беспристрастность и противопоставят неудаче Мосса удачу, например, Жана Нувеля (Jean Nouvel) или Рема Коолхаса (Rem Koolhas). Это красивый сценарий, который может неожиданно разбиться в прах, ведь от Москвы и Петербурга также будут приглашены самые успешные и влиятельные в российской архитектуре персонажи, которые едва ли удовлетворятся ролью статистов. К тому же конкурс есть конкурс.

Победа западного архитектора важна для привлечения западных инвестиций. Однако и она не гарантирует проекту осуществления. Существующие законы требуют участия аборигенов в разработке проекта. Без российских архитекторов дело в любом случае не обойдется. Неизвестно, каких соавторов навяжут западной звезде и по какой цепочке согласований пропустят. Можно вспомнить историю Ле Корбюзье, который в 1930-х выиграл право построить в Москве здание Центросоюза, а в итоге отказался от авторства из-за бесконечных искажений своего замысла. Впрочем, это не мешает Москве гордиться тем, что она имеет единственное крупное здание в мире, построенное великим швейцарским французом еще до войны.

Ну и, наконец, неизбежно вмешательство политиков разного ранга. Итоги конкурса будут подводиться в дни 300-летия Санкт-Петербурга, а логика подобных праздников ни в какие расчеты не укладывается. Так что и архитектурную общественность, и читателей Ъ ждет немало сюрпризов.

"Петр I и Екатерина II не проводили конкурсы"

С министром культуры МИХАИЛОМ ШВЫДКИМ встретился корреспондент Ъ АЛЕКСЕЙ КАРАХАН.

— Правда ли, что конкурс на Мариинку будет закрытым?
— Вопрос о том, какой конкурс проводить, открытый или закрытый, это, пожалуй, самый острый момент дискуссии. Все-таки мы будем проводить закрытый конкурс. Но, может, будет организован еще и молодежный конкурс. Ведь главный недостаток закрытого конкурса в том, что он проводится только для больших мастеров и возможность неожиданного молодежного решения отсекается. Но это не будет реальный конкурс, хотя мы и собираемся выделить большую премию. Главными сторонниками закрытости конкурса являются петербуржцы, да, кстати, и я тоже. Так как у нас очень мало времени. И мы очень хотим реального результата.

— Каковы дальнейшие действия?
— Прошло первое заседание оргкомитета. Рабочей группе во главе с Олегом Харченко в двухнедельный срок поручено представить все соображения, связанные с работой жюри и положением о конкурсе.

— Кто определит список западных архитекторов, которые примут участие в конкурсе?
— Мы сделали список из 25 западных мастеров, я уверен, что из этого списка согласятся человек семь. Крупные западные архитекторы предпочитают, чтобы им заказывали конкретную работу. Например, был разговор с Фрэнком Гери, и он сказал: "Мне 73 года, и у меня просто нет времени участвовать в конкурсах, обычно ко мне приходят и сразу заказывают конкретную работу". В этом есть своя логика. Екатерина II и Петр I не проводили конкурсы, в лучшем случае они проводили закрытые конкурсы из двух-трех человек, это традиция строительства Петербурга.

— А русские участники?
— Петербуржцы предложили четыре человека для участия в конкурсе. Думаю, что 4-5 человек предложит Москва, это будут определять уже союзы архитекторов, общественные корпорации. Профессиональные люди представляют себе, кто из первачей имеет склонность к проектированию такого рода зданий.

— Какие предусмотрены гонорары?
— Платить всем будут одинаково, мы определим сумму, которую можем потратить на конкурс, это около $500 тыс.

"Западных и российских архитекторов будет поровну"

С главным архитектором Санкт-Петербурга ОЛЕГОМ ХАРЧЕНКО встретилась корреспондент Ъ ЕЛЕНА ГЕРУСОВА.

— Кто, кроме вас, входит в оргкомитет конкурса?
— В оргкомитет вошли 18-20 человек, представители ведущих министерств: культуры, Госстроя, экономики, Строительной академии, два вице-губернатора Петербурга, председатели союзов архитекторов Москвы, Петербурга и России, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и директор Русского музея Владимир Гусев. На первом заседании оргкомитета присутствовали не все, только основные участники. Пиотровского не было. Важное обстоятельство: глава Госстроя Анвар Шамузафаров стал сопредседателем.
Решили, что по типу это будет конкурс-приглашение, мне бы не хотелось употреблять слово "закрытый". Мы считаем, что это более короткий и четкий путь к получению гарантированного результата. Мы решили пригласить 10-12 архитекторов, представительство западных и российских архитекторов будет равным — скажем, шесть и шесть. Если приглашать больше, то теряется ощущение уникальности, индивидуализации, это психологически нехорошо. Над списком приглашенных мы сейчас работаем и называть фамилии будем после нескольких этапов профессиональных обсуждений, когда этот список будет сужен и окончательно утвержден.

— Собираетесь ли вы пригласить Эрика Мосса?
— Мосс в предварительном списке есть. Я лично считаю, что он обязательно должен получить приглашение. Согласится он или нет — это его дело.

— Какой гонорар ему светит?
— Гонорар за проект окончательно не утвержден, но на обсуждении фигурировало $25-30 тыс. Не все согласятся работать за такую цену, но эта сумма адекватна задаче. К тому же участие в таком конкурсе престижно. Задание будет очень точным: не расплывчатые пожелания, а точные параметры помещений, инженерные требования с учетом технологии театрального здания, вплоть до освещения и акустики зала.

— Как вы относитесь к идее параллельного молодежного конкурса?
— Эта идея — результат спора о форме конкурса. Молодежный конкурс требует наличия энтузиазма, желания засветиться на фоне. Эту идею вроде бы поддерживает Гергиев, но лучше спросить у него. Я думаю, он переносит проблемы творческой музыкальной молодежи в архитектурную среду. Но это абсолютно разные среды, технологии, объемы работ и разные формы бытия. Пока над молодежным конкурсом мы не работаем.
Комментарии
comments powered by HyperComments

статьи на эту тему: