10.12.2008

Похвала орнаменту

  • Архитектура
  • Объект
Бенедетта Тальябуэ (Benedetta Tagliabue) Бенедетта Тальябуэ (Benedetta Tagliabue)

информация:

Чем и для чего украшена современная архитектура? О роли декора высказались опытные градостроители. Практикующий в Германии и России Сергей Чобан и глава испанского бюро Бенедетта Тальябуэ. Специально для «ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН»

Benedetta Tagliabue
Итальянка по происхождению, она стала символом современной архитектуры Испании. После кончины мужа — каталонского зодчего Эрика Мираллеса — в 2000 году возглавила бюро EMBT (названное по инициалам супругов). Самая известная совместная работа — здание Шотландского парламента. Мировую славу Бенедетте принесла реконструкция рынка Santa Caterina в Барселоне (2005 год). Мастер решений для общественных пространств: парков, променадов и т. д. Возводит испанский павильон на «Экспо-2010».

«Декор» — странное слово. В различных языках оно означает разные вещи. Это и украшение, и отделка, и внешнее оформление. Применительно к профессии предпочитаю термин «орнаментация». И вряд ли могу назвать себя специалистом в этой области. Скорее отношу себя к мастерам, которые боятся пустых пространств.
Поэтому наша архитектура довольно насыщенна. Мы считаем, что, имея только одну идею, невозможно сделать хорошее здание, и охотно используем орнамент. В том числе в проектах реконструкции. Он для нас — своего рода тренирующая ум игра, способ ведения диалога с прошлым. Это способ показать, что мы воспринимаем здание не только таким, какое оно есть.
Еще имеем и свое собственное мнение.
Прогуляйтесь по лесу — сколько всего происходит вокруг! Деревья, трава, цветы... Картинка постоянно меняется. Такую же обстановку надо воссоздать и в искусственной среде, в городе. Например, поле для упражнений в орнаментации — городские набережные и старые порты.
Орнаментация — удел женщин? Если так, то современная архитектура вообще очень женственна. Почему? Потому что слишком много времени, сил и средств уделяется поверхностям. Даже если здания проектируют мужчины.
Вспомните хотя бы алюминиевые и медные фасады Херцога и де Мерона.

Сергей Чобан
Успешный русский архитектор, автор и соавтор крупнейших градостроительных проектов. Учился в Санкт-Петербурге. В 1991 году уехал в Германию. Вскоре стал партнером немецкого бюро nps tchoban voss.
Среди его построек — здания, изменившие облик Берлина. Теперь активно меняет архитектуру двух российских столиц.
Для московского Сити вместе с П. Швегером спроектировал башню «Федерация». В Питере с Е. Герасимовым — «Невскую ратушу», новый дом правительства. С 2006 года — один из руководителей бюро SPeeCH.

Есть здания-скульптуры и здания-картины.
Первые работают формой, силуэтом. Материалы для них выбирают предельно простые. Для зданий-картин, наоборот, важнее всего фасад. Еще древним грекам казалась скучной обычная тектоника, и они раскрашивали свои храмы, чтобы поверхность выглядела красивее. Узор привлекает взгляд. Возьмем, например, особняк Морозова на Воздвиженке. Если убрать с него все внешнее убранство, все эти сложности, ракушки, он не будет так знаменит. То есть энергия, которую вкладывает создатель, через орнамент отдается. Самые большие мастера по части зданий-картин — Херцог и де Мерон. Вспомним хотя бы их апартаменты в Нью-Йорке с решеткой по мотивам граффити (см. с. 64). Часть повседневной жизни стала элементом фасада. Мне кажется, это отличный ход!
Сегодня выбор декора не может быть простым. Либо нетрадиционным должно быть обращение с материалом или орнаментом, либо декор соотнесен с местом, где стоит здание. Когда архитектура развивалась по принципу школ, было очевидно, что в том или ином случае использовать.
Можно было рисовать листья аканта, не задаваясь вопросом почему. Теперь обращение к тому или иному орнаменту нужно чем-то оправдать.
И сделать понятным всем, начиная с заказчика. Контекст здесь играет первостепенную роль. Чем он тоньше и неожиданнее, тем интереснее.

 

интервью: Анна Пальчева, Мария Михайлова, фото: Алексей Народицкий, предоставлены архитекторами

