Размещено на портале Архи.ру (www.archi.ru)

08.01.2007

Колонна в теле авангарда

Объект:
Административно-офисное здание, 3-й Автозаводский проезд
Адрес:
Россия, Москва. 3 Автозаводский проезд, вл. 13
Мастерская:
Алексей Бавыкин и партнёры
Авторский коллектив:
А.Л. Бавыкин, М.М. Марек, И.Н. Щепетков

Офисное здание Бавыкина для Автозаводской улицы – это погружение в архитектурный язык Ильи Голосова, то ли в шутку, то ли всерьез демонстрирующее классические истоки поисков знаменитого авангардиста

Офисное здание в 3-м Автозаводском проезде, 1 вариант (2007) © Алексей Бавыкин и партнёры
Офисное здание в 3-м Автозаводском проезде, 1 вариант (2007) © Алексей Бавыкин и партнёры
Район, для которого предназначен проект, в основном застроен промышленными зданиями 1920-30-х годов для завода, который мы теперь знаем под названием ЗИЛ. Обращение к наследию русского авангарда в таком соседстве вполне закономерно, однако новый дом ничуть не подделывается под окружение – напротив, он как будто стремится исправить историческую несправедливость, добавляя в конструктивистскую промзону элемент более сложной разновидности архитектурных поисков той же эпохи и заодно – предлагая собственный вариант понимания форм, прочно вошедших в историю, но не получивших ни продолжения, ни окончательного истолкования.

В 1920-е гг. Илья Голосов, ученик классициста Жолтовского, теоретик архитектуры и авангардист, изобрел в числе прочих одну неожиданную форму, заменив угол здания стеклянным цилиндром, схваченным прямоугольной консолью. Поражающий новизной прием на самом деле не так прост, как может показаться: угловая ротонда была любимым приемом классицизма. А подобное сопоставление форм хорошо известно классической архитектуре в меньшем масштабе – похожим образом круглый ствол «муфтированной» колонны пересекают прямоугольные блоки, изображающие квадры необработанного камня, удерживая скульптурное совершенство колонны внутри «дикого» массива. В интерпретации Голосова тема открывает свою стереометрическую природу: одновременное противостояние круга и квадрата, вертикали и горизонтали –  «узел» вырастает до масштабов дома и совершенно утрачивает внешнее сходство с прототипом.

В проекте Бавыкина эта связь с исходной формой проявляется вновь, как будто прорастает. Дом, по понятным причинам вместимости, намного выше большинства проектов авангарда – 27 этажей. Подросший масштаб заставляет умножить консольные «связки» - вместо одной здесь их четыре, на равном расстоянии. Через четыре этажа – один прямоугольный, фиксирует и заостряет круглящееся стекло гигантского цилиндра. Из-за повторения консоли возвращают себе отдаленное сходство с «муфтами» на очень большой колонне.

Это было бы ясно не всем, но Бавыкин закрепляет результат, превращая стекло 27-этажного цилиндра в желобки-каннелюры дорического ордера. Ребристая поверхность выглядит настолько неординарно, что заставляет задуматься, рано или поздно подталкивая к мысли, что перед нами потомок колонны, подросший этак в 10-15 раз, а точнее – ее стереометрическое перевоплощение в увеличенном масштабе.

Здесь можно вспомнить, что у раннего и позднего Голосова есть проекты с утрированными, широкими и короткими, дорическими колоннами, крупные каннелюры которых похожи на использованные в новом бавыкинском проекте.
А также – что за пять лет до того, как Голосов построил клуб им. Зуева, появился известный проект Адольфа Лооса, небоскреб в виде колонны, окончательно выведя главный элемент классического ордера из разряда «небольших». И еще то, что именно эта колонна красуется на логотипе мастерской Бавыкина, попав туда вместе лающей собакой из его рисунков «бумажного» периода.

Вообще подход, который чувствуется в архитектуре дома на Автозаводской, кажется, принадлежит «бумажной архитектуре». Здесь ничего нет модного, журнального; нет скосов, сгибов, интересностей. Очень последовательно воспроизведенный язык 1920-х, провоцирующий типологические новшества – например, десять нижних этажей здания отданы автостоянке, ярусы которой лишены внешних стен, что радикально решает проблему вентиляции. Творчество архитектора здесь разворачивается на каком-то ином, более глубоком уровне, не декоративном и не конструктивном, а скорее типологическом  и смысловом. Бавыкин исследует авангард почти что так же внимательно и досконально, как классицисты изучали античность. А на выходе оказывается, что они не так уж и далеки друг от друга.
Офисное здание в 3-м Автозаводском проезде, 1 вариант (2007) © Алексей Бавыкин и партнёры
Офисное здание в 3-м Автозаводском проезде, 1 вариант (2007) © Алексей Бавыкин и партнёры
Офисное здание в 3-м Автозаводском проезде, 1 вариант (2007) © Алексей Бавыкин и партнёры
Офисное здание в 3-м Автозаводском проезде, 1 вариант (2007) © Алексей Бавыкин и партнёры
Офисное здание в 3-м Автозаводском проезде, 1 вариант (2007) © Алексей Бавыкин и партнёры
Офисное здание в 3-м Автозаводском проезде, 1 вариант (2007) © Алексей Бавыкин и партнёры
И.Голосов. Клуб имени Зуева на Лесной ул., Москва
И.Голосов. Клуб имени Зуева на Лесной ул., Москва
И. Голосов. Конкурсный проект для московского метро
И. Голосов. Конкурсный проект для московского метро
слева - проект А. Лооса для Чикаго Трибюн; справа - логотип мастерской Алексея Бавыкина
слева - проект А. Лооса для Чикаго Трибюн; справа - логотип мастерской Алексея Бавыкина