14.08.2006

Фасады: как отличить "говорящий” от "болтающего”. 14-е письмо о современной архитектуре Берлина

  • Архитектура
  • Объект

информация:

  • где:
    Германия. Берлин

"Энергифорум” у Берлинского Восточного вокзала

Я, видимо, всё ещё не до конца объяснил своё отношение к “декору”. В чём тут заковыка?— здание может не иметь никакого “навесного декорума”(а для вас, похоже, “декор” и “накладные искусства”— родственные понятия), а может быть покрыто им сплошь — и при этом с равной лёгкостью попадать в мои категории “молчащего”, “говорящего”, “кричащего” и т.д. Дело не в наличии или отсутствии как таковом.

Примем как данность, что любому прохожему интересно, чем же является тот или иной дом. Как удовлетворить его любопытство?— соответствующим решением фасада.

Самым простым было бы создать “аквариум”; остеклить стены и дать прохожему разглядывать внутриработающих. Однако это решение имеет достаточно очевидные отрицательные стороны — начиная с внутреннего климата такой “стекляшки” и кончая тем, что не всякий вытерпит день за днём сидеть в “витрине”.
Такое здание можно назвать “болтающим”, создающим неартикулированный шумовой фон.

Можно, конечно, сказать, что интерес прохожего — праздный, и демонстративно захлопнуть перед ним двери. В фасадостроительстве это обычно выразится в растровом безвариантном оформлении стены. Но не нужно думать, что прохожий просто пожмёт плечами и пойдёт своей дорогой — опыт показывает, что именно “насупленно молчащие” стены обычно первыми подвергаются обработке графитчиками.

Гораздо интереснее, однако, не показать все внутренности как на подносе, а рассказать о них. В случае, если назначение здания действительно не допускает какого-либо “заглядывания внутрь”, то разумнее было бы отвлечь внимание — и раздражение — какой-либо рассказывающей деталью. Литература же учит нас, что лучше читаются такие работы, где “потребитель”(т.е. читатель или наш друг прохожий) становится “соавтором”, то есть он вынужден додумывать и доделывать некие неясности…

Интересным современным примером такого решения является новый корпус здешнего “Гознака” бюро “BHHS und Partner”(Bundesdruckerei, Peter Bayerer/ Göran Hanson/ Rainer Heidenreich/ Edmundo Martinez/ Martin Stallmann). Очевидно, выпуск банкнот и паспортов с одной стороны, интересен публике, а с другой — не должен быть особенно доступен. Обратите внимание на объединение зоны безопасности с двойным стеклянным “климатическим фасадом”.

Пока, как видите, мы говорили только о собственных нуждах здания. Однако нельзя забывать и о том, чего ждёт или даже предписывает округа.
Малозначительное здание можно “заставить” стать более важным, чем ему, возможно, самому хотелось бы; или наоборот, здание важного назначения иногда требуется приглушить, чтобы не мешать существующему концерту.

Недопустимо, однако, чтобы “подстройка” своего звучания под “концерт” приводила к архитектурной лжи. О ней мне уже приходилось писать, так как нет принципиальной разницы между “танцующим домом” Гери (Frank O. Gehry) и каким-нибудь описанным Эренбургом зданием с куполком или штукатурными кариатидами. Как объясняли в тогдашнем Берлине, смысл кариатиды — получение третьей закладной.

Вспоминается иной пример — застройка последнего свободного участка на площади Искусств. Троцкий построил там в 1930-е школу, и только приглядевшись к лепнине можно понять, что это — учреждение образования. Между тем до революции именно там предполагалось построить новую Городскую думу, с парадным портиком, башней с часами и всем прочим репертуаром этого типа зданий. Нетрудно представить себе, что такая постройка имела бы за эффект — похлеще Свиньинского Этнографического музея!

Таким образом, ответственный архитектор, не на мгновение не забывающий, что он и градостроитель тоже, должен решать каждое своё строение, стремясь как возможно полнее удовлетворить обоим, зачастую полярным требованиям.
Как вы, впрочем, понимаете, пожелание это весьма утопично. Что, однако, не мешает мне требовать его вновь и вновь.

Наконец-то перейдём к “Энергифоруму” у Восточного вокзала (Energieforum am Ostbahnhof, Stralauer Platz 33-34), столь часто вами упоминавшемуся. Забавно, что и по страницам прессы этот проект блуждает не первый год — долгострой.

