11.01.2002

Реальности Хани Рашида

  • Архитектура
  • Объект
Музей технологической культуры. Нью-Йорк. Реализация - 2005 г. Музей технологической культуры. Нью-Йорк. Реализация - 2005 г.

информация:

Пока лишь немногие фанатики считают своим домом киберпространство. Вновь открытые миры надо заселять, а для этого необходимы жилища. Сегодня виртуальная архитектура поможет не только "застроить" бесконечность новой цифровой реальности, но и создать удивительные здания для привычного нам измерения

Новые технологии вызывают страх и жгучее любопытство, они в состоянии сделать нашу жизнь сверхкомфортабельной или превратить ее в ад. Теперь, вспоминая предыдущие ошибки, человечество с оглядкой использует все новое. И в самом деле, можно ли отличить созидательное и разрушительное, если речь идет о простом компьютерном алгоритме? От чего мы ищем защиты, если новые технологии уже коснулись наших мыслей, изменили представления об окружающем мире и возможностях его трансформации? Вероятно, они - часть естественной эволюции человека, обретающего с их помощью новые способности и даже параллельные измерения для существования.

Сегодня невероятно сложно придумать революционно новую архитектурную форму. Для создания экспериментальных зданий и инсталляций на ЭКСПО и других крупных выставках мастера уже используют пар, свет и другие нетрадиционные "материалы". Сами постройки не только стоят на земле, но и парят в воздухе или мерно покачиваются в океанских глубинах. Здания пахнут, разговаривают и сами себя обслуживают. Действительно новым может быть лишь способ их появления на свет. Колыбель цивилизации будущего - виртуальное пространство, и сталкером в нем становится архитектор.

Год назад "Современный дом" опубликовал статью "Цифровой ренессанс", посвященную новым компьютерным технологиям проектирования. Среди пионеров виртуальной архитектуры было упомянуто нью-йоркское бюро "Асимптота" (Asymptote), основанное в 1989 году. Наряду с реальными постройками в США, Японии и Дании, в качестве строительной площадки оно выбрало киберпространство и уже более десяти лет последовательно изменяет общепринятое определение реальности. Помимо архитектурной практики основатели бюро занимаются и теоретическими исследованиями в этой сфере: Хани Рашид ведет курс цифрового проектирования в Колумбийском университете, а Лиз Анн Кутюр является профессором архитектурного факультета в Школе дизайна Парсонса. Нам показались интересными прогнозы на будущее тех, кто его создает, поэтому мы попросили Хани Рашида ответить на наши вопросы.

Что такое виртуальная архитектура - метод проектирования, пространство, которого нет, или идеальный тип?
Хани Рашид: - Виртуальная архитектура - развивающаяся дисциплина, образующаяся в результате проектирования с помощью компьютерных программ, цифрового создания форм, моделирования, "архитектуры" информации, теории и практики виртуальной реальности. Для таких фирм, как "Асимптота" (Asymptote), это новая область, определением которой мы и занимаемся, выполняя различные заказы, работая с разными клиентами. Для каждого нового проекта все параметры формируются заново, поэтому сегодня дать абсолютно точное определение чему-либо, связанному с "виртуализацией", очень сложно. Скажем, Нью-йоркская фондовая биржа пригласила нас для создания интерактивного пространства - дополнительного цифрового "этажа". На Венецианской биеннале мы в реальных архитектурных инсталляциях отобразили виртуальные формы, образованные под воздействием времени, движения и других данных. Сегодня мы работаем над интернет-проектом, позволяющим моделировать офисное пространство и "населять" его мебельными системами, которые мы разрабатываем для Knoll International. Одновременно мы продолжаем проект FluxSpace, начавшийся в прошлом году в Сан-Франциско и Венисе (Калифорния), разрабатываем его новые версии для экспозиции на выставке Documenta в Касселе, для биеннале в Сан-Паулу. Это попытка создать реальное архитектурное пространство, при помощи цифровых технологий становящееся пограничной зоной между реальным миром и виртуальным.
 
В чем разница между виртуальной и обычной архитектурой?
Х. Р.: - Первая использует цифровые технологии, чтобы расширить возможности реального пространства и времени. Обычная архитектура основана на постоянстве и неоспоримости принципов традиционной геометрии. В отличие от нее виртуальная базируется на изменении реальности и отображает текущие, трансформируемые геометрические формы. Важно отметить, что хотя большинство атрибутов виртуальной архитектуры кажутся далекими от практического строительства в его обычном понимании, в будущем два мира объединятся. Я уверен, что это будет радикальный прорыв в развитии архитектуры, дизайна и цивилизации в целом.