ВНЕШНОСТЬ ОБМАНЧИВА
Многие объекты Бенедетты привлекательны на вид. Ранее заброшенный рынок Санта-Катерина в Барселоне (на фото) благодаря разноцветной крыше теперь виден издалека. Аппетитное перекрытие манит туристов. Но броские краски нельзя назвать фирменным стилем. Так, свой собственный дом она сделала нейтральным, серым и незаметным. Чтобы не привлекать внимания. Ее кредо — декор здания зависит от цели.ВНЕШНОСТЬ ОБМАНЧИВА Многие объекты Бенедетты привлекательны на вид. Ранее заброшенный рынок Санта-Катерина в Барселоне (на фото) благодаря разноцветной крыше теперь виден издалека. Аппетитное перекрытие манит туристов. Но броские краски нельзя назвать фирменным стилем. Так, свой собственный дом она сделала нейтральным, серым и незаметным. Чтобы не привлекать внимания. Ее кредо — декор здания зависит от цели.
ДЛЯ ЛЮДЕЙ
В портфолио бюро много проектов общественных мест. У каждого — свое лицо. Есть площадки для увеселений и детских игр, есть и строгие променады. Бенедетта даже взялась за то, чтобы превратить гигантский портовый район Гамбурга Хафенсити в парки и променады (на фото). Они террасами будут спускаться к Эльбе. Опорные стенки этого слоеного пирога покрыты кирпичной мозаикой. Рыбки и орнаменты радуют глаз.ДЛЯ ЛЮДЕЙ В портфолио бюро много проектов общественных мест. У каждого — свое лицо. Есть площадки для увеселений и детских игр, есть и строгие променады. Бенедетта даже взялась за то, чтобы превратить гигантский портовый район Гамбурга Хафенсити в парки и променады (на фото). Они террасами будут спускаться к Эльбе. Опорные стенки этого слоеного пирога покрыты кирпичной мозаикой. Рыбки и орнаменты радуют глаз.
НАРОДНЫЕ КОРНИ
Работы Бенедетты имеют ярко выраженный испано-каталонский вкус. Иногда по выразительности их сравнивают с творениями Гауди. Именно поэтому ей, итальянке, поручили создание испанского павильона для «Экспо2010» в Шанхае (на иллюстрации). Строение в виде гигантского плетня сделают народные умельцы. Специальное покрытие защитит лозу от дождя.НАРОДНЫЕ КОРНИ Работы Бенедетты имеют ярко выраженный испано-каталонский вкус. Иногда по выразительности их сравнивают с творениями Гауди. Именно поэтому ей, итальянке, поручили создание испанского павильона для «Экспо2010» в Шанхае (на иллюстрации). Строение в виде гигантского плетня сделают народные умельцы. Специальное покрытие защитит лозу от дождя.
ПЕРЕКЛИЧКА 
Здания ведут диалог с окружением. Своей формой, цветом, орнаментальным декором. Кричащие цвета павильона Arcelor в Люксембурге тоже соответствуют этому правилу. Они перекликаются с цветом диких роз парка, расположенного вокруг. Павильон поднят над землей на сваях, потому что возведен на влажном грунте. И к тому же так он виден отовсюду.ПЕРЕКЛИЧКА Здания ведут диалог с окружением. Своей формой, цветом, орнаментальным декором. Кричащие цвета павильона Arcelor в Люксембурге тоже соответствуют этому правилу. Они перекликаются с цветом диких роз парка, расположенного вокруг. Павильон поднят над землей на сваях, потому что возведен на влажном грунте. И к тому же так он виден отовсюду.
Сергей Чобан. Фото: Алексей НародицкийСергей Чобан. Фото: Алексей Народицкий
ЗОЛОТОЙ ЧЕМОДАН 
«Что-то новое, нетрадиционное должно быть в каждом проекте. Например, в обращении с материалом или в самом орнаменте», — утверждает Чобан. И следует своему кредо. Огромный куб бывшей больницы он облицевал алюминием с золотым напылением. Здание видно издалека, рельефный металл сияет, привлекая к себе внимание. На фото — офисный центр «Обухов», Санкт-Петербург.ЗОЛОТОЙ ЧЕМОДАН «Что-то новое, нетрадиционное должно быть в каждом проекте. Например, в обращении с материалом или в самом орнаменте», — утверждает Чобан. И следует своему кредо. Огромный куб бывшей больницы он облицевал алюминием с золотым напылением. Здание видно издалека, рельефный металл сияет, привлекая к себе внимание. На фото — офисный центр «Обухов», Санкт-Петербург.
ЦВЕТЫ И КОСТЮМЫ 
Принты на стекле — очередное ноу-хау архитектора. Один корпус бышего завода «Россия» украсили театральные эскизы А. Бенуа. На другом — «распустились» белые лилии. Декор возвращает к жизни унылый пром. Штучный товар запоминается, более того, он востребован. Половина здешних офисов была арендована еще до сдачи объекта.ЦВЕТЫ И КОСТЮМЫ Принты на стекле — очередное ноу-хау архитектора. Один корпус бышего завода «Россия» украсили театральные эскизы А. Бенуа. На другом — «распустились» белые лилии. Декор возвращает к жизни унылый пром. Штучный товар запоминается, более того, он востребован. Половина здешних офисов была арендована еще до сдачи объекта.
РАССМАТРИВАТЬ
Природные формы состоят из мельчайших частей. Крылья бабочки покрыты узором, листья — прожилками. Человек по привычке ищет сомасштабные величины и в зданиях. Такие, как тончайший орнамент на здании офиса «Лангензипен» (см. фото). «В южном климате строгий фасад обогащен светотенью. У нас ее нет. Поэтому важна работа с деталью, которая дает пищу для глаз», — считает Чобан.РАССМАТРИВАТЬ Природные формы состоят из мельчайших частей. Крылья бабочки покрыты узором, листья — прожилками. Человек по привычке ищет сомасштабные величины и в зданиях. Такие, как тончайший орнамент на здании офиса «Лангензипен» (см. фото). «В южном климате строгий фасад обогащен светотенью. У нас ее нет. Поэтому важна работа с деталью, которая дает пищу для глаз», — считает Чобан.
МИФОЛОГИЯ МЕСТА
Орнамент — эффектная оболочка здания. Но не только. Он наделяет постройку дополнительным смыслом. Помогает вписать «новичка» в контекст района и города. В Нижнем Новгороде Чобан строит Kempinski Plaza. В основе необычных фасадов центра — мотивы древнего русского зодчества. Увиденные здесь же, в Нижегородском кремле.МИФОЛОГИЯ МЕСТА Орнамент — эффектная оболочка здания. Но не только. Он наделяет постройку дополнительным смыслом. Помогает вписать «новичка» в контекст района и города. В Нижнем Новгороде Чобан строит Kempinski Plaza. В основе необычных фасадов центра — мотивы древнего русского зодчества. Увиденные здесь же, в Нижегородском кремле.
Комментарии
comments powered by HyperComments
 

другие тексты: