05.05.1999

Еврейский Музей Архитектуры

информация:

Редко, но так бывает - первая постройка архитектора признается шедевром. Еврейский Музей Даниеля Либескинда в Берлине (не путать с Еврейским Театром Михаила Филиппова в Москве) открылся для посетителей.

Ожидание тянулось десять лет, с тех пор как архитектор Либескинд победил в конкурсе с проектом-манифестом новой в ту пору деконстуктивистской идеологии. Все это время проект широко обсуждался, публиковался и выставлялся. Зигзаг в плане, перечеркнутый прямой, оставляющей в местах пересечения пустоты, лестница-диагональ, пронизывающая все пять этажей музея, включая подземный, сад из падающих бетонных колонн, наклонные стены и пандусы, открытый бетон там, где другие ожидали бы увидеть паркет и банкетки - вот составляющие предложенной Либескиндом формы. А еще - не сохранившиеся в реализации настенная супрематическая графика и бесконечные списки убитых евреев. Конечно, не музей, а мемориал. Однако, между замыслом и воплощением всегда лежит пропасть, поэтому пришлось ждать до января нынешнего года, когда, наконец, музей был официально открыт.

Редко, но случается, что архитектурное сооружение экспонируется само по себе, без сопутствующей категории пользы. Обычно так происходит, когда, как в случае с виллой Савой Ле Корбюзье, форма переживает функцию. Здесь, наоборот - функция как рак-отшельник, еще не прописавшийся в своей раковине. Музей открыт, но ни одного музейного экспоната в нем, за исключением архитектурных макетов самого музея, нет. Приезжайте через год, тогда будет все. А пока желающие увидеть в натуре сооружение модного стиля записываются в очередь, а экскурсоводы с необыкновенным энтузиазмом водят экскурсии по пустым коридорам Еврейского Музея, подробно рассказывая биографию творца - ''польский еврей, эмигрировавший в Америку; талантливый музыкант, ставший гениальным архитектором'' - и так же подробно раскрывают все метафоры сложносочиненной формы - ''наклонный пол символизирует евреев в изгнании, неоштукатуренный бетон - концлагеря''; а 49 массивных колонн с оливковыми деревьями на вершинах в ''саду Эрнста Теодора Амадея Гофмана'' (читали Крошку Цахеса?) потому, оказывается, что государство Израиль было образовано в 1948 году, плюс одна колонна германская. Тихие посетители благоговейно внимают. Это и понятно - нечасто гражданам читают серьезные лекции об архитектуре, в которой не все так привычно, как дома и на работе. Тем более, когда дом похож не на дом, а на абстрактную скульптуру из нержавеющего металла. Это ощущение усиливается за счет соседства с барочным зданием бывшего Берлинского Музея, которое теперь служит входом в Еврейский Музей, так как своего у него нет. А интерьеры скорее напоминают не об изгнании, а об ужасах многоэтажных автопарковок. Потеряться же, несмотря на сложный для ориентации план, невозможно - отбившихся от группы посетителей-одиночек, пожелавших в полной мере пережить пространство как таковое, а не как повествовательное, вылавливают в пустых коридорах старушки-смотрительницы и ласково, но настойчиво препровождают в коллектив. Это удивительное сочетание модернисткой формы с патриархальным ее бытованием, конечно, не новость - сходите в Третьяковку и посмотрите, как там висит ''Квадрат'' Малевича. И неизвестно насколько усилится этот контраст, когда через год вполне традиционное искусство заполнит белые стены музея. Так что, будете в Берлине, закажите экскурсию и посетите музей на Линденштрассе, пока он еще работает как музей архитектуры, а не изобразительного искусства. 
Комментарии
comments powered by HyperComments