06.03.2012

Предисловие из двухтомного каталога бюро ