07.07.2003

Американский дебют Захи Хадид

  • Архитектура
  • Объект

информация:

Жители американского города Цинциннати (штат Огайо) в очередной раз продемонстрировали неравнодушное отношение к передовой архитектуре. Город быстро превращается в Мекку радикально мыслящих архитекторов. За последние несколько лет два известных американских зодчих создали здесь свои шедевры: Питер Айзенман - Центр дизайна и искусства Аронова, Фрэнк Гэри - Научный центр Вонца. В конце мая в городе открылся Центр современного искусства Луиса и Ричарда Розенталей, спроектированный Захой Хадид.

Розенталь-центр - первое здание Хадид, построенное в Америке. Это сооружение стало важным этапом не только в ее карьере - "слабый пол" взял очередной рубеж. В США существует огромное количество музеев, однако Центр стал пока единственным, спроектированным женщиной.

Основанный в 1939 году Центр - одна из первых в мире организаций, пропагандирующих современное искусство. В 1940 году американцы увидели здесь знаменитую "Гернику" Пабло Пикассо, в середине 1950-х услышали музыку Джона Кэйджа. Позже вниманию посетителей были представлены выставка поп-арта Энди Уорхолла, Роя Лихтенштейна и Клауса Олденберга, а в начале 1990-х - ретроспектива мастера стеклянной скульптуры Дейла Чихули.

Несмотря на то что в стенах Центра проводились столь значимые мероприятия, в течение многих лет он ютился в подвале городского Музея искусств, потом несколько раз менял адрес, поскольку требовались помещения большей площади. Лишь в 1996-м его руководители задумались о приобретении собственного участка и строительстве нового здания, на проект которого в следующем году был объявлен международный конкурс. В число финалистов вышли Заха Хадид и Даниэль Либескинд, а в 1998 году Хадид стала победителем.

Те, кто следят за творчеством Хадид, без труда заметят в облике здания характерную манеру "рубить" пространства на динамичные остроугольные и многоярусные объемы. После преимущественно "бумажного" творчества и нескольких не очень крупных построек, созданных ею более чем за 20 лет, можно "вживую" почувствовать потенциал дивы современной архитектуры.

Стеклянный фасад первого этажа Центра приглашает прохожих заглянуть внутрь стремительно разворачивающегося пространства. Бетонный пол холла, имитирующий тротуар, словно превращается в продолжение улицы, стирает грани между интерьером и пространством одного из центральных кварталов города. Если передвинуть расположенные по соседству здания-коробки, изменений в городском силуэте никто и не заметит. Новое строение не просто стоит на улице, а гармонично вырастает из недр квартала и становится его органичной частью. Нависающие над просторным прозрачным холлом массивные блоки верхних этажей словно застыли в воздухе. Они попеременно облицованы стеклом, металлом и бетоном без отделки, что придает монументальность и скульптурность зданию.

Не пытайтесь найти в этом строении традиционные стены и крышу или определить, где начинается интерьер. Хадид создает ощущение пространства, познать которое можно лишь в движении, заглянув внутрь. Основная концепция интерьеров нового музея - вовлечь посетителей в атмосферу игры, чему способствует уникальный элемент, который архитектор называет "урбанистическим ковром". Собранный из бетонных плит "ковер" продолжает уличный тротуар, трансформируется в пол холла и поднимается выше, превращаясь в вихрь марширующих вверх пандусов и лестниц. Трудно понять, где заканчивается пол, начинаются стены и потолок. Эти элементы слились воедино, создав невероятно динамичное, цельное пространство. Плавный подъем напоминает спираль Райта в Музее Гуггенхейма в Нью-Йорке, где в 1992 году Хадид оформила выставку "Великая утопия", посвященную русскому авангарду. Интерьер Центра - застывшие по команде архитектора сталактиты угловатых плоскостей и жирные контурные линии. Кажется, что пространство изгибается, увлекая за собой взгляд.

Стоит ли в таком здании располагать произведения искусства, если оно само в состоянии вызывать сильные эмоции у публики? Восприятие живописи и скульптуры, выставленной в залах со сквозными перспективами, станет уникальным; многие работы художники, скульпторы, музыканты будут создавать специально для них. Возможно, архитектура сыграет ведущую роль в развитии Центра.

Вместе со стоимостью участка шестиэтажное здание обошлось в 35 млн долларов (из них пять миллионов были подарены семьей, в честь которой назван Центр). Розенталь-центр не имеет собственной коллекции; его специалисты организуют выставки, пропагандирующие новейшие тенденции в живописи, скульптуре, фотографии, архитектуре и музыке.

В проектах Хадид заложена колоссальная энергия, им присущи "кинематографические" свойства - движение и спонтанность. Архитектору всегда было тесно в пространствах, сковывающих воображение. На презентациях студенческих проектов многометровые рулоны ее чертежей каскадом спускались от самого потолка и застилали весь пол. Яркие и смелые образы находили продолжение в объемных работах. Тяга к экспериментам проявилась уже в ее первом заметном проекте - мосте "Тектоника Малевича" через Темзу в Лондоне, напоминающем аэропланы с полотен великого авангардиста. Работы Малевича и русских конструктивистов начала XX века - Леонидова, Мельникова, Лисицкого и братьев Весниных - стали для Хадид одним из основных источников вдохновения. Прибавим к этому влияние арабской каллиграфии, сильный женский характер, стремление к самовыражению и получим составляющие ее архитектуры.

Заха Хадид родилась в 1950 году в богатой аристократической семье в Багдаде; ее отец был бизнесменом и лидером Национальной демократической партии. Уже в 11 лет Заха строила сказочные домики на ярких персидских коврах и мечтала стать архитектором. Позднее, в Американском университете в Бейруте, она изучала высшую математику, словно подготавливая научную базу для будущих "антигравитационных" фантазий. Получив диплом математика, переехала в Лондон, а в 1977 году закончила Архитектурную ассоциацию, одну из самых престижных и инновационных архитектурных школ в мире, где ее преподавателями были Рэм Кулхаас и Бернар Чуми.

Хадид буквально рвалась на архитектурную сцену и уже через два года после окончания Ассоциации открыла в Лондоне свой офис. Ее стиль быстро приобрел персональный характер, хотя критики и связывали его с деконструктивизмом, которому свойственны абстрактные фрагментарные формы и ломаные линии.

В 1983 году Хадид заставила заговорить о себе весь архитектурный мир. В прессе пронесся шквал статей, щедро раздававших комплименты и анонсировавших ее победу в международном конкурсе на "Пик Гонконга" - проект загородного клуба среди скал. Расщепленное на четыре смещенных уровня, напоминающих лезвия бритвы, здание повторяет геологические выступы породы. Оно является не просто объектом, приземлившимся на вершине холма; композиция формируется естественным образом, с помощью скальных линий и подземных сил, дремавших тысячи лет. К сожалению, огромные живописные полотна, выполненные акриловой краской, - единственные свидетели несбывшегося замысла. За этой победой последовали многие другие, однако воплощать в камне и металле радикальные замыслы Хадид никто не торопился. Заказчикам не верилось, что фантастические идеи этой молодой женщины можно превратить в реальность. Она быстро приобрела репутацию теоретика, чьи проекты нельзя осуществить.

Но Заха Хадид лишь опережала свое время, и, к счастью, ненадолго. В 1980-х годах - начале 1990-х она создала яркие интерьеры квартиры в Лондоне и ресторана в Саппоро, затем павильон для Всемирной выставки в Осаке. В 1993 году в Берлине построен многоквартирный комплекс по ее проекту. Казалось бы, неплохое начало архитектурной карьеры, однако этот период отмечен рядом беспрецедентных побед в крупных международных конкурсах.

Своим лучшим проектом Хадид считает построенную в 1994 году пожарную станцию для мебельного гиганта "Витра" на юге Германии. Строение представляет собой вырастающие из-под земли остроугольные бетонные стены; динамичная графика на асфальте направляет движение пожарных машин, которые по сигналу тревоги должны в минимальные сроки покинуть станцию и умчаться на задание. Здание станции - застывшая хореография, готовая в любую секунду взорваться в четко скоординированном движении.

В лондонском офисе Хадид трудятся 50 архитекторов. Совсем недавно она закончила строительство лыжного трамплина в Инсбруке и автобусно-железнодорожную станцию в Страсбурге. Сегодня Заха Хадид работает над целым рядом проектов, разбросанных по всему свету: Национальным центром искусств в Риме, Музеем науки в Вольфсбурге, вокзалом для паромов в Салерно, кинотеатром в Барселоне, мостом в Абу Даби, генеральным планом микрорайона в Сингапуре и Музеем искусств в Оклахоме. Как видим, большинство городов, где осуществляются фантазии архитектора, не являются мировыми центрами, однако их власти стремятся привлечь туристов с помощью радикальной архитектуры.

Проекты Хадид давно находятся под пристальным вниманием специалистов ведущих музеев мира. В 1988 году ее проекты демонстрировались на хрестоматийной выставке "Деконструктивистская архитектура" Музея современного искусства в Нью-Йорке, а в 2002 году - на Венецианской биеннале. Все эти годы Хадид делится мастерством со студентами и преподает в Университете прикладных искусств в Вене.

Обратите внимание: за исключением нескольких интерьерных проектов, архитектор до сих пор не создала ни одного объекта в Англии, где уже четверть века расположен ее офис. Так часто случается - талант лучше виден со стороны. Хадид действительно опередила свою эпоху, но преимущество нашего времени заключается именно в том, что оно быстро наверстывает упущенное и предоставляет множество возможностей для самовыражения настоящего мастера. Следите за творчеством Захи Хадид - возможно, ее проекты скоро реализуются и в вашем городе.
Комментарии
comments powered by HyperComments