пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

archi.ru
События События Пресса Пресса Пресса
 

Открытая дискуссия «Сделай сам...мегаполис! Гражданские инициативы - в архитектурные проекты?»

круглый стол градостроительство Урбанистика
  дата: 12.10.2012
  страна: Россия
  город: Москва
  место: МАРХИ
Рождественка, 11 м. Кузнецкий мост
  организатор: Лаборатория градостроительных исследований при кафедре Градостроительства Московского архитектурного института
  контакты: ulab@marhi.ru
 
Открытая дискуссия «Сделай сам...мегаполис! Гражданские инициативы - в архитектурные проекты?». 12 октября, МАрхИ.
Открытая дискуссия «Сделай сам...мегаполис! Гражданские инициативы - в архитектурные проекты?». 12 октября, МАрхИ.
пресс-релиз:
ИТОГИ

«Могут ли гражданские инициативы изменить город?» - такой вопрос был предложен в этом году Лабораторией градостроительных исследований для ежегодной открытой дискуссии, традиционно проводимой в рамках программы Фестиваля науки в целях организации многосторонней и открытой полемики по актуальным проблемам современного градостроительства и генерации новых идей для их решения. Дискуссия состоялась в МАРХИ 12 октября и собрала более 70 участников: студентов и преподавателей МАРХИ, ВШЭ, АНХ, МГУ, МАРШ, «Шанинки» и других вузов, представителей общественных движений и гражданских активистов, градостроителей и архитекторов из Москвы и других городов. Труд быть ведущими экспертами в обсуждении этой весьма непростой темы взяли на себя Рустам Рахматуллин, координатор общественного движения «Архнадзор», Ольга Вендина, ведущий научный сотрудник Института географии РАН, Александр Антонов, координатор Некоммерческого партнёрства «Объединение планировщиков» и Дарья Мелиссина, организатор Марафона городских действий «Делай Сам». Вёл дискуссию Фёдор Кудрявцев, заведующий Лабораторией.

Участниками были приведены разнообразные примеры общественных инициатив горожан, преследующих различные цели и принимающих разные формы. Действия жителей оказываются уже не только созидательными или протестными (такими, например, как приведение в порядок парка, сохранение, подчас с риском для собственной жизни, архитектурных и исторических памятников, несогласие с предложениями планировщиков на публичных слушаниях), но и радикальными (демонтаж установленного забора), или провокационными (самочинное рисование пешеходного перехода там, где, по мнению художников, он должен был бы быть). Также различна и степень благоприятствования, оказываемая таким действиям властями - от созданного по инициативе мэра г.Заречный в Пензенской области общественного совета, являющегося инструментом разработки решений для задач развития города, до отношения «Москве жители не нужны», в разных интерпретациях прозвучавшее в высказываниях многих участников обсуждения, несмотря на то, что большинство замечаний жителей в действующем генплане столице было учтено.

Различными, даже диаметрально противоположными, оказались и мнения о том, каким образом должен быть построен диалог между общественностью и властями. Должен ли он строиться исключительно на основе специально для этого разработанных правовых норм? Например, предоставляющих объединениям или группам граждан возможность выступать в суде защитниками общественных интересов даже если нет нарушения их непосредственных имущественных прав - в настоящее время суды в такой ситуации часто не признают их надлежащими истцами. Или же действия жителей, занимающих активную позицию относительно происходящего или не происходящего в их городе, должны строиться исключительно на личной инициативе и контактах, необходимых для реализации того или иного конкретного действия, «акции», вовсе необязательно требующей взаимодействия с какими-либо другими сторонами, включая и городскую администрацию? И какую роль должна играть представительная власть города, вроде бы и призванная в первую очередь формулировать требования граждан и регулировать их выполнение посредством выделения или не выделения соответствующих бюджетов?

Однако фоном для общественных инициатив, независимо от их характера, остаётся, по выразительному определению, предложенному во время дискуссии, «теневое градостроительство» - господствующая, ставшая традиционной модель развития города, при которой любые изменения, будь то спилка деревьев, быть может, действительно старых, или расширение «вылетных» магистралей, возможно и необходимое, для граждан фактически оказываются неприятной неожиданностью, публично заранее не обосновываются и не оцениваются, и становятся уже поэтому неадекватными повседневным проблемам жителей, пусть даже в действительности они могли бы принести пользу. Ещё в большей степени это относится к проектам, осуществляемым с разрешения властей частными застройщиками. С другой стороны, как неоднократно отмечалось в выступлениях участников дискуссии, найти конкретного ответственного чиновника или подразделение администрации за то или иное изменение, объект или территорию, оказывается часто практически невозможным, - «Пусть, если стоит фонарь, так на нём будет написано, кто за него, наконец, отвечает!». В итоге, инициатива любой из сторон, будь то жители или власти, вызывает прежде всего неблагожелательное и настороженное отношение, обе стороны начинают всё более опасаться и всё менее доверять друг другу. Как показала проведённая дискуссия, существующая система управления, сложившиеся «традиции» в общении между властями и жителями не приспособлены, более того, и не предназначены для реализации общественных инициатив - будь они предложены отдельными гражданами или организациями.

В этих условиях, когда механизмы и формы благожелательного и удобного для всех взаимодействия отсутствуют, «жителям приходится изобретать их самим», фактически создавая «суррогатные формы местного самоуправления», а также замещая и другие, не работающие, по их мнению, институты. Например, прокуратуру и другие контролирующие инстанции, самостоятельно требуя соблюдения действующего законодательства, градостроительных нормативов или собственных же решений городской администрации. Парадоксальным образом, во взаимодействии властей и жителей в первую очередь отсутствуют правовые и административные процедуры, «обычаи делового оборота», применительно именно к ситуациям, когда жители не только и не столько протестуют, а что-либо предлагают или готовы непосредственно свои проекты осуществлять. Хорошей иллюстрацией этого стала приведённая во время обсуждения история конфликта между главным архитектором одного из подмосковных городов и ТСЖ. Он возник только потому, что жители попросили согласовать выбранный ими новый цвет для окраски фасада собственного здания и получили в этом отказ единственно из-за того, что до этого вообще не было прецедентов такого, в общем-то, естественного и рутинного запроса.

В итоге, важнейшим результатом состоявшейся дискуссии стало обнаружение совершенно нового акцента и роли общественных инициатив в развитии города. Привычная дихотомия «жители и власти», внутренние конфликты и противоречия которой, равно как и созидательный потенциал, традиционно предполагалось возможным разрешить через совершенствование институтов гражданского общества, постепенно уступает место «линии напряжения» в координатах «жители и город». И здесь гражданское общество всё больше опирается не на «институты», но на «события». Те или иные предложения предлагаются непосредственно социуму и также реализуются его действиями и за счёт его собственных ресурсов. Вероятность успеха любой инициативы становится прямо пропорциональна силе и воле группы граждан, их инициирующих. С одной стороны, это позволяет достигать положительных результатов в решении конкретных задач, делает возможным появление новых форм использования и благоустройства городских территорий и, в перспективе, развития новых направлений развития города в целом. Однако отсутствие правовых механизмов и устоявшихся традиций согласования инициатив граждан и действий властей с точки зрения управления городом может привести к большей нестабильности и конфликтности его развития. Инициаторы общественных проектов не всегда предполагают для себя равной ответственности с властями за их реализацию и просчитывают долговременные последствия своих действий и реакцию на них со стороны других жителей, чему участниками дискуссии также было приведено немало примеров. Однако этот же упрёк в равной степени можно предъявить и администрации города, и градостроителям.

Поток таких событий, действительно всё возрастающий и усиливающийся, фактически становится единственной силой, способной поколебать сложившиеся модели и формы пространственного развития, незаметно законсервировавшиеся за последние двадцать лет в нашей стране. Не концентрируясь на выяснении юридических тонкостей легитимности собственной активной позиции, опирающейся, скорее, просто на факт проживания в городе, так как другие традиционные основания – «мы - налогоплательщики» и «мы - избиратели» - в России пока достаточно слабы, пусть меньшая, но более активная часть жителей начинает действовать и мыслить вне их. «Если это - мой город, то его улучшение - в первую очередь моё дело». И с этой точки зрения гражданские инициативы свидетельствуют о недостаточности традиционных форм демократических механизмов для выражения всего многообразия интересов, требований и предложений, возникающих во всё более усложняющемся и активном современном городском сообществе. Какими будут альтернативы, ясности пока нет, но есть понимание общего принципа дальнейшего развития общественных инициатив - предложение не только идей и спонтанных, часто «реактивных» действий на те или иные решения городских администраций, но и разработка просчитанных проектов, объединение для этого с профессиональными сообществами и создание "инфраструктуры" - как физической, так и организационно-правовой, для их выдвижения, разработки, обсуждения и реализации. Чтобы гражданские инициативы развивались и жили, становились всё более масштабными и структурированными, необходима заинтересованность со стороны городской администрации и предложение работающих, удобных для обеих сторон механизмов сотрудничества и взаимодействия. Этот путь позволит избежать и риска чрезмерно радикальной, слишком «прямой» гражданской активности. 

Дискуссия, таким образом, достигла искомого результата и дала возможность ответить на заданный вопрос. Да, гражданские инициативы действительно могут изменить наши города. Более того, в условиях процветания «теневого градостроительства» они являются единственным инструментом для этого. И, прежде всего, инструментом изменения модели принятия решений и осуществления действий в области городского планирования и развития. Городские власти пока не готовы и не хотят этой эволюции, но со всей очевидностью она всё больше необходима горожанам.



Рейтинг@Mail.ru
Copyright archi.ru

Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter