18.03.2002

Зал Рафаэля

  • Архитектура
  • Объект

информация:

Времена меняются! Консервативная Филадельфия, столь приверженная традиционным подходам в зодчестве, вдруг удивила весь архитектурный и музыкальный мир, доказав, что и она не чужда новому и смелому в градостроительстве. В середине декабря, в самом сердце города, на South Broad стрит, вблизи помпезной мэрии, поднялось новое здание - Kimmel Center for the Performing Arts.

Появление Киммел-центра это событие мирового масштаба, на которое позитивно отреагировала пресса, поставив его в один ряд с нью-йоркским Линкольн-центром и вашингтонским Кеннеди-центром. А французская Le Monde, с нескрываемой завистью простонала о том, что Париж может только мечтать о подобном концертном холле.

Киммел-центр стал новым домом для всемирно известного Филадельфийского оркестра, который более 100 лет располагался под крышей Музыкальной академии в квартале отсюда. Построенное в 1857 году, как оперный театр, здание Академии, с любовью запечатленное в фильме Мартина Скорсезе "The Age of Innocence", олицетворяет пышность и великолепие эпохи 19-го века. Однако оно предназначалось не для концертов, а для оперных представлений и потому весьма ограничено по своим акустическим возможностям.

Идея создания нового зала зародилась еще в начале 20-го века, но многократные попытки собрать деньги на строительство ни к чему не приводили. В 1995 году тогдашний мэр Филадельфии Эдвард Рендэлл сумел заручиться поддержкой общественности и частного капитала в пользу нового строительства как части его грандиозного плана создания района искусств на South Broad стрит. Через год для осуществления нового проекта был приглашен нью-йоркский архитектор Рафаэль Виньоли.

Рафаэль Виньоли имеет не только опыт проектирования концертных залов, но и сам является музыкантом. Музыка - важнейший источник его воображения.

Широкое признание пришло к Рафаэлю в 1989 году, когда он выиграл престижный конкурс по созданию Форума в Токио, победив около 400 ведущих архитектурных фирм. Токийский Форум, объединяет четыре театральных здания и один громадный стеклянный павильон для конференций и выставок. Законченный в марте 1997 года Форум, строительство которого обошлось 1.7 миллиарда, стал одним из самых узнаваемых и любимых общественных зданий Японии и всего мира.

Главным элементом дизайна Форума является огромная, длиною более 200 метров и поддерживающаяся всего в двух точках стальная конструкция, к которой крепятся стеклянные "занавесы" фасадов, эллиптического выставочного павильона. Конструкции завораживает своим размахом, эффектной ажурностью и пластикой. Она вызывает ассоциацию с каркасом футуристического корабля плывущего по воздуху. Рассматривая, парящую на огромной высоте чудо-скульптуру, возникает мысль, что наверное не зря этому талантливому архитектору было дано имя Рафаэль.

В конструкции Форума легко распознаются излюбленные приемы архитектора, повторяющиеся и в Филадельфии. Это прежде всего открытые застекленные объемы и пересекающие их на разных уровнях мосты и рампы. Виньоли никогда не упустит возможности продемонстрировать ребра и мускулы структурных элементов, что классифицирует стиль его проектов как экспрессивный хай-тек.

За работой Виньоли мне посчастливилось наблюдать лично. Я проработал в его манхэттенском офисе на Vandam стрит полтора года и среди прочих проектов, некоторое время участвовал в работе над Филадельфийским концертным залом.

Рафаэль ведет сразу три-пять крупных проектов, одновременно решая сложные пространственные задачи с разными группами архитекторов. Всегда окруженный свитой из нескольких человек, он выкрикивает своим высоким, с испанским акцентом голосом, названия предметов, которые ему необходимы в данную секунду: "Красный карандаш! Синий! Кальку! Линейку!" Что-то зарисовав и объяснив, он вскакивает и бежит к очередному проекту, на ходу перебирая и одевая нужную из болтающихся на шее трех пар очков, всегда готовый вникнуть, разобраться и принять решение.

