14.06.2005

Удав с рублевки

  • Архитектура
  • Объект
Удав с рублевки Удав с рублевки

информация:

  • где:
    Россия. Москва
  • архитектор:
    Борис Левянт
  • мастерская:
    ABD architects

Архитектурное бюро ABD Limited. Торговый комплекс «Европарк»

Сначала я хотел назвать эту рецензию так: «наша первая кривуля». Слово «кривуля» стало искусствоведческим термином с легкой руки критика Григория Ревзина. Насмотревшись на венецианской биенналле 2000 года на дигитально-биоморфную архитектуру, и не увидев в ней никакого высокого смысла, Ревзин нашел ей имя – и с тех пор в рунете ее только так и обзывают. А тут еще один из ее главных творцов – голландец Ларс Спайбрук – в Москву с лекцией приехал, и произнес кучу ожидаемых трюизмов про то, что архитектура должна течь, мерцать, вибрировать. Показав не только свои постройки (павильон Н2О, Son-O-House, D-Tower), напоминающие то змей, то какие-то органические кучки, но и то, откуда они берутся – например, тарелку с остывшей вермишелью.

В этом контексте «Европарк», конечно, «кривуля», вот только источники ее совсем иные. Проект начали делать шесть лет как первый в Москве молл. Менялись инвесторы, менялись программы, за право быть «якорным арендатором» боролись «Ашан» и «Рамстор» (последний в результате заплатил за аренду вдвое больше и выиграл). Неизменным оставался только участок – удачный в стратегическом смысле (перекресток Рублевки и МКАД) и неудачный в техническом: кривой, жестко ограниченный подземными коммуникациями.

Так что прямой сарай тут все равно не получался. Да и не хотели наши зодчие сарай делать: вон их сколько за это время расплодилось. И под флагом того, что с Рублевки (а она проходит значительно выше уровня земли) объект должен быть хорошо заметен, и масштабу окрестных полей отвечать, а при подходе, наоборот, становиться ниже и приветливее, сделали его кривым не только в плане, но и в разрезе. Получилась эдакая змея, ползущая по участку. А когда в программу вернулся многозальный кинотеатр, то в хвосте змеи возникло эффектное утолщение: словно удав этот кого-то заглотил.

Правда, изначально вся эта кривая форма мыслилась, как ей и полагается, в бетоне. Но когда два первых пролета были уже отлиты, рухнул аквапарк. Пришлось срочно менять бетон на железный каркас. Так что идея «кривизны» выжила, а правда конструкции – ушла: внутри стены стали прямыми. Но осталась облицовка: модный ныне альполик (алюминиевые кассеты) лег на покатости здания так удачно, что совершенно по-разному отражает свет – и выглядит так, будто тут не три цвета, а тридцать три. А напоминая цветовой гаммой служебные постройки аэродромов, блестяще справляется со своей «сигнальной» функцией. Не пролетайте мимо.

«Удав», конечно, длинноват: не 38 попугаев, а все 350 метров. И в каких-то ракурсах его неожиданная форма не считывается, хотя вздутия панелей старательно ее подчеркивают. Зато, когда входишь внутрь, обнаруживаешь совершенно феерическую галерею безо всяких колонн – настоящую торговую улицу, освещенную верхним светом. С земли этих стекол не видно, поэтому, зайдя, испытываешь приятное удивление: ангар на поверку оказывается музеем. Конечно, в конце его – все равно ангар: самый большой в Москве «Рамстор» (12 тысяч кв.м). Но даже его громадность приведена в соответствие с идеей магазина-города. Оранжевые стены перекликаются с цветом фасада, а большие неоновые вывески, ползущие в разные стороны («масло! яйца! сыр!»), превращают интерьер в подобие городского пространства. То есть, сначала улица-галерея, заполненная мелкими арендаторами, а затем (в соответствии со всеми законами бизнеса) – площадь-рынок «якоря».

Дом получился на диво радикален. И назначению своему - лучшая реклама, и в смысле образа – прорыв. Но вывести эту экстравагантную форму из места, задачи, бюджета или особенностей национального ритейлинга все равно не получается. Потому что действительно не совсем так. Секрет – в авторах. Главный архтектор этого проекта, Борис Стучебрюков, широко известен как создатель уникальных арт-муз-объектов. «Консервоарфа», «пружинофон», «труба-дура» - все это делается им уже 20 лет из простейших предметов (пивной банки, пружин, бритвенных лезвий), но обретает фантастические формы, а кроме того, всячески движется, крутится, вертится, изящно меняя форму, и даже звучит (чаще всего – в клубе «Дом»). И самый близкий родственник «Европарка» - это вовсе не спайбруковы завтраки, а как раз стучебрюкова «Галатея»: эдакая красавица-амеба из 20 тыщ тех самых лезвий.

Адрес: Рублевское шоссе, вл. 62
Проектная организация: ABD Limited
Архитекторы: Борис Левянт, Борис Стучебрюков (ГАП), Саид Джабраилов, Елена Гаврилова; при участии Дарьи Мельник
Инженеры, конструкторы: МГПИ
Заказчик: ЗАО «Центурион Альянс»
Подрядчик: «Контек Иншаат ЛТД» (Турция)

Комментарии
comments powered by HyperComments