06.06.2000
Юрий Аввакумов // , 06.06.2000

Юр. Аввакумов - Макс Холляйн. О павильоне США на венецианской биеннале архитектуры 2000 года

  • Репортаж
  • выставка

информация:

неопубликованное интервью Юрия Аввакумова с Максом Холляйном.

Ю.А. Ваш павильон дает возможность проводить параллели с работами
ВХУТЕМАСА и БАУХАУСа в начале 20-х годов. Что ты сам думаешь о смене машинной эры на компьютерную, о поисках новой формы, когда его ведут студенты?

М.Х. Конкретно об этом я не размышлял, однако думаю, что в наши дни очень важен переход от академической области в область профессиональную. Особенно это касается цифровой технологии, при помощи которой границы размываются более решительно, чем раньше. Вы видите, что работы выполнены студентами, но Вы видите, что интересные явления, происходящие сегодня в архитектуре - это то, что происходит на стыке академической и профессиональной областей. И архитекторы используют источники, находящиеся в университетах, например, Кулхаас работает с Гарвардом. Эти две области взаимно обогащают друг друга, поскольку вместе они могут создать нечто достойное внимания в современной архитектуре.

Ю.А. Эксплуатация студентов, если можно выразиться, в такой рабовладельческой манере, является демонстрацией духа нового поколения, которое пользуется новой технологией, новыми ощущениями, новыми концепциями, созданными большими звездами архитектуры, так?

М.Х. Думаю, нет, речь не идет об эксплуатации, я считаю, что персональное участие является огромной платформой для студентов не только для того, чтобы продемонстрировать свои работы, но и обменяться идеями о том, что происходит здесь, на биеннале, где никогда не было подобной программы. Огромным преимуществом биеннале является то, что через неё проходит весь мир архитектуры, здесь архитекторы получают признание, то есть у студента появляется уникальная возможность оценить свою работу, посмотреть, что происходит в мире архитектуры, решить для себя, хочет ли он на самом деле стать архитектором. То есть - это как воздух, нужный для проверки новых идей, здесь можно проверить, в том ли направлении ты движешься.

Ю.А. Мне очень нравится ваш проект, он заставляет почувствовать новую форму. И здесь новые формы рождаются, как в роддоме. И дело не только в наглядности работы с компьютером - когда видишь молодых людей, которые с легкостью воспринимают и применяют новые идеи, начинаешь больше верить в будущее...

М.Х. Мне кажется особенно важным то, что студенты глубоко интересуются самыми разными технологиями, видишь, насколько разнятся достигнутые ими результаты: результат UCLA - это высокотехнологичная классическая модель, с применением фрезерного станка с компьютерным управлением в то время, как колумбийцы представили инсталляцию, разработанную и созданную на месте. Мне кажется важным, что сегодня, когда постоянно слышится критика в адрес однообразной компьютерной архитектуры, мы пытаемся продемонстрировать, что это, конечно, совсем не так, просто компьютер - это инструмент, отличный от механической работы с окружающей средой, с которой свыклись архитекторы.

Ю.А. Как тебе решение жюри? Я бы лично разделил приз между американским и австрийским павильонами, то есть между тобой и отцом...

М.Х. Ну, хорошо бы получить приз, но я думаю, Испанский павильон задуман совершенно по-другому, чтобы выразить то, для чего предназначен  павильон, какова его ценность... Честно говоря, я не видел этого павильона, поэтому я не могу прокомментировать, но в целом, решение жюри было, ну, немного консервативным, можно было бы отдать предпочтение чему-нибудь более экстравагантному.

Ю.А. Новое легко усваивается молодыми людьми и в 1920-е и в 2000-е, но не часто вознаграждается…

М.Х. Вероятно так, ведь жюри состоит из пожилых архитекторов, а они защищают свое поколение...

Ю.А. Мы помним, что на знаменитой выставке декоративных искусств в Париже в 1925 году было только два современных павильона...

М.Х. Да, да.

Венеция, июнь 2000
Комментарии
comments powered by HyperComments