Что и неудивительно, проект этот сформировался в самый биржевой бум, под мечты о дирижаблестроении (в Бранде (“Cargolifter”, Brand)), производстве ветряков (в Кройцберге (“Südwind”, Kreuzberg)), магнитной дороге (в Гамбург (“Transrapid”, Berlin-Hamburg) и проч. Градостроители тогда мечтали сводить воедино разные конторы смежного профиля — предполагалось, во-первых, что переполненному центру города вскоре потребуются “разгрузочные сити”; и что, во-вторых, в таких “комбинатах” невиданно расцветут кооперация и совместные проекты; да и покупателю удобнее будет. На этой волне возникали — и, вскоре, исчезали —“Всемирный торговый центр” к югу от Тиргартена (“Welthandelszentrum”, Tiergarten-Süd), “Американский деловой центр” на 3-м КПП (“American Business Centre am Checkpoint Charlie”), многочисленные торговые пассажи (к примеру, на территрии “Тахелеса”(“Tacheles”) их было — последовательно — не менее трёх)… Идея-то неплохая, что нам каждодневно доказывают врачи, создавшие на базе ГДР-овских поликлиник “Дома здоровья”(“Gesundheitshaus”), но — не пошла…

“Энергифорум” должен был стать эпицентром развития и пропаганды современнейших солнечно-энергетических технологий. Здание задумывалось образцовым, пронизанным дневным светом, использующим его как для отопления, так и для вытяжной немеханической вентиляции (с использованием парникового эффекта во внутреннем дворе)… ВДНХ, да и только.

Вы спросите, в чём же именно заключается эта “образцово-показательность”, ведь в предыдущих письмах описывались уже построенные здания, вполне отвечающие подобным требованиям?
Тогда, в середине 1990-х, это было бы, вероятно, первое большое здание подобного рода.
Что же их затормозило?

Сразу несколько бед тому причиной — и то, что строили на “анонимного заказчика”; и то, что перенаселения центра, которое выкурило бы фирмочки-мастерские из тех задних дворов, где они зародились, так и не произошло; и, наконец, что многие из свежеорганизованных этих фирм переоценили себя и с биржевым спадом — исчезли.
Несколько неожиданно, что сам проект не только не был сдан в архив, а близится к завершению.

Здание двухчастное, за кирпичным фасадом складов бывшего по соседству газового завода пристроены два подчёркнуто современных флигеля, упакованных в предоксидированную медь. Углы все закруглённые, фасад переходит в крышу, окна-иллюминаторы — не то подводные лодки вылезли на берег, не то что-то летучее приземлилось. Между флигелями — обращённый к берегу Шпреи (Spree) перекрытый световой двор приличных размеров, с улицы в него ведёт характерный вход — словно пробуравленный в кирпиче. Чувствуется, что авторы знают “теорию руинных построек”(сооружая садовую руину ни в коем случае нельзя позволить просто так, гуляючи, к ней подойти; это должно быть осмысленное преодоление временных границ)— с обыденной улицы, через перспективный портал — к стеклянной стене атриума (эффект гигантского телевизора — наблюдая за чем-либо через стекло, меньше чувствуешь свою причастность).
Доброкачественный сценарий.
Но где здесь экология?

Быть может, в планах?
Этажи сплошь поделены на равномерные прямоугольные бюро вдоль длинных коридоров. По чертежу и не различить, что “Форум” состоит из двух разновременных частей. Это тем более забавно, если вспомнить, что новые флигеля построены на месте прежних.

В разрезе?
Конечно, здесь есть и остеклённый внутренний двор, и отклонённые фасадные стены для меньшего затенения нижних этажей…

Получается интересный результат: казалось бы, (на-)звание должно было обязать “Энергифорум” к чему-то большему, чем хорошо “поставленному”(в театральном смысле) конторскому зданию. И напротив, есть конторские дома, не украшающие себя подобными титулами и не в пример лучше решающие экологические вопросы строительства.

Проще говоря, если бы не самоназвание, то здание получило бы гораздо лучшую оценку. А авторы его — гамбуржское бюро “Ботэ, Рихтер, Тегерани”(Bothe, Richter, Teherani).

Что же до “Grunewald”’a, то действительно, умляут здесь атрофировался. Грюнвальд же (Grünwald), хоть и значит то же самое, расположен где-то на территории нынешней Литвы.

Комментарии
comments powered by HyperComments