Почему вы решили заняться виртуальной архитектурой? Как возникло увлечение цифровыми технологиями проектирования?
Х. Р.: - Мой отец - художник, в свое время он занимался оформлением театральных сцен и телевизионных студий. В детстве я проводил много времени в его мастерской. Меня всегда поражали модели и эскизы, которые он изготавливал в ходе работы над воплощением своих идей. Особенно удивительно было одновременно видеть эти модели и уже существующие декорации в студии или на сцене. А потом, во время съемок или спектаклей, они оживали и становились участниками реальных событий. В какой-то степени подобные воспоминания пробудили во мне интерес к возможностям виртуальной реальности и ее особенностям. На ваш вопрос можно ответить и по-другому - в "мыслительный репертуар" архитектора, дизайнера всегда входили моделирование и отображение. Мне кажется, что компьютер, позволяющий создавать "реальные" ситуации и пространства, лишь подкрепил вечный интерес архитекторов и дизайнеров к исследованиям в своей профессиональной области.

Виртуальная архитектура - абсолютно новая сфера деятельности или ее прообразы уже существовали?
Х. Р.: - История архитектуры полна прецедентов, давших рождение виртуальной архитектуре. Леду, Булле, Пиранези, Бруно Таут, Эль Лисицкий - лишь немногие представители профессии, чьи провидческие работы в современном контексте считаются ранними, очень важными примерами виртуальной архитектуры. Например, "Марсово поле" Пиранези может быть интерпретирован как цифровая среда, где каждый тип здания, появление которых предрекал великий итальянец, представляет идеальное собрание "архитектонической" информации. Также возможно интерпретировать и протосюрреалистические картины Босха и Грюнвальда. Художники и архитекторы всегда искали пути, с помощью которых удалось бы представить утопии, предсказания, варианты будущего и их воплощения. И моя собственная интерпретация виртуальной архитектуры во многом подтверждается подобными примерами из истории.

Насколько отличаются "виртуальнорожденные" здания от спроектированных обычным способом?
Х. Р.: - При проектировании сотрудники "Асимптоты" (Asymptote) активно используют компьютеры, применяя их для эскизирования и последующих этапов работы. Они помогают нам при разработке всех проектных решений - от инженерных систем и до рабочих чертежей. Поэтому мы постоянно находимся под воздействием цифровых технологий и новых теорий, которые они породили. Виртуальная архитектура (иногда ее называют "областями, основанными на данных и информации") сегодня существенно изменяет наше восприятие пространства, законов геометрии и движения.

Как мы можем использовать виртуальные здания?
Х. Р.: - Необходимо разделить два понятия - "виртуальная архитектура" и "виртуальное здание", ведь термины "архитектура" и "здание" понимаются по-разному и не всегда обозначают одно и то же. Виртуальная архитектура предполагает, что под воздействием различных факторов в цифровом пространстве создаются некие пластичные формы. А виртуальное здание - это отображение существующей архитектуры. Например, моделирование павильона Германии в Барселоне Мис ван дер Роэ или Дворца Советов Ле Корбюзье - примеры компьютерных отображений, или, иными словами, виртуальных зданий. Они помогают нам глубже понять свои прототипы. Виртуальная архитектура, напротив, не ставит задачу изобразить реально существующее здание или его элемент, она самодостаточна. Например, выполненный "Асимптотой" (Asymptote) виртуальный проект Нью-йоркской фондовой биржи - не простое отображение существующего (что было бы созданием стандартной модели, скажем, с использованием на стенах материала, имитирующего мрамор, или даже фигурок разгуливающих людей). В отличие от этого 3DTF - новая цифровая среда, она станет "приложением" к основному залу торгов, его параллельной реальностью.

Можно ли сегодня говорить о начале цифрового ренессанса, который в корне изменит все сферы нашей жизни?
Х. Р.: - Вероятно, мы находимся на самых ранних этапах подобного процесса. Правда, в течение какого-то времени мы не будем этого замечать, так же как архитекторы, теологи, мыслители эпохи Просвещения не до конца понимали глубокие изменения, происходившие в те времена. Сегодня цифровые технологии сильно влияют на многие аспекты нашей жизни, включая исследования генома человека, клонирования, биотехнологий, изучение космоса. Управление действительностью с помощью виртуальной реальности - неотъемлемая часть такой "революции". Как архитекторы мы можем по-своему реагировать на данный процесс - например, создать абсолютно новые принципы геометрии или, скажем, иные способы изображения объектов, изменяющие законы перспективы.

Некоторые футурологи говорят о том, что человек постепенно превращается в кочевника и со временем все меньше будет зависеть от постоянного места проживания. Как в таком случае изменится наша среда обитания?
Х. Р.: - Виртуальная архитектура сегодня определяется только в контексте киберпространства, а Интернет является главным действующим лицом этого нового мира. Цифровые технологии проектирования помогли бы найти новые типы и формы жилища. Другими словами, территория, на которой сейчас развивается виртуальная архитектура, могла бы стать прекрасным полигоном для проверки различных вариантов будущего. И мы находимся на тестовой арене для того, чтобы постичь архитектуру завтрашнего дня.

Какие работы вашего бюро вы считаете самыми важными?
Х. Р.: - У нас есть очень актуальные проекты. Например, "Стальное облако" (1989 г.) должно было "висеть" над Голливудским шоссе в Лос-Анджелесе, оно получило известность во всем мире, поскольку раньше всех возвестило о том, что в век информации архитектура будет играть важную роль. Проект для Нью-йоркской фондовой биржи стал для нас очень важным, так как он был первым большим виртуальным пространством, создание которого доверили архитекторам. Виртуальный музей Гуггенхейма наверняка ознаменует новый этап в нашей работе, ведь это первая попытка создать мир-гибрид виртуальности и реальности, используя изобразительное искусство для завершения его облика. А сейчас мы разрабатываем принципиально новый дизайн офисной мебели для Knoll International, который полностью меняет наши представления об интерьере. Данная работа поможет избавиться от стереотипов в проектировании, поскольку на нее серьезно влияют наши открытия в виртуальном мире.
 
В России наиболее известен ваш проект музея Гуггенхейма. Пожалуйста, расскажите о нем.
Х. Р.: - Музей заказал нам разработку интернет-версии для сбора и хранения произведений искусства, созданных с помощью цифровых технологий для Всемирной сети. Его специалисты были уверены в том, что новые формы экспрессии требуют нетрадиционных способов экспонирования. Тогда-то у нас и появилась идея, что Интернет способен стать основным местом размещения новой нестандартной архитектуры и что подобный музей сможет избежать таких ограничений, как гравитация, статика форм, традиционные способы экспонирования и т.д. Наоборот, необычные характеристики музея позволят продемонстрировать новые возможности архитектуры - текучесть, изменчивость, интерактивность, повторное воспроизведение. Пока подобные вещи удается создать только в киберпространстве, однако было бы очень интересно использовать эти приемы и для реального строительства.

Что произойдет в будущем с городами?
Х. Р.: - Они уже находятся под воздействием "виртуализации". Существуют такие крупные экспериментальные проекты, как Виртуальный Лос-Анджелес, подготовленный Лабораториями компьютерной визуализации UCLA. Проект был представлен в 1999 году, его цель заключалась в создании цифрового прототипа крупного мегаполиса, жители которого в режиме реального времени видели бы транспортные и пешеходные потоки, другие процессы, одновременно "населяя" оба города - реальный и виртуальный. На данный момент подобные пространства основаны на существующей ситуации. Однако можно себе представить градостроительные стратегии, применяющие виртуальную реальность для разработки генеральных планов новых и уже существующих городов.

Сегодня виртуальную архитектуру мы познаем только с помощью зрения. Сможем ли мы в будущем "подключить" и другие органы чувств?
Х. Р.: - Проводится очень много интересных экспериментов, имитирующих различные человеческие чувства, которые создаются компьютерными алгоритмами. В конце концов необходимость изучения киберпространства подведет нас к использованию и этих инструментов. Люди вынуждены исследовать неизвестное всеми возможными способами. А виртуальная реальность - невероятно любопытная сфера изучения.

Что бы вы посоветовали молодым архитекторам, особенно тем, кого интересуют цифровые технологии проектирования?
Х. Р.: - Компьютер - прежде всего удивительная мастерская, вмещающая множество инструментов. Архитектор может использовать их не только для простого расчета эффективности конструкций. Обычно своим студентам я представляю компьютер как пространственную лабораторию с бесконечными возможностями создания новых пространств, форм и смыслов.

Каковы ближайшие планы "Асимптоты"?
Х. Р.: - Мы продолжим объединение виртуального и реального пространств. Каждое будет находиться под сильнейшим воздействием другого. На них повлияет и будущее, в котором возможности архитектуры станут практически неограниченными благодаря цифровым и другим новым технологиям.

Хани РашидХани Рашид
Интерьер торгового зала Нью-йоркской фондовой биржи. 1998 г.Интерьер торгового зала Нью-йоркской фондовой биржи. 1998 г.
Виртуальный музей Гуггенхейма. 2000 г.Виртуальный музей Гуггенхейма. 2000 г.
Комментарии
comments powered by HyperComments

ссылки: