Размещено на портале Архи.ру (www.archi.ru)

27.12.2013

Сергей Кузнецов: В идеале конкурсы должны полностью заменить Архсовет

Колонка главного архитектора: итоги 2013 года.

Архи.ру:
– Сергей Олегович, какие архитектурные события уходящего года Вы бы отметили как наиболее интересные и значимые?

Сергей Кузнецов:
– Пожалуй, прежде всего, это подведение итогов двух наших флагманских конкурсов – на парк «Зарядье» и новое здание ГЦСИ. То, что мы смогли организовать эти состязания и получить с их помощью столь высокие результаты, кажется мне очень важным  достижением года. Конечно, пока это еще не реализации, которые если не полностью изменят, то качественно обогатят городскую среду, но первые реальные плоды запущенных нами инициатив. Таким же серьезным достижением считаю запуск работы по «Лужникам»: утвержден проект планировки реконструкции большой спортивной арены, которую удалось сохранить, а так же дан старт конкурсу на разработку концепции реконструкции бассейна. К числу значимых профессиональных событий года, думаю, стоит отнести и нашу активную работу с различными архитектурными бюро по усовершенствованию облика объектов городского заказа – жилых комплексов, досуговых центров, детских садов и школ. 

– Организованные по Вашей инициативе и Вашем непосредственном участии международные и внутренние конкурсы, бесспорно, стали самой обсуждаемой архитектурной темой 2013 года. Все ли проведенные состязания Вам самому кажутся удачными?

– Все конкурсы однозначно помогли решению задач, которые были поставлены. Некоторые из состязаний, к сожалению, проводились в очень сложной исходной ситуации, и рассматривать их как полноценные конкурсы, по большому счету, нельзя, так как  стартовая позиция была  неидеальна. Но если сравнивать эту самую стартовую позицию и итог, то мне кажется очевидным, что работа была проделана не зря. Даже вызвавший много споров конкурс на фасад Третьяковской галереи сыграл свою большую позитивную роль в развитии проекта.

– Таким же спорным был конкурс на «Царев сад»

– Спорным, прежде всего, было изначальное архитектурное решение, и это ни для кого не секрет. Мы не могли допустить, чтобы на столь ответственном для города месте был реализован не достаточно прорисованный проект, поэтому сделали все, что могли, для того, чтобы повысить его качество. 

– Но фактически это будет компиляция?

– Да. Компиляция лучших проектов. Совместная работа талантливых и признанных архитекторов, которые вошли в авторский коллектив, тем самым усилив его. 

– Вообще довольно много нареканий вызывает тот факт, что какой-то проект у нас сначала побеждает в конкурсе, а потом долго и обстоятельно дорабатывается. 

– Как правило, все же не дорабатывается, а уточняется. Это общемировая практика, и я не знаю случая, когда проект проиграл или пострадал от того, что после более детального знакомства с площадкой, местным законодательством и менталитетом, в него были внесены некоторые необходимые уточнения. Вы, наверно, имеете в виду концепцию парка «Зарядья»: я заметил, когда люди слышат слова «болото» или «тундра», они впадают в неконтролируемую тревогу, заставляющую их делать непонятные и бессмысленные обобщения.  Поэтому хочу еще раз повторить: концепция Diller Scofidio + Renfro не будет кардинально изменена. Да, она очень сложна с точки зрения реализации и неизбежно станет для города большим вызовом, но я верю в то, что Москва справится. 

– Для столь массового проведения конкурсов пришлось разработать соответствующую законодательную базу?

– Законодательством конкурсы не предусмотрены, и это по-прежнему является источником постоянной головной боли. Для того, чтобы переломить ситуацию и изменить отношение застройщиков к самому институту проведения архитектурных состязаний, Правительство Москвы в этом году, во-первых, приняло регламент утверждения архитектурно-градостроительных решений, а во-вторых, положение о работе Архсовета. Пока закона об АГР не было, застройщики могли согласовывать архитектурное решение  – в результате это приводило к тому, что чаще всего они приходили согласовывать уже построенные здания, если приходили вообще. Теперь же невозможно попасть в экспертизу, не согласовав внешний облик здания. Архсовет же помогает сделать процедуру согласования более прозрачной, конструктивной и профессиональной. Хотя, признаюсь, в идеале этот орган рано или поздно должен прекратить свою деятельность, полностью уступив место конкурсной практике. Сегодня Архсовет рассматривает около 30 проектов в год – наиболее ключевые и ответственные для города площадки, которые, по-хорошему, все должны выноситься на конкурс, причем каждый с собственным жюри. Но это уже следующий этап. Равно как и завершение разработки новых градостроительных нормативов, которую мы сейчас ведем. 

– Дизайн-код московских улиц также еще находится в стадии разработки?

– Да, пока мы запустили лишь первую часть этого проекта – вывески, которые, надеюсь, стали не только эстетически более привлекательными, но и куда более заметными и понятными как жителям города, так и его гостям. Дизайн-код улиц планируем завершить в следующем году. Помимо инфографики, он включает в себя принципы четкого зонирования улиц с обязательным выделением тротуаров, парковок, велосипедных дорожек и мест размещения летних кафе, а также ряд технических принципов, гарантирующих удобство и легкость уборки и обслуживания городских пространств. 

– А как быть с площадями? В частности, с многострадальной Триумфальной?

– Я активный сторонник интересных архитектурных решений для всех общественных пространств, будь то камерный сквер или центральная площадь города. Необязательно каждый раз проводить конкурс для того, чтобы такие решения получить, но привлекать классных архитекторов к такой работе я считаю непременным условием. Триумфальная площадь – не исключение, мы обсуждаем с Департаментом капитального ремонта возможность проведения открытого конкурса на эту площадку, в ведении которого она находится. Причем делаем мы это в порядке good will, Триумфальная для нас – дело чести: мы проводим конкурсы, отвечаем за архитектуру, сидим на этой площади сами и не можем допустить, чтобы она утратила роль ключевого и привлекательного общественного пространства в структуре московского центра. 

– По уровню неблагоустроенности Триумфальная площадь, к сожалению, совсем не одинока. Планируете ли вы заниматься другими площадями московского центра? 

– Занимаясь Триумфальной, мы рассчитываем выработать алгоритм сотрудничества различных столичных департаментов, результатом которого и станет создание интересных и комфортных общественных пространств, а затем использовать этот алгоритм для решения других актуальных задач. 
беседовала: Анна Мартовицкая