14.04.2008

Центр Эй Ай Эй в Нью-Йорке

информация:

  • где:
    США. Нью-Йорк

Так повелось – у каждой профессии в Нью-Йорке есть свой клуб. Таких мест, где архитекторы могут встретиться и подискутировать с коллегами на только им понятном пространственно-концептуальном языке, в городе множество – музеи, галереи, университеты, Архитектурная Лига Нью-Йорка и Муниципальное общество искусств при Урбанистическом центре, Институт Ван-Алена, Нью-Йоркское историческое общество, Институт классической архитектуры и классической Америки, Национальное общество исскуств и, наконец, элитарный клуб Сенчури ассосиэшин. Уверен, список этот не полный и существуют еще такие эксклюзивные профессиональные общества, о которых слышали лишь их члены. Центр архитектуры Американского института архитекторов – AIA непохож ни на какие другие организации. О его создании и рабочих буднях мне рассказал Рик Бэлл – исполнительный директор Центра

Расположенный среди зданий кампуса Нью-Йоркского университета в Гринич-Вилледже, Центр, существующий всего три года, отличается прозрачностью, открытостью и доступностью. Перед его огромными стеклянными витринами часто собираются любознательные прохожие, многих из которых ничего не связывает с архитектурой. "Это и есть самое главное отличие нашего Центра от всех остальных в городе", утверждает Бэлл. "Наши двери открыты для всех желающих. Здесь мож-но получить очень много полезной информации об успехах большой современной архитектуры, и всего, что имеет отношение к строительству в Нью-Йорке и самых разных уголках мира," подчеркивает мой собеседник.
 Рик Бэлл с особой гордостью демонстрирует мне библиотеку Центра. Он замечает, что один местный журнал недавно назвал ее самой лучшей архитектур-ной библиотекой города. Я переспросил - и лучше Эйвери (знаменитой библиотеки при Колумбийском университете с крупнейшей в США коллекцией архитектурных книг и документов, включая подлинники работ Микеланджело и Леонардо)? Он отшутился, что конечно же, это преувеличение, но "найдите другую такую частную профессиональную библиотеку, в которую можно было бы войти с улицы, без вся-кого документа." И это действительно так.
Обратимся к истории. Фонд Архитектурного центра был основан в 1966 го-ду, но подходящего помещения у него никогда не было. Из-за нехватки средств Фонд был ограничен в выборе помещения и вынужден был ютиться в крошечной комнатке при Урбанистическом центре. Надо ли говорить, что ни о каких мас-штабных выставках и конкурсах не могло быть и речи. 15 лет назад AIA находился на грани бонкротства. "Частые роскошные вечеринки почти полностью разорили его," объясняет Бэлл. Нью-Йоркский филиал организации, крупнейший в стране, был больше не в состоянии оставаться в Урбанистическом центре, расположенном на дорогой Мэдисон авеню. Тогда оказалось весьма кстати предложение от вла-дельцев здания Архитекторов и Дизайнеров в мидтауне, где расположены много-численные галереи мебели, кухонь, сантехники и плитки. Фонду предложили пере-ехать в одну из галерей этого престижного небоскреба без всякой оплаты. Присут-ствие в нем такого съемщика было выгодно держателям галерей. Ведь их товары адресованы именно архитекторам.
 В таком комфортном и главное - бесплатном помещении площадью 200 квадратных метров Фонд пробыл десять лет. Однако его присутствие в городе ни-как не ощущалось. Посетить Фонд могли только архитекторы, и это больше не уст-раивало его руководителей. Члены попечительского совета Фонда, в число которых входил и архитектор Рик Бэлл, стали обсуждать возможности переезда на новое место, тем более, что финансовая ситуация в AIA стала меняться к лучшему, да и сэкономленные за десятелетие деньги необходимо было инвестировать.
 Не следует думать, что трансформация Фонда, уместно переименованого к открытию нового помещения в Центр, проходила гладко. Большинство членов по-печительского совета были против переезда и не скрывали своих сомнений в успе-хе подобного шага. "Нужно сказать, что я был одним из самых ярых сторонников перемен", без лишней скромности замечает Бэлл. "Когда меня назначили ответст-венным за поиск нового директора, я предложил найти на этот пост очень амбици-озного, властного, немного наглого руководителя. Чем больше я описывал характе-ристики такого идеального директора, тем больше члены совета узнавали в нем меня самого. Против моего назначения никто не возражал и, несмотря на многие пессимистические предсказания, наша затея удалась, и Центр процветает. Я мечтал о подобной работе и пока никуда уходить не собераюсь."
