10.07.2001

Музейное НАТО

  • Архитектура
  • Объект

информация:

"Конечно, всегда есть опасность, что при таком пересечении высокая культура опустится, а низкая потеряет свою специфику. Но сегодня здесь происходит слияние давно идущих навстречу процессов. В Лас-Вегасе осуществилась новая архитектура - архитектура развлечений. Но ведь искусство в наши дни и понимается как развлечение. А о том, что происходит в современном мире, теперь говорят - казино, имея в виду непредсказуемость финала. Образ спроектированного мной здания музея "Гуггенхайм-Эрмитаж" в Лас-Вегасе легко считывается - искусство сегодня нуждается в защите" - говорит архитектор проекта.

Общественное мнение готовили загодя, но даже те, кто относился к проекту "Эрмитаж-Гуггенхайм" в Лас-Вегасе с сочувствием (противники и воздержавшиеся тоже есть), не предполагали, каким важным событием обернется его воплощение. Акция, казавшаяся однозначно удачной только с точки зрения музейного маркетинга, обернулась беспрецедентным прорывом в сфере культурного сотрудничества. Открывая пресс-конференцию, директор Фонда Соломона Р. Гуггенхайма Томас Кренц сказал, что союз его музея, Эрмитажа, Лас-Вегаса и голландского архитектора Рема Кулхааса - что-то вроде НАТО. Шутка вполне серьезная. Появление музея Гуггенхайма в столице игорного бизнеса, или, как принято теперь выражаться, мировой столице развлечений, даже в привыкшей во всем искать новые подходы Америке казалось нонсенсом. Одна из американских журналисток прямо спросила, не боится ли Кренц, что в мире масштабных имитаций люди будут принимать шедевры живописи за подделки. Кренц долго отвечал, что, может, так оно и будет. Но вряд ли кто из американских журналистов представляет, насколько рисковали сидящие в президиуме директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и министр культуры Михаил Швыдкой, вывозя "на заработки" национальные сокровища России в город с сомнительной, с точки зрения российских обывателей, репутацией. Казалось бы, что плохого, если картины Сезанна, Ренуара, Пикассо, Шагала и Кандинского покажут в городе, который ежегодно посещают почти 40 миллионов туристов? Причем вполне нормальных американцев, для которых казино - просто легкий отдых, а не центр греха и бандитских разборок, каким игровые залы Лас-Вегаса видятся в голливудских картинах. Тем более что финансового риска нет никакого - средства в строительство достойного здания для шедевров вложил отель. Точнее всего суть проблемы сформулировал на пресс-конференции Рем Кулхаас - не только выдающийся архитектор, но и проницательный интеллектуал: "Никогда конфликт высокой и массовой культуры не имел такой высокой степени разрешения, как сегодня в этом городе, официально отлученном от большой культуры. Конечно, всегда есть опасность, что при таком пересечении высокая культура опустится, а низкая потеряет свою специфику. Но сегодня здесь происходит слияние давно идущих навстречу процессов. В Лас-Вегасе осуществилась новая архитектура - архитектура развлечений. Но ведь искусство в наши дни и понимается как развлечение. А о том, что происходит в современном мире, теперь говорят - казино, имея в виду непредсказуемость финала. Образ спроектированного мной здания музея "Гуггенхайм-Эрмитаж" в Лас-Вегасе легко считывается - искусство сегодня нуждается в защите". Вот архитектор и спроектировал для него музей-убежище. Здание музея в пресс-релизах называют шкатулкой для драгоценностей. Мне же оно напомнило суперсовременный дорогой стальной сейф, в котором хранят редко носимые, но подлинные и действительно ценные фамильные бриллианты люди, повседневно предпочитающие джинсы и майки, вышитые стекляшками. Картины классиков модернистской живописи (с них началась история коллекции Музея Гуггенхайма и на них закончилось формирование коллекции Эрмитажа - еще одно пересечение Старого и Нового Света), представленные на выставке двумя музеями, защищены от шоу-города архитектурой Кулхааса. Темный прямоугольник здания примыкает к отелю с парадного фасада и стальной занозой - маленькой, но болезненной - впивается в его роскошно декорированное, всегда празднично расслабленное белое тело. Оно не просто не вписывается в карнавальную стилистику отеля, а вызывающе демонстрирует свою чуждость, почти враждебность ей. Стены музея сделаны из особой стали, внешне напоминающей хорошо выделанную натуральную кожу. Картины к ней крепятся мощными магнитами, перегородки внутри мобильны, поэтому выставочное пространство может быть организовано в соответствии с потребностями экспозиций. Их планируется менять в Лас-Вегасе каждое полугодие.

Ирина ХАКАМАДА, депутат Госдумы:

- Вас не шокирует появление Эрмитажа в Лас-Вегасе?
- С одной стороны, да. Но с другой - это новый способ привезти искусство людям, готовым его потреблять, но не посещающим более интеллектуальные места. Еще это способ для музея зарабатывать деньги. Мы сами заставляем музеи крутиться и вертеться, а потом предъявляем претензии.

Рем КУЛХААС, архитектор:

- Ваш проект уникален: нет другого места в мире, где соединение высокого искусства и кича дало бы столь убедительный результат.
- Я не думаю, что этот проект уникален, хотя он и чистой формы. Это не тупик, а прототип будущего. Когда экономика сможет запустить подобные проекты, то они будут принимать разные формы - не идентичные, но похожие. Если экономика будет развиваться как сейчас, то и подобные проекты будут развиваться. В Европе искусство и коммерция давно взаимодействуют. В галерее Тейт - масса магазинов, это внедрение одного мира в другой: культура внедряется в коммерцию, коммерция - в культуру. Правда, через какое-то время может возникнуть проблема их разграничения.

Владимир ПОТАНИН, президент "Интерроса":

- Ваша компания - спонсор выставки. Вы поддерживаете этот проект с момента его зарождения, а в день осуществления он, кажется, обрел еще и новый смысл.
- Действительно так. Мне кажется, что Америка стремится демонстрировать себе и всему миру, что жизнь не умерла после сентябрьских событий. Что в экономике, политике, культуре она продолжается. В этом контексте сотрудничество двух музеев переходит из области культуры еще и в другую сферу - оно демонстрирует взаимопонимание россиян и американцев.

- Вы давно и неизменно сотрудничаете с Михаилом Пиотровским, чем привлекателен для вас этот человек?
- Мне, как меценату, благотворителю, очень важно, чтобы люди, которым мы помогаем, пользовались нашей помощью правильно, чтобы у них все получалось, чтобы они достигали успеха. У Пиотровского все получается. Помогать успешному музею очень приятно, ведь ничего, кроме морального удовлетворения, мы от этого сотрудничества не имеем. Все средства от выставки пойдут на развитие другого проекта музея - реконструкцию Генерального штаба. На это нужна сумма в сто миллионов долларов, конечно, таких денег мы не можем дать, но можем помочь запустить проект, который должен принести Эрмитажу необходимые средства. 
Комментарии
comments powered by HyperComments