02.08.2006

Пруды на Потсдамер плац. 2-е письмо о современной архитектуре Берлина

  • Архитектура
  • Объект
Пруды на Потсдамер плац Пруды на Потсдамер плац

информация:

  • где:
    Германия. Берлин

Пруд на Потсдамер плац (Potsdamer Platz) имеет, если так выразиться, только “подзаконную” функцию. По действующему законодательству, застройщик обязан часть своих строительных инвестиций вложить в возмещение того ущерба природе, что он нанёс своей постройкой

Так, к примеру, “Альянц”(Allianz), построив на Трептовер Парк свою штаб-квартиру (Treptowers, Treptower Park), субсидировала “Натурпарк Зюдгелэнде”(Naturpark Südgelдnde) в Шёнеберге (Schöneberg). “Даймлер”(debis), в свою очередь, часть денег вложил в ещё не построенный парк на Гляйсдрайэке (Gleisdreieck), там, где раньше был строительный деловой двор, а часть, в качестве своебразной рекламы, решил расположить у себя под окнами. Ну и, конечно, ещё и затем, чтобы красиво в этом озерце отражаться.
Иными словами, пользы он не приносит. Зато приносит вред — так называемый “Дом Канариса”(Canarishaus) на набережной неожиданно оказался на острове, спиной к народу; а о запланированном расширении Госбиблиотеки (Staatsbibliothek Preussischer Kulturbesitz) теперь и мечтать не приходится — часть территории занял успешно обанкротившийся мюзикл-театр (в центре), а часть — то самое озеро…
Не говоря уже о том, что выезд из автомобильного тоннеля (Tiergartentunnel) решён просто безобразно.
Как говорится, ошибку хирурга можно закопать, а ошибку архитектора — озеленить.

В “Сони-центре” архитектора Гельмута Яна (Sony-Center, Helmit Jahn) мне особенно экологические решения не известны. Их “подзаконная” инвестиция, кажется, маленький скверик по другую сторону Белльвюштрассе (Bellevuestraße). Возможно, эта “скидка” объясняется тем, что они были обязаны интегрировать в свою застройку “общественно-полезные” учреждения — музей кино, кинотеатр “Арсенал”(Arsenal), сохранить руину “Эспланаде”(Esplanade)…
О какой экологии можно говорить, видя еженощную иллюминацию всех этих стеклянных бюро-коробок! Вообще, как мне кажется, хорошее здание (нового времени) светится само, плохое — нужно подсвечивать.

Под “Мерседес-центром” вы продразумеваете “дебис”(debis) на Потсдамер плац или же новый центральный магазин на Зальцуфер (Salzufer)?

Вообще-то говоря, почти все новые здания — будь то “Сони”, “дебис” или что ещё — но главное, чтобы со стеклянным фасадом — зачастую ограничивают свои экологические потуги тем, что устраивают двойной фасад.
Идея в том, чтобы, с одной стороны, предоставить конторскому служащему, сидящему на 22-м этаже, возможность открывать и закрывать своё окно так и когда это ему покажется нужным, тем самым экономя на полной климатизации здания (и так никогда не функционирующей правильно и служащей рассадником вредных микробов), но одновременно не искушать его возможностью выпасть из окна, или быть “выдутым” из окна же сильным высотным ветром. Ради этого и делается этот самый двойной фасад (часть фасада “GSW”), в котором наружная оболочка рассчитана на противостояние ветру, но имеет достаточно щелей (зачастую весьма сложных технически), чтобы свежий воздух мог проникнуть внутрь, к обычному окну.
Такие конструкции есть много где.

Другая “мода”— возврат к окнам с двойным остеклением, типа тех, что ставили в Союзе. Однако в утрированном виде, так что расстояние между рамами достигает до полуметра. Смысл — тот же самый “Винтергартен”(Wintergarten), о котором я писал ранее.
Такие конструкции видны в жилой части дома Гери (Frank O. Gehry) на Беренштрассе (Behrenstraße).

Единственное, что мне вспоминается в Рейхстаге (Reichstag)— кроме купола, функционально бесполезного — его отопительная система. Идея в том, чтобы летом избыточное тепло по теплообменнику закачивать в землю (метров 300 вглубь), а зимой этими запасами пользоваться. Не знаю только, функционирует ли это. Сама-то идея теплообменников не нова, но обычно используется в коттеджах и прочем. Ещё у них котельная своя, на рапсовом дизеле работает…

В т.н. “Бундесшпанге”(Bundesspange, здания контор Бундестага рядом с Рейхстагом) основной упор делался на дневной свет на каждом рабочем месте. Этим обясняются гигантские вырезы в фасадах и не менее гигантский внутренний двор. Кажется, этот двор несёт на своей стеклянной крыше очередную фотоэлементную динамо-машину.
Внутренние стены двойные же, как описано выше.
Иными словами, формализм. Была дана градостроительная форма, её заполняли содержанием. “КПД”, если сравнивать полезно используемую площадь с площадью участка, потрясающе низок.

Что можно сказать о “хай-тек”(hi-tech)?
Подчёркнутое использование “высокотехнологичных” материалов и решений, с уклоном в имитацию промышленных конструкций (этим, впрочем, страдает почти вся архитектура с начала 20-го века). То есть больше стали, меньше бетона, а о кирпиче и говорить не приходится.
Когда-то (в 1970-80-е) появился как противовес многобетонным постройкам т.н. “брутализма”(brutalism). Типичное сооружение — штаб-квартира Ллойдс (Lloyd’s of London).

Сейчас его если кто и использует (название, я имею в виду), то по привычке.
Любое, даже самое простое здание, сейчас, по тем “законным” причинам, о которых я писал ранее, является сложным техническим произведением. Даже так называемые “лоу-тек”(low-tech), то есть глинобитные, скажем, постройки, делаются не абы как, а на основе тщательного анализа — несущих конструкций, или той же тепловой части. Эти рассчёты зачастую ничем не проще тех, что приходится делать, проектируя 22-этажный небоскрёб.
Впридачу к тому, всякие глинобитности обычно строят люди глубоко “зелёного” склада, от них можно ожидать и теплообменника в глубинных слоях почвы, и фотоэлементов на крыше, какой бы соломенной она ни была…

Таким образом, что осталось от такого термина — это лишь вывеска. Как, к примеру, в программировании — сначала были программы с приставкой “NT“=“new technology”, потом — “FT”=“future technology”. Что будет завтра?

Пруды на Потсдамер плацПруды на Потсдамер плац
Дом на Беренштрассе. Фрэнк О. ГериДом на Беренштрассе. Фрэнк О. Гери
GSWGSW
Потсдамер плацПотсдамер плац
Комментарии
comments powered by HyperComments