Мастерская Рафаэля открыта 24 часа, семь дней в неделю. Здесь всегда кипит творческая работа. Набегавшись за день и выжав все силы из своих помощников, Рафаэль обязательно присядет сыграть несколько классических произведений за один из двух черных концертных роялей. Что-то волшебное происходит в этот момент в просторном помещении 3-х этажного, отдельно стоящего здания-офиса. Музыка заполняет макетную мастерскую и распространяется дальше по презентационному залу, поднимаясь вверх где находится единый объем компьютерного зала. Здесь, среди макетов и чертежей происходит зарождение и усовершенствование будущих шедевров.

Надо сказать, что Виньоли обладает редким даром видения конечного результата. Его элегантные дизайны рождаются интуитивно, как кажется, без видимых усилий и глубоких концептуальных размышлений. Первоначальные схематические наброски постепенно доводятся до детальной проработки с помощью многочисленных компьютерных зарисовок и огромных разборных макетов. Они помогают вообразить не только общий вид проекта, но и отдельно взятые элементы.

Ну а теперь - к Киммел-центру. Он обошелся в 265 миллионов и назван по имени местного филантропа Сиднея Киммела, который пожертвовал больше других - 30 миллионов. Киммел-центр это прежде всего смелый урбанистический жест. Занимая целый квартал он представляет собой бочкообразный стеклянный свод, посаженный на 4-этажную платформу, облицованную традиционным для Филадельфии красно-коричневым кирпичом. По мнению многих критиков, эта платформа слишком "неотесанная" в сравнении с воздушным сводом. Однако такой контраст многократно увеличивает эффект стеклянного свода, грациозно парящего на высоте 50-ти метров. Кирпичная платформа Центра поднимается до высоты здания Музыкальной академии. Это символическое проявление дани уважения к "старушке" Академии.

Некоторое разочарование вызывают задний и боковой фасады. Вид первого искажает нагромождение серых объемов, напоминающих портовые контейнеры. А вдоль бокового фасада "барабанят" по голове неуклюжие полуарочные козырьки из розового бетона, заслоняя аккордеонные складки великолепного свода.

Главный фасад Центра - одновременно классический и современный - это хорошо сбалансированная объемная композиция из простых геометрических форм и контрастных материалов. Особый восторг вызывает вертикальный торец свода - настоящий стеклянный занавес. Он составлен из стеклянных панелей, которые поддерживаются за счет почти невидимых стальных тросов, закрепленных между аркой свода и выстроенными вдоль основания противовесами. Этот занавес в состоянии выдержать сильнейшие порывы ветра, при которых его колыхания могут доходить до полуметра в каждую сторону. Подобное решение использовано впервые в мире.

Единственное, что разочаровывает на главном фасаде, это навес - шириной в целый квартал. Он, как и упомянутые детали других фасадов, был упрощен из-за нехватки средств. Такая относительно незначительная экономия на выразительности важных элементов экстерьера и стала главным фактором в "неотесанности" платформы.

Оказавшись внутри здания, под прозрачным сводом, глаза стремительно летят вверх и жадно рассматривают расходящийся во все стороны интерьер. Просторный объем Центра напоминает лучшие железнодорожные вокзалы на рубеже 19-20-го веков. Кстати уместно напомнить, что слово вокзал происходит от английского Vauxhall и означает "вокальный зал" - помещение изначально предусматривало хорошую акустику. Под одной крышей Центра расположены два автономных театральных здания: Verizon Hall на 2,500 мест и Perelman Theater на 650. Их объединяет купающаяся в солнечных бликах, интерьерная площадь с зимним садом - Commonwealth Plaza.

Максимально близко к главному входу расположен куб 30-ти метровой высоты, стороны которого покрыты позолоченными гофрированными алюминиевыми панелями. Это камерный театр - Perelman Theater, названный так в честь семьи пожертвовавшей 5 миллионов на его строительство. В этом многофункциональном помещении будут проходить традиционные и экспериментальные театральные постановки, а также музыкальные и танцевальные концерты. Кубический объем театра вырастает из цилиндрического основания за которым прячется рампа-вход. А его лицевая сторона из полированного черного мрамора служит спонсорской стеной, где не поздно еще добавить и ваше имя, если вы согласны пожертвовать не меньше 250,000. Театральная сцена - это поворачивающийся на 180 градусов круг, что позволяет одновременно быть готовым к двум различным представлениям. В одной конфигурации сцена оснащена так называемой ракушкой для лучшей акустики, а в другой - декорациями к театрализованным представлениям.

Из основания Перельман-театра вырастает высокая башня. Расположенный в ней лифт, поднимет вас к миниатюрному мостику, ведущему сквозь стеклянный "занавес" на крышу куба - в кафе-сад. Отсюда разворачивается великолепная перспектива комплекса с зависшим над самой головой сводом, сквозь который видны шапки высотных зданий даунтауна.

Стеклянный свод - настоящее технологическое чудо. Он составлен из 36 скрепленных между собой арок. Впечатление такое, будто стеклянное плиссированное полотно, застыв на мгновение, пребывает в состоянии неминуемого плавного падения - присутствие структуры, способной выдержать 600-тонную нагрузку стекла и стали, совершенно не ощущается.

В зеркальных лепестках свода, словно в капельках росы, свое фрагментное отражение находит расположенный в самом сердце комплекса вытянутый восьмиугольник - Verizon Hall. Он назван по имени телефонной компании, заплатившей за это право 12 миллионов. Ребристая, покрытая теплым красным деревом оболочка зала резко контрастирует с холодной красотой Центра и предвещает волшебную ауру внутри. Интерьер зала действительно необычен. Вместо принятой в современных концертных залах "обувной коробки" здесь использована форма... виолончели. В плане зал напоминает два пересекающихся овала. Оркестр занимает меньший, аудитория - больший, а в пересечении - подиум дирижера. Традиционный просцениум и вовсе отсутствует. Виньоли пришел к такому уникальному решению, анализируя не формы других известных залов, а непосредственно оркестровый звук. С его точки зрения сам зал является музыкальным инструментом. Все поверхности его облицованы красным деревом, а кресла обиты в красное нескольких степеней интенсивности.

Несмотря на большую вместимость зала, все его места обеспечивают идеальный сценический обзор и создают чувство близости к сцене. Зритель чувствует себя комфортно даже в креслах, которые слегка повернуты к сцене - они на несколько сантиметров шире.

Особо хочется упомянуть акустические новинки зала, за которые газета Philadelphia Daily News окрестила его Страдивариусом. В этом заслуга одного из ведущих в мире специалистов в области акустики, 78-летнего Рассэла Джонсона (он работает с Виньоли также над Домом джаза на Columbus Circle в Нью-Йорке). Как известно, в концертном зале нужна тишина. Однако добиться этого в самом центре современного города представляет собой задачу не из легких. Для того, чтобы избавиться от вибраций проходящей под Центром линии сабвея, пришлось Verizon Hall строить на больших резиновых подушках. Структура зала независима от расположенной вокруг плазы и строения Центра. Даже подвешенные мостики, ведущие в зал, касаются лишь его внешней оболочки. Таким образом, Verizon Hall практически изолирован от внешнего шума и потрясений.

Над оркестром, под самым потолком зала, расположен подвижный навес - это акустический рефлектор. Этот парящий элемент также оснащен осветительным и звуковым оборудованием. В зависимости от исполняемого произведения навес может опускаться или подыматься для достижения желаемого эффекта. Специальный компьютер определит оптимальное положение, которое в считанные секунды может меняться прямо во время концерта. В простенке между волнообразным интерьером и восьмиугольным экстерьером зала находятся специальные акустические камеры, которые при помощи сотни дверок могут контролировать объем зала, способный увеличиваться на 30 процентов. А при необходимости смягчить звук, компьютер задрапирует звукопоглощающей материей деревянные поверхности камер.

Чтобы избежать сильных потоков воздуха от системы кондиционирования, способных менять направление звука, к каждому из кресел подведена персональная охладительная трубочка. Неправда ли, достойная деталь для роскошного зала, на торжественное открытие которого билет стоил до $5,000.

Расхоже выражение: архитектура - застывшая музыка. Филадельфийский Киммел-центр - это место, где архитектура и музыка сливаются в единое, постоянно видоизменяющееся целое. Новый Центр это настоящий урбанистический праздник. И если раньше главной целью для посещения Филадельфии была выставка в Музее искусств, миновавшая Нью-Йорк, то теперь - стремление соприкоснуться с передовой архитектурой, так редко выплескивающеюся на улицы наших городов, равно как и насладиться классической музыкой, возможно лучшего акустического звучания в мире.
Комментарии
comments powered by HyperComments