01.04.2005

Тимур и его команда

  • Архитектура
  • Объект
Реконструкция Ярославского вокзала Реконструкция Ярославского вокзала

информация:

  • где:
    Россия

Имя Тимура Башкаева широкая публика узнала сравнительно недавно. Три года назад его бюро попало в число 10 русских команд (гораздо более именитых), представлявших русскую архитектуру на выставке «Время перемен» в Лондоне. Примерно в то же время были построены такие необычные вещи, как гараж на улице академика Варги и ресторан на Лодочной. Так взошла новая звезда

Хотя на самом деле бюро Башкаева существует уже 14 лет. А первый свой дом он построил еще в 1989 году – и он уже заметно отличался от типовухи, царившей в то время в жилом домостроении. А еще раньше Башкаев с друзьями спроектировал - ни много ни мало - парк «Страна чудес» в Нижних Мневниках. Правда, этому оригинальному проекту власти предпочли Церетели… Остались в проектах и такие эффектные проекты, как Евровокзал, Боровицкая площадь, Остров, стоматология на Новом Арбате. Эти вещи Башкаев делал вместе с Александром Асадовым, которого считает своим учителем. А последние годы он неожиданно стал главным специалистом по железнодорожному хай-теку. Построил синие павильоны станций Ярославки, пешеходный мост у ЗИЛа, станцию монорельса, а сейчас реконструирует здание Ярославского вокзала, возвращая народу Шехтеля, законопаченного в 60-е годы.

- Довольно неожиданный сюжет: радикальный архитектор вдруг ввязался в реконструкцию…

- А оказалось, что это главное дело его жизни! (смеется). Будет, по крайней мере, чем оправдаться перед потомками. Потому что всех, наверное, удручало несответствие сказочных фасадов Ярославского вокзала и его совковых интерьеров. И все думали, что там все погибло, да? Вокзал пережил две крупные реконструкции в советское время, после чего вместо внутреннего двора, куда прибывали поезда, появилась двухэтажная встройка, а все дворовые фасады, заложили кирпичом и отделали мрамором. Уцелели лишь колонны галереи Льва Кекушева и главный вестибюль Федора Шехтеля, сильно переделанный в 1947 году Алексеем Душкиным. В архивах мы не нашли ни одного чертежа, ни одной фотографии внутренних фасадов. А когда сделали пробные шурфы, обнаружились и недостающие колонны галереи из цельного куска лабрадорита, и шикарные арочные проемы с родной столяркой и даже местами со стеклом!

- Почувствовали себя Шлиманом?

- Практически… Когда сквозь пробитые в стене проемы видишь детали подлинного Шехтеля, закопченного и покрытого паутиной, ощущения фантастические! Стало ясно, что надо вскрывать фасады и все восстанавливать. Мастера из «Спецпроектреставрации» опустили пол, сняли потолок, восстановили кессоны. Только вот пол не отвоевали: гранит все-таки не в стиле модерна, мы хотели травертин. Галерею восстановили полностью, а позднюю встройку ради контраста сделали еще более современной. Наша главная идея была в том, что старое должно быть подлинным, а новое - современным.

- То есть, в полном соответствии с принципами научной реставрации?

- Да, именно так. И главное, что теперь эту красоту уже никто и никогда не закроет.Ну а свои модернистские амбиции будем реализовывать рядом: вокзалу необходим новый зал ожидания, который нам видится эдаким китенком из цинк-титана.

- Он чем-то похож на проект реконструкции Боровицкой площади, где у вас с Александром Асадовым была Рыба-кит…

- Александр Рафаилович был для меня даже не учителем, а, скорее, гуру. К моменту нашей встречи я уже многое умел, но именно Асадов помог мне как-то расширить сознание, понять, как много в архитектуре значит образ. Потому что без него здание остается набором функций и технологических решений, каждое из которых можно легко оспорить и отвергнуть. А когда у тебя в голове есть некий идеал и ты в него веришь, то и заказчика убедть легко. Возникает некая целостность, которая для меня является высшей ценностью. А потом уже все решения логично подчиняются этому образу, он становится критерием всех твоих ходов. Именно так мы мыслили проект реконструкции Планетария: он был центром системы, своего рода «солнцем», вокруг которого возникали «планеты» - павильоны поменьше.

- Так это была ваша идея – поднимать домкратами памятник мирового значения?

- Нет. Это была идея академика Анисимова. Мы разрабатывали архитектурную концепцию, поднимая не только здание, но и землю вокруг него. Создавали наклонный искусственный рельеф, пологие пандусы, чтобы сохранить исторические пропорции выдающегося памятника конструктивизма. Но в дальнейшем Анисимов дорабатывал проект без нас.

