06.04.2009

Архитектор поздней античности

  • Архитектура
  • Объект

информация:

Критики не случайно так называют Максима Атаянца. Непоседа – архитектор несколько последних лет совершает путешествия по странам южного Средиземноморья – Иордании, Ливии, Алжиру, Тунису, Марокко, Ливану и Сирии - территориям давно погибшей Римской Империи, любовно зарисовывая и снимая все уцелевшие памятники.

И это не просто сбор материала для  курса  лекций:   в Академии Художеств Санкт-Петербурга Атаянц читает историю античной архитектуры. Из трофеев (великолепных акварелей и упоительных фото) зодчий черпает идеи для ежедневной работы. Атаянцу  как некому ведом  язык античной классики  и он умеет  на нем говорить. Для своих высказываний Максим выбирает античность, не увиденную и переработанную мастером Возрождения, а «атентичную» античность, архитектуру, утвердившуюся по обширным землям римской империи, достигшую ее отдаленных провинций. Именно в этом знаточестве уникальность Атаянца, однако траекторию его жизни и творчества на самом деле задала архитектура по времени относительно  поздняя: «В детстве я произрастал в городе Рязань, сохраняющем следы былой красоты, облупившейся краски парковых павильонов и студенческих общежитий. Думаю, что оттуда,  из сталинской архитектуры жутко провинциального извода меня потянуло на классику.

Потом я уехал в Ленинград и поступил в Академию художеств». В 1990-х годах, когда Атаянц учился, классическая архитектура была негласно табуирована. Однако студент, проштудировавший  старинные трактаты и познав тонкости пропорций античных ордеров, решил, что в диплом как-нибудь  ввернет пусть единственную, но колонну:  «…я нарисовал одиноко стоящую ростральную  колонну,  а по берегам расставил современные формы Музея военно-морского флота». Все изменил своевременный визит  Академию  знаменитого  постмодерниста Томаса Гордона Смита. Живой классик  поддержал дипломника, а на фасаде морского музея обозначились портики и фронтоны, и уже ничего кроме пятерки за такой диплом поставить было нельзя. Через год, в 1996 – м  проект уже показывали на выставке Rinaschimento Urbano в Болонье. А в 2000 году возникла «Архитектурная мастерская М.Атаянца».

Первым осуществленным проектом стал ресторан «Остия» на Московском проспекте («Мезонин» тогда первым написал об этой работе). Бывшая советская столовая в здании Гипрорыбхоза была превращена в пиршественный зал времен императора Тиберия с фресками по терракотовым  стенам и исполненным в технике «терраццо» полом. Некий состоятельный господин как-то заглянул сюда пообедать: вскоре Атаянц уже строил для него загородный дом в Лисьем носу.  И, разумеется, в классических формах. Для другого охотника до классики, москвича Ильи Савельева, владельца  компании «Керамос» Максим украсил вход в квартиру в Зачатьевском переулке.  Архитектор спроектировал двухэтажный портик из травертина - парафраз античной библиотеки Цельсия в Эфесе. Критики, отслеживающие классические постройки, не столь часто возникающие  в столице, незамедлительно внесли постройку Атаянца в свои реестры. Затем  последовало  проектирование частной  виллы в швейцарском Лугано и участие  в  проектировании курортного поселка «Fonte di Matida» в окрестностях Пармы  под руководством Пьеркарло Бонтемпи.

Эти опыты стали началом «поселковой»  страницы в творчестве  Атаянца, его сотрудничества с девелоперами,  проектирования загородное жилья  для среднего класса: поселков «Бакеево» на Пятницком шоссе, «Ивакино-Покровское» в Химках, «Аксаково» по Дмитровскому шоссе. Погружение в новую работу столкнула с новой проблемой – полным отсутствием градостроительного подхода в подобных жилых образованиях.  И опять-таки  приходился античный  опыт:   «В наших поселках, я считаю,  должно быть удобно человеку, а не машинам. Пусть на пути каждый пять минут возникает что-то новое для глаза.  Древность  трактовала градостроительную среду  как некий набор удобств. Схема имела жесткий каркас,  понятную структуру улиц и общественных сооружений. Каждый поворот был закреплен триумфальной аркой, рыночной площадью, храмом».

Кстати храмы с недавних пор  это еще одна тема творчества Атаянца, что вполне закономерно для «классика». Недавно  он  закончил проект  Кафедрального собора на 3,5 тыс. человек на въезде в Санкт-Петербург со стороны Сестрорецка.   Прототипом послужил  храм  в  Сирии, где подвизался Симеон Стопник. Под руководством архитектора полным ходом идет реконструкция Ново-Тихвинского монастыря и собора Св.Александра в Екатеринбурге. 

Комментарии
comments powered by HyperComments

статьи на эту тему: