08.10.2008

Каким был ваш первый архитектурный объект?

  • Архитектура
  • Объект
Проект Л. Грошелевой и Д. Леонтьева, получивший первую премию в конкурсе инновационного дизайна DIA-2004 Проект Л. Грошелевой и Д. Леонтьева, получивший первую премию в конкурсе инновационного дизайна DIA-2004

информация:

  • где:
    Россия. Санкт-Петербург
  • архитектор:
    Любовь Грошелева;    Денис Леонтьев;    Александр Романчук;    Егор Хлопуновский;    Елена Чучарина

Всегда интересно узнать, с чего начинали свою карьеру состоявшиеся архитекторы, прежде чем добились успеха. у кого-то первый рабочий опыт был интересным и познавательным, у кого-то — наоборот, плачевным. так или иначе, именно он послужил толчком к дальнейшему развитию.

Егор ХЛОПУНОВСКИЙ:
— Один из первых реальных проектов — это разработка генплана и, непосредственно, застройка кварталов в городе Кингисепп, а также комплексное благоустройство. Было получено техническое задание от девелопера, которое включало проектирование трех-, пятиэтажных секционных и блокированных домов. Важной задачей стал плавный переход от секционной застройки к блокированной, а затем и к частным домам. главное, чтобы не возникало диссонанса.
Тогда я работал в ОАО «Бюро комплексного проектирования» (БКП) главным архитектором проекта. Нужно было учесть наработки, сделанные гипрогором, а согласовывать проект в ГлавПУ. Пришлось проанализировать демографию в конкретном месте, оценить градостроительную ситуацию, геологическую ситуацию.
Проект не был осуществлен, так как дома были спроектированы с учетом методических указаний по проектированию домов в Ленинградской области, то есть нормы по площадям квартир были завышены. Девелопер посчитал, что строить экономически невыгодно, хотя на тот момент были разработаны уже все стадии проекта.
Так получилось, что я учился на кафедре градостроительства, а защищался на кафедре объемного проектирования, пропустив полгода, вместе с вечерним отделением архитектурного факультета. Это была первая работа после окончания университета (СПбгаСУ), в которой я в полном объеме применил полученные знания.

Елена ЧУЧАРИНА:
— В 1983 году после окончания университета (СПбгаСУ) я попала по распределению в Ленжилниипроект. Институт занимался капитальным ремонтом домов в историческом центре. Проектная группа в основном состояла из зрелых дам и нас — выпускников архитектурного факультета. Компьютеров не было, все чертежи
делались вручную.
нам предоставляли рем-копии на фиолетовой кальке. Каждый чертеж в количестве пяти экземпляров надо было раскрашивать цветными карандашами, правили чертежи бритвой и корректором. например, на плане семиэтажного дома требовалось раскрасить кирпичную кладку в красный цвет, окна в синий и т. д. Это же
надо было очутиться на такой муравьиной работе человеку с высшим образованием!
После двух недель подобного существования я впала в депрессию, собиралась сбежать. Мне предлагали пойти на студию документальных фильмов работать художником, но тогда это было недопустимо.
К тому же в советском проектном институте с дисциплиной было все очень строго. Каждое утро на входе делали снимки сотрудников, опоздавших хотя бы на пять минут. В обеденный перерыв вывешивали список тех, кто «позорит наш коллектив»!
Затем надо мной сжалились и перевели в другой отдел, где надо было заниматься отрисовкой фасадов, элементов декора и лепнины, то есть в большей степени работа была связана с реставрацией.
Спустя годы, реализовав огромное количество собственных проектов, я вспоминаю свой первый опыт с юмором.

Любовь ГРОШЕЛЕВА и Денис ЛЕОНТЬЕВ:
— В 2004 году после окончания университета мы получили первую премию в конкурсе инновационного дизайна DIA в номинации «Дизайн городской среды» и на эти деньги открыли собственное бюро. В качестве объекта дизайна был выбран один из самых обыденных и привычных элементов городской среды. Через переосмысление эстетики водосточной трубы решалась проблема реновации пространства старой части города. Предложенная труба полностью сохраняла свои технологические функции и приобретала новую — освещение. Тем самым она становилась заметным элементом городской среды. Проект позволял также решить
проблему замерзания труб, так как тепло, исходящее от ламп, было достаточным для поддержания внутри конструкции необходимой температуры. Водосточная труба состояла из модулей, что обеспечивало легкий монтаж и замену составляющих в процессе эксплуатации. Наружная сторона, обращенная к улице, могла
быть прозрачной как полностью, так и частично, с нанесенными на нее текстурами, штриховками, логотипами находящихся в здании объектов, местами для рекламы, адресными табличками. Такое решение позволяло заметно изменить облик центральной части города, а также сам принцип уличного освещения. Кстати, идею конкурсного проекта мы запатентовали, оказалось, что прежде никто до такого не додумался.

Александр РОМАНЧУК:
— Можно считать, что первый полноценный архитектурный проект был у меня году в 2002-м. Тогда мы работали втроем («Левчук-Романчук-Ююкин») и получили по рекомендации заказ на реконструкцию недостроенного частного spa площадью 450 кв. м. Это была заурядная, под двускатной кровлей, стальная конструкция
на железобетонном стилобате. Все это абсолютно не устраивало заказчика, но, так как деньги были потрачены, от этого он не хотел избавляться окончательно. Поэтому мы предложили «вдохнуть» в объект новую жизнь путем инъекции, которая представляла из себя опоясывающую старый объем «змею», изломанную
в трех измерениях и визуально частично оторванную от основания. «Пояс» был выполнен из металлического каркаса с заполнением из дубового (!) бруса. Через два года, несмотря ни на что, вышли на отделку фасада и интерьера. При этом на участке долго не могли обнаружить воду, которая, как известно, необходима
для spa-процедур. Пока шла стройка, мы успели презентовать проект на выставке арх Москва в разделе «арх-каталог» — очень гордились этим! но накануне дня строителя была сильная жара, наплавлялась мягкая кровля… Огнетушителя рядом не оказалось, и за три часа объект 80 % готовности «приказал долго жить».
но самое интересное, что новый объем выдержал это испытание огнем — брус только обуглился. Таким странным образом прошла проверка нашей работы, которая в буквальном смысле прошла «огонь, воду и медные трубы».

Комментарии
comments powered by HyperComments