- Складывается ощущение, что Башкаев это такой романтик, который вечно придумывает какую-то усложненку. И построить ее невозможно, и денег нет, а он ее упорно двигает…

- Как только возникает сверхзадача – возникает сложность. Чтобы найти простые совершенные формы, надо от многого отказаться - а как отказаться, не попробовав? Количество возможных приемов фантастическое, и если раньше была доминирующая парадигма (классицизм, модерн, функционализм), то теперь их десятки. Что выбрать, как найти конкретной задаче адекватное решение? Только попробовав, почувствовав весь инструментарий, весь набор приемов, наработанный архитектурой. А глазами этого не постичь, только руками. Накопив опыт, ты уже быстрее отбрасываешь то, что заведомо не отсюда. Я не адепт какого-то конкретного стиля, поскольку уверен, что сегодня невозможно решать разные задачи в рамках какой-то одной парадигмы. Но знаю, что в этой конкретной ситуации максимальный эффект может дать минимализм. А вдругой – хай-тек. И т.д.

А вообще бывает по-разному. Сделали мы проект пешеходного моста у ЗИЛа. Согласовали, обсудили со строителями варианты остекления… Проходит какое-то время, проезжаю по Третьему кольцу, смотрю – а мост уже стоит. И что вы думаете? Практически один в один с нашим проектом. Но есть и печальные примеры, как, например станция монорельса «Улица Милашенкова». Нарисовали мы красивый пульсирующий силуэт, а на то, что получилось, смотреть без слез невозможно… Генподрядчики сделали «рабочку» и построили станцию без единого согласования с авторами проекта.

- А вот ваши новые станции Ярославки: красиво, но люди мучаются, потому что ноги со скамеечек до земли не достают! Вечно у нас с хай-теком так: вроде круто, а гайка какая-нибудь не там – и все!

- Там, где рабочку делали мы - скамейки нормальные. А вообще это вечная история, когда проект твой, а «рабочку» делают другие, ложась под строителей. И тогда весь хай-тек летит к черту. Вроде бы – зачем вообще связываться? Но люди делают хай-тек не потому что это модно, а потому что это отвечает их мироощущению. И даже если качество не соответствует, то порыв нельзя не оценить. Неправильно привинченная гайка тоже когда-нибудь станет частью нашей истории. Русский конструктивизм нисколько не скомпрометировал себя тем, что был построен из плохих материалов и сегодня разваливается. Конечно, всякое усложнение увеличивает риск. Но и обходиться в наш сложный век простыми решениями – тоже ведь странно?

- Тем не менее, в жанре «прома» вам удалось сделать немало славных вещей: например, гараж на улице академика Варги. Просто, ярко, весело, остроумно!

- А сколько нервов потратили! Мне очень хотелось уйти от образа сундука, каким у нас обычно гараж выглядит. И мы спрятали рампу внутрь, выведя наружу смягченную форму. А с той стороны, где жилой дом, повесили тонкий лист синего железа, прорезав по нему узоры. Ограждения сделали из перфорированного листа, а весь фасад затянули растяжками. Долго «объясняли» заказчику, что они там что-то поддерживают и не дают пьяному выпасть! Но сейчас их убрали и вставляют окна, так что, считайте, нет гаража.
А на Полесской улице гараж, проект которого все премии собрал, и вовсе не построили. Мы пытались осуществить схему, по которой машина заезжает на свой этаж непосредственно с земли, без виражей – за счет перепада рельефа. Ну а чтобы свести две части и сделать хоть какую-то архитектуру, придумали посредине башню. Но ничего не вышло.

- У вас вообще очень много утопических проектов: будь то новый жилой комплекс на Кутузовском или дом в поселке «Ландшафт», где сквозь здание проходит эдакая трубочка… Не говоря уж о «Стране чудес»!

- Чисто коммерческий подход к освоению участка возможен, но он ограничен. Ставить плотно коробочки башен уже не интересно даже заказчику. Но можно по-другому. Создать, например, искусственную среду, которая живет по законам среды естественной. Не имитировать природу, а развивать ее логику. Именно такой альтернативный вариант жилого комплекса мы и предлагаем на Кутузовском. В городе глаз человека лишен сложностей естественного ландшафта: холмиков, пригорков. А поскольку застроен город плотно и на земле места уже нет, то мы предлагаем создать вертикальный ландшафт, по всем законам ландшафтной геопластики.

Что же касается «Страны чудес», то это совсем из другой жизни. В конце 80-х Зураб Церетели пробивает этот участок в Нижних Мневниках под детский парк развлечений. Его ставят в график, срок подходит, а проекта нет. А там Политбюро, надо отчитываться. Главный архитектор города идет к начальнику института Генплана и тот говорит, что выход только один: набираем молодняк, даем им карт-бланш и быстро делаем. И вот мы с друзьями (главным у нас был покойный Леша Мещеряков), по ночам, весело и быстро все это ваяем. Такого напридумывали! Огонь, вода, космос – и никакого Диснейленда. А потом Градсовет, мы с нашим проектом на 48 квадратным метров – и Церетели с листиком А1. Ну и нам говорят: все здорово, только тематика у вас, ребята, неверная. Народ не поймет.

- В запой не ушли с горя, что очередная мечта накрылась?

- Да нет, я ж тогда как раз первый дом построил. Для летчиков аэропорта «Домодедово». 120 квартир, три башни, а между ними - шесть двухэтажных атриумов. Чтоб человек выходил из квартиры – и сразу попадал в какое-то общественное пространство: детская игровая, бильярдная, кафе. Такого в Москве тогда еще не было! Правда, проект здорово подправили пожарники и конструкторы, но все равно было безумно интересно…

- А строящийся в Подольске жилой дом проекту будет соответствовать?

- Да, только вот цвет нам Охрана памятников зарубила. Мы хотели сохранить контраст красного с белым. Но там близко историческая застройка XIX века, поэтому пришлось красны цвет заменить на бежевый… Но общая композиция сохранилась.

- Если сравнить дом в Домодедово с проектом офисного комплекса на Поклонной улице, то видишь, как далеко шагнула наша архитектура!

- Мы сделали для заказчика три абсолютно разных варианта, и про один их них вдруг поняли, что у нас получились аффинные структуры. Это такие самоподобные развивающиеся образования, которые сохраняют типологию в любом масштабе – ну как горы, снег, облака, кристаллы - таких структур в в природе множество. Каждый фрагмент этого здания подобен целому – и в плане, и в фасаде, и в разрезе. Но при этом они все разные!

- У вас и профиль удивительно широкий: дома многоквартирные, загородные, коттеджные поселки, гаражи, станции, вокзалы, монорельс, ресторан…

- О, ресторан! Я лишний раз убедился, что не существует архитектуры вне социальных условий. Был на берегу канала пивняк, там, естественно, все регулярно тонули, и иначе как «Утопленником» бар этот не звали. Надо было как-то все исправлять: и архитектуру, и ауру. А там решили построить ресторан. Приезжаю, делаю проект: плоские кровли, трубы, ну, не корабль, но что-то такое белое-модернистское. Посмотрел заказчик и говорит: не, парень, тут надо «шале» делать, и чтоб крыши были, как в Австрии, скатные. Ах так, думаю, ну сейчас я тебе такое шале устрою! И устроил: кровля, как заказывали, двускатная, но почти до земли, консоль вывешена к воде, витраж наклонен - в общем такого «шале» история еще не знала! А потом заказчик проникся и ужес сам гонял и нас, и строителей за несоответствие цвета и деталей интерьера – нашему же проекту!
А вообще мне многие жанры нравятся. И я даже как-то переживаю, что в какой-то момент из-за конкуренции придется выбирать. Но главное, чтоб было из чего. Так что это вы мне лучше объясните, почему на гостиницу «Россия» международный конкурс не объявят?

Проект реконструкции ПланетарияПроект реконструкции Планетария
Мост ЗИЛМост ЗИЛ
ГаражГараж
Неосуществленный проект гаража по улице Полесской. Архитекторы: Иорданова В.М, Шитов Д.В., Башкаев Т.И.Неосуществленный проект гаража по улице Полесской. Архитекторы: Иорданова В.М, Шитов Д.В., Башкаев Т.И.
Жилой дом в Подольске. МакетЖилой дом в Подольске. Макет
Офисный центр на ул. Поклонная. Арх.: Адиев М., Горяинов А., Башкаев Т.Офисный центр на ул. Поклонная. Арх.: Адиев М., Горяинов А., Башкаев Т.
Ресторан на ул. Лодочная. Архитекторы: Соловьев Г.С., Карпач А.М., Хлебникова И.А., Башкаев Т.И.Ресторан на ул. Лодочная. Архитекторы: Соловьев Г.С., Карпач А.М., Хлебникова И.А., Башкаев Т.И.
Комментарии
comments powered by HyperComments

ссылки: