04.08.2008

Перерождение АрхМосквы: взгляд из Петербурга

  • Репортаж
  • фестиваль
Город-на-воде. Студия 44 Город-на-воде. Студия 44

информация:

После первой российской архитектурной биеннале и выставки АрхМосква прошло два месяца — время достаточное для того, чтобы можно было оценить результаты и перспективы не только развития этих выставок, но и участия в них мастерских. Мы попросили это сделать постоянных участников кураторских проектов выставки АрхМосква, представителей петербургских архитектурных студий «Витрувий и сыновья» и «Студия 44»

Никита Явейн,
архитектор, руководитель
архитектурной мастерской «Студия 44»:

— Впечатления неоднозначные. Во-первых, по-прежнему присутствует неприятное ощущение коммерческой выставки, к которой существуют архитектурные приложения. Их объем несколько увеличился, однако приоритет коммерческого
начала сохраняется. Ну и территориально все немного запутанно — трудно ориентироваться.
Интерес к мероприятию возрос, но он, на мой взгляд, немного более «балаганный», тусовочный и не совсем  профессиональный.

Попытка представить западных архитекторов действительно любопытна. Пожалуй, это одна из самых интересных акций. Но, если честно, все и так известно из прессы. Одно-два новых имени, а остальное — тиражирование знакомой журнальной информации, приправленной новым соусом.
Ориентация на моду, критерий отбора по принципу «модно — немодно», дизайнерские находки, геометрические приемы — в общем, весь джентльменский набор, без которого архитектурное произведение сегодня не попадет на страницы журналов, начинает утомлять. Во-первых, модное — это хорошо забытое старое, а во-вторых, направленность немного не увязывается с темой. Это даже странно, когда речь идет о модной массовой или социальной архитектуре. Мне показалось, что в рамках заданной темы гораздо интереснее было бы представить проекты компактного жилья 1960—1970-х годов. Сегодня данное направление практически забыто, а ведь это были серьезнейшие исследования. И геометрия там была именного научного плана.

С другой стороны, чисто психологически отбор куратора понятен, так как все, что изучаешь в молодости, остается для тебя современным на всю жизнь. Вот для брата моего, к примеру, Корбюзье — самый современный, для меня, скажем, Райт. Если человека всю жизнь учили возводить социальное жилье, то именно это направление кажется ему насущным и востребованным. В известной степени тема действительно актуальна, но у нас все строится по каким-то иным принципам, через другие схемы.
Западные представления по целому ряду позиций вступают в противоречие с нашими реалиями, нормативами. Более того — куратор ориентирован на скандинавско-лютеранскую культуру, которая у нас менее востребована. Нам ближе какой-то иной тип сознания, возможно, французские, испанские, даже итальянские модели. Ну не протестанты мы. Вообще, тема социального жилья в формате биеннале — почти оксюморон.

Биеннале — это, по определению, демонстрация архитектурной моды последнего года. Поэтому социальное жилье не может быть темой Венецианской биеннале — иначе получается демонстрация моды на социальное жилье.

При этом на Венецианской биеннале коммерческая составляющая сведена на нет. Достаточно абсурдно употреблять слово «биеннале» и показывать в таком количестве плитку и сантехнику. Точнее, употребить-то можно, но вряд ли от этого что-нибудь изменится.
Российская экспозиция получилась достаточно интересной. Высокий уровень, интересные решения. И все же мне показалось, что тема была недостаточно раскрыта, организаторам не удалось набрать массу. Десяти-пятнадцати достаточно разномастных и разноуровневых вариантов (причем в диапазоне от концепций до рабочего проектирования) недостаточно для глубоких выводов и серьезной систематизации.

К тому же это все-таки московское явление, с московскими приоритетами и видением проблем. И в этом плане фестиваль «Зодчество», несомненно, выигрывает, поскольку является действительно общероссийским событием. Конечно, к нему можно относиться по-разному (да и пошлости там немало встречается), но он однозначно интереснее вот в чем: там больше нового, неопубликованного. А здесь — да, раскручено, интересно, но нового совсем мало. Наверное, любопытнее было бы посмотреть индийские, китайские, латиноамериканские школы, венгры сейчас очень интересные. И ведь информации об этом сегодня почти не найти.

«Персимфанс» — любопытная выставка. Думаю, правильно, что архитекторов вовлекают в сферу современного искусства, по крайней мере, это идет на пользу профессии. Не могу сказать, что все это безусловные вещи, хотя я и не большой специалист в данной области. Для меня ценность объекта заключалась не в нем самом, а в том, что его создал, к примеру, Скуратов.
Когда знаешь человека, его архитектурные проекты, интересно узнать его и с этой стороны. В этом году мы показали два градостроительных проекта в рамках экспозиции «Квартальный вопрос». Оба — в стадии концепции. Их тема — создание «нового Петербурга», города-на-воде.
Фактически мы обращаемся к первоистокам. Достаточно вспомнить первые генеральные планы развития Петербурга: идею Петра о перенесении столицы на остров Котлин, перемещение «центра тяжести» с Петроградской стороны на Васильевский остров по проекту Леблона. Сегодня городская застройка приблизилась к «морским» берегам, поэтому мы считаем эту тему действительно актуальной и востребованной. В своих проектах мы движемся от менее радикального решения
к более радикальному.

Планировка жилого района на Октябрьской набережной подчинена принципу визуального раскрытия на воду. Иерархия пространств выстраивается вокруг некоего «разрыва», как бы приглашающего к входу. Вода проникает на территорию участка в виде искусственных каналов. В результате получается почти обособленный «город-у-воды».

Более радикальный проект — это уже почти «Новый Петербург», вода здесь является доминантой существования. Его  пространственная драматургия выстроена на единстве и противостоянии плотно застроенных кварталов с открытой водной гладью. Подобно тому, как при Петре каждый житель обязан был иметь некое водное транспортное средство сообразно своему достатку, и каждый год Петр устраивал смотр и проверял, кто и как умеет своим судном управлять, так и у нас — если у тебя нет лодки, то ты там вроде как и не живешь. Систему вновь создаваемых островов и полуостровов мы предлагаем заполнить жильем самой разнообразной типологии — от индивидуальных усадеб на отдельных островах до многоквартирных домов разной этажности.

Так что у нас — поиски нового образа жизни, жизни в средовом контакте с водой. Думаю, мы в этом направлении будем развиваться. По крайней мере, оно кажется нам правильным и очень любопытным.

 

Дмитрий Быков,
архитектор, архитектурная мастерская
«Витрувий и сыновья»:

— Организаторы приглашают нас участвовать в выставках с 2002 года. Почему? Очевидно, архитектурная мастерская «Витрувий и сыновья» входит в число лучших студий, работающих сегодня на территории России.

Кроме того, можно усмотреть явную закономерность в подборе представленных проектов. Нет ни современных московских поделок на тему красной дорики, ни мучительных блужданий среди башенок и эркеров в поисках смысла загадочного словосочетания «петербургский стиль».
Кураторы выставки предлагают нам ознакомиться не с деятельностью архитектурного сообщества в целом, но пропагандируют именно то направление современной архитектуры, в русле которого работает и наша мастерская. Вероятно, это и позволяет нам оказаться среди немногочисленных авторов, приглашенных в кураторский проект.

Впервые мастерская участвовала в выставке в 2002 году с проектом «Замок воды» (павильон для переговоров на высшем уровне в Константиновском дворце), далее мы представляли кинотеатр в Александровском парке, торговый комплекс «Штрих-код», проект «Новогодняя елка» на Дворцовой площади, концепцию «Первый православный монастырь на околоземной орбите». В этом году в рамках экспозиции «Квартальный вопрос» мы выставляли проект жилого квартала на Петроградской стороне, который получил диплом АрхМосквы.

Безусловно, АрхМосква — выставка амбиций избранных, но именно амбиции избранных формируют прогрессивный вектор развития в любой сфере деятельности, в том числе и в архитектуре. С 1996 года (дата проведения первой выставки) в облике Москвы (про Россию говорить не берусь) произошли существенные изменения к лучшему. Думаю, АрхМосква сыграла в этом немалую роль.
АрхМосква начиналась в 1996 году как Московский салон архитектуры и дизайна, к 2004 году выставка стала международной. Биеннале — логичное продолжение развития. Естественно, первый опыт организации мероприятия такого масштаба не стоит сравнивать с аналогичными проектами, имеющими многолетнюю историю, но, скажем, «Персимфанс» (экспозиция в Музее архитектуры Щусева) можно назвать выставкой европейского уровня.

Будем надеяться, что в дальнейшем организаторам удастся справиться с хаосом программы, найти необходимое количество денег, отказаться от торговой части экспозиции.

В нашей мастерской уже несколько лет существует традиция коллективных поездок на АрхМоскву. При всех своих недостатках это практически единственное место для неформального общения. Выставка «Зодчество», к примеру, — гораздо более протокольный характер.

Санкт-Петербург. Жилой квартал на Октябрьской набережной. Концепция. Студия 44
Санкт-Петербург. Жилой квартал на Октябрьской набережной. Концепция. Студия 44
Жилой дом по ул. Ораниенбаумской. Санкт-Петербург. Витрувий и сыновья
Жилой дом по ул. Ораниенбаумской. Санкт-Петербург. Витрувий и сыновья
Жилой дом по ул. Ораниенбаумской. Санкт-Петербург. Витрувий и сыновья
Жилой дом по ул. Ораниенбаумской. Санкт-Петербург. Витрувий и сыновья
Комментарии
comments powered by HyperComments