 Нужно отметить, что нашему герою было, что терять. Его бывшая долж-ность эквивалентна главному архитектору города. Восемь лет он руководил рас-пределением архитектурных и инженерных общественных заказов в городском управлении нью-йоркского Департамента дизайна и строительства. А до этого Бэлл в течении пятнадцати лет трудился в крупной манхэттенской фирме, в которой прошел все ступеньки - от младшего чертежника до ведущего партнера.
 Район для Центра выбрали не случайно. Известно, что большинство архи-тектурных бюро находится в кварталах даунтауна, где живут многие представители артистических профессий. В этой части Нью-Йорка недвижимость стоит значи-тельно дешевле, нежели в респектабельном и корпоративном мидтауне. А вместо очередного арендованного помещения было решено обзавестись свим собствен-ным, чтобы не зависеть от прихоти лэндлорда.
 В 1999 году такое помещение было найдено - 465 квадратных метров на первом этаже в здании постройки конца 19-го века по адресу 536 Ла Гвардия плэйс. Когда члены попечительского совета Фонда впервые посетили это запущенное ме-сто, они обнаружили еще и темный и сырой подвал на двух уровнях. В итоге были преобретены три этажа общей площадью 1400 квадратных метров менее чем за три миллиона долларов.
В конкурсе на строительство нового Центра, объявленном в 2000 году, по-бедил проект малоизвестной компании Andrew Berman Architect. Его предложение открыть полы первого этажа и верхнего из двух подвалов таким образом, чтобы полностью сделать новое помещение просматриваемым с улицы, оказалось самым привлекательным и не самым дорогим.
Рик Бэлл всегда очень наглядно демонстрирует эффектное сечение необыч-но открытого пространства. Он подчеркивает, что такое решение полностью совпа-дает с философией нового Центра - стремлением быть прозрачными для жителей города и района, поддерживая таким образом самые крепкие связи не только с ар-хитекторами, но и с общественностью.
После того, как определился победитель, была объявлена компания по сбору средств на строительство - около трех миллионов долларов. Среди пожертвовате-лей были архитектурные, строительные и девелоперские компании и не только из Нью-Йорка. Также откликнулись компании производители, бесплатно предоста-вившие мебель, светильники, краску и так далее. "Что особенно приятно," расска-зывает Бэлл, - "самым большим спонсором выступил город. Администрация Ру-дольфа Джулиани выделила на строительство пол-миллиона долларов."
Работы начались в 2001 году, а в октябре 2003-го Центр распахнул свои двери для всех нью-йоркцев и гостей города. Одна из необычных особенностей но-вого помещения - колодец, вырытый на глубину почти четырех сот метров. Извле-каемая из геотермического теплового потока 13-градусная вода значительно уде-шевляет отопление трех уровней Центра зимой и охлаждение летом. Такая эколо-гически чистая система встречается очень редко на Манхэттене. Пробурить коло-дец стоило сто тысяч долларов, но эта система полностью окупилась за три года эксплуатации. Поэтому теперь остается лишь подсчитывать сэкономленные деньги и направлять их на новые образовательные программы.
О результатах. За три года в Центре были проведены 66 выставок, по одной в месяц и более трех тысяч различных программ - в среднем по три ежедневно! Это лекции, мастер-классы, туры для школьников, встречи различных обществен-ных групп, заседания конкурсных жюри, семинары, открытия выставок, вечеринки, демонстрации фильмов и даже театральные постановки. Самые популярные встре-чи привлекают сюда до 700 человек одновременно, что даже превышает нормы правил пожарной безопасности. Ежегодно здесь бывает более ста тысяч человек и немалую долю из них составляют вовсе не архитекторы, а разные жители района и всего города.
Программы Центра направлены на привлечение общественности к обсужде-нию различных аспектов рукотворной среды и определяют насущные проблемы в области архитектуры, дизайна и строительства. Здесь проводятся студенческие дни с турами галерей и интерактивными обсуждениями. По субботам проходят про-граммы для семей и детей. Программа ознакомления с небоскребами осуществля-ется совместно с Музеем небоскребов. А еще студия дизайна для школьников, лет-ний детский лагерь с посещением музеев и пешеходными турами по городу, про-грамма профессионального роста, дизайнерские классы для школьников.
Кроме того, Центр предоставляет свои помещения для работы Американ-скому обществу ландшафтных архитекторов и Ассоциации нью-йоркских инжене-ров-конструкторов. Здесь также действует международная организация Архитекту-ра для человечества, которая популиризирует социально ответственный волонте-ризм среди архитекторов и профессионалов смежных специальностей и иницииру-ет строительство общественных центров, социального жилья для бедных, школ, мостов, колодцев и временные укрытия для пострадавших в результате природных бедствий в странах третьего мира и неблагополучных районах в развитых странах.
Кто определяет тему выставок или лекций, интересуюсь я у Бэлла. Он рас-сказывает, что помимо исполнительного директора существует специальный коми-тет из 8-10 человек, в котором председательствует сейчас главный редактор журна-ла "Метрополис" Сюзан Шенази . Однако в отличии от ведущих музеев города, где календарь выставок составляется на годы вперед, процесс утверждения различных программ в Центре весьма динамичен. Бывали случаи, когда от идеи до проведения выставки проходили всего 6-8 недель.
В Центре занято 22 постоянных работника, а его ежегодный бюджет состав-ляет три миллиона долларов. Кроме директора, здесь есть еще одна центральная фигура - президент нью-йоркского отделения AIA. Это очень почетная, но волон-терская должность, на которую переизбирают каждый год. В этом году эстафету приняла Джоэн Блюменфельд. Девиз своего года она определила так - Архитекту-ра изнутри, акцентируя внимание на интерьерной архитектуре.
А что больше всего нравится Бэллу в его работе? Этот охотный на слово и приятный в общении человек, кстати - русских корней, с неподдельным удоволь-ствием рассказывает о частых деловых поездках и многих встречах с интересными людьми. О возможности влиять на разные политические решения и информировать большое колличество людей о важных, часто контроверсных проектах в городе. А еще - раз в квартал он пишет на тему по своему выбору в собственной рубрике журнала Oculus, печатного рупора нью-йоркского отделения AIA.
Работа Центра привлекает большое внимание различных слоев населения и городских структур, а значит, и растет популярность архитектуры и значение каче-ственного дизайна в городской среде. Самые запоминающиеся события - выставки. Проекты новых небоскребов: Башни Свободы, здания газеты "Нью-Йорк Таймс" или жилой высотки по проекту Сантьяго Калатравы собирали толпы любопытных, ранее мало представлявших себе возможности современной архитектуры.
Пожалуй, больше других внимание привлекла выставка проекта реконст-рукции здания по адресу Коламбус Серкл два. Это весьма интересное сооружение с ажурным и закругленным фасадом из белого мрамора было построенно под гале-реи современного искусства в 1964 году по проекту известного модерниста Эдвар-да Дарэлла Стоуна. Последние годы здание пустовало. Но когда пошли слухи о го-товящейся его модернизации и даже сносе, город быстро раскололся на два лагеря. Одни призывали к объявлению здания памятником архитектуры и его реставрации, а другие наоборот, хотели бы на его месте видеть что-то более функциональное и современное. Дебаты были столь жаркими, что во время выставки в Центре проек-та перестройки здания в Музей искусства и дизайна, MAD, перед его окнами про-ходили пикеты протеста!
А сейчас здесь проходит выставка новых учебных зданий в разных городах Швейцарии. Эти стильные модернистские объемы, которые выделяются ориги-нальным остеклением и яркими современными облицовочными материалами резко контрастируют с подобными заведениями в Нью-Йорке. Школы в нашем городе совсем другие - строгие и унылые. Бурый кирпич, классический мраморный пор-тик, да решетки на окнах - вот типичный арсенал их архитектурного разнообразия. Бэлл надеется, что городские власти извлекут из выставки урок и местные школы получат возможность выглядеть современнее и приветливее.
Я часто бываю в новом Центре без всякого повода. На его стенах всегда вы-вешены интересные проекты и мне приятно пройтись по разбросанным по всем этажам веренице незамкнутых анфеладных помещений, изобилующих интересны-ми пространственными приемами. Основной экспозиционный зал, расположенный на нижнем уровне, почти каждый вечер превращается в лекционный. Он полно-стью просматривается с уличного тротуара. Если лекция уже началась и на презен-тационном экране происходит что-то занятное, сюда всегда можно бесшумно спус-титься и узнать что-то новое. Что еще можно пожелать стильному архитектурному клубу Бэлла? Все здесь фукционирует очень продуманно и эффективно. И все же, любопытно узнать у самого директора, каким ему видится будущее Архитектурно-го Центра Нью-Йорка. "Я американец и привык мыслить масштабно. Никогда нельзя останавливаться на достигнутом. Поэтому я вам отвечу так - будем расши-ряться!" И этим все сказано!
Комментарии
comments powered by HyperComments