10.11.2008
Евгения Гершкович // Мезонин, декабрь-январь 2008-2009

Лопахин против Раневской. XI Международная биеннале архитектуры в Венеции

  • Репортаж
  • выставка
В павильоне Бельгии (фото Юлии Тарабариной) В павильоне Бельгии (фото Юлии Тарабариной)

информация:

Когда вы будете читать эти строки, Биеннале, работавшая с 13 сентября, завершится и павильоны разберут. Подметут разноцветные конфетти, рассыпанные у бельгийского павильона, Венеция растворится в туманах декабря.

Бродя по садам Джардини и променаду Арсенала,  древнего ангара судостроительной верфи, волей-неволей восхитишься: вот ведь на что способны творческий разум и самоирония, взявшись работать над заданной темой. «Не там. Архитектура помимо зданий». Так тонко ее обозначил куратор Биеннале,  Аарон Бецки. Архитектурный критик из Роттердама втягивал коллег в разговор о чем угодно, только не о самих зданиях. Намек был понят всеми не одинаково. Парад абстрактных инсталляций, зашифровывающих  формотворческие идеи харизматических персон от современной  архитектуры и персон поскромнее,  давал четкий ответ на поставленную задачу. Манекены, вделанные в белые кубы, имитирующие жилища; барочные кружева и синий свет;  сдавленные груды пластиковых игрушек, обращенные в мебель. Калифорнийцу Грегу Линну за его столь радикальный арт-жест вручили «Золотого льва» в номинации «Лучшая инсталляция». Поляки, получившие ту же вожделенную награду за «Лучший павильон» - комнату с красным полом и двумя балдахинными кроватями,  украсили ее фотоснимками существующих зданий и коллажами, в фотошопе преобразовавшими их в некий абсурд:  вокзал в коровник, собор в спа-центр. Чилийская  группа «Еlemental» уехала на родину с «Серебряным львом»: жюри умилила комбинация моделей домиков из глины и почтовых открыток, одинаково надписанных «Я был здесь», с теми же домиками, но уже из реальной среды. Бельгийцы, те предложили совсем уж эстетский ответ на главную тему фестиваля, разбросав там и сям стулья и горы конфетти в пустынных залах, имитируя последствия недавно отшумевшей вечеринки. Японский же архитектор Юния Ишигами  (проект «Природа в высшей степени») разрисовал  стены национального  павильона  сплошь графическими  растениями, а у входа посадил сады,  запаяв живые цветы  в стекло.

Лирические метафоры настраивали идиллически, нахлынувшие  эмоции  иного свойства этому мешали. В пресс-центре Биеннале, вместе с аккредитацией давали красные карандаши.  Начертанные на них слова «Arhitecture is politics»  звучали призывом  собраться и не распускать слюни.  Эстонцы без всяких метафор выплеснули свой негатив к газопроводу «Nord stream»: прямиком от российского павильона  к  германскому  протянулась желтая «gas pipe» большого диаметра. Украина рядом аккуратненько пристроила надувную ракету СС-20.   Теперь, наконец,  об ответе   Российского  павильона.

Он, выстроенный в 1913 году Виктором Щусевым, как известно  двухэтажный. В нижнем уровне на сей раз, согласно идее кураторов, царил беспредельный романтизм.  Иллюзорный мир российских  лесных   чащ, сотворенный  жителями калужской  деревни Никола Ленивец под руководством Н. Полисского был погружен в полумрак. Его нарушали лишь подсвеченные фотоснимки упоительных сельских рассветов и ключевых моментов фестиваля «Архстояние».  Не хватало птичьих трелей. Чем вам не отвлеченные мечты чеховской  Раневской о  несбыточном  счастье, о «белом вишневом саде»?  Второй этаж павильона России был внятным  и реальным  как купец Лопахин, которого достали нытье и созерцательность. Можем мыслить и абстрактно, но нам, наконец,  есть что показать,  в стране  как никак  строительный бум!  На  красно-белом шахматном полу стояли тридцать пять штук блестяще исполненных макетов строящихся и проектируемых у нас отечественными и западными архитекторами зданий  с  башней «Россия»  посередине.  Шахматные фигуры  передвигались  на тележках, несколько напоминающих  поддоны, на которых мерчандайзеры в универмаге выкатывают свой товар. Между противоборствующими сторонами едва ли оставались пустые клетки, дающие потенцию к развитию. Да и процесс  поединка  -  Вилкинсон   против  Бавыкина? Плоткин против Хадид? MIRAX против КРОСТа? - отвлекал от возможности сосредоточиться собственно на архитектуре. Не бывавший в стране зритель с трудом заметил бы, что здесь творят представители разных концепций, коммерческого мейнстрима,  классицистической и  более авангардной. Противостояние вполне могло бы обернуться диалогом. Да, и еще немного жаль, что Лопахин все-таки перекричал Раневскую.

Ворота Николая Полисского перед русским павильоном (фото Юлии Тарабариной)
Ворота Николая Полисского перед русским павильоном (фото Юлии Тарабариной)
Комментарии
comments powered by HyperComments
 

другие тексты:

статьи на эту тему:

статьи на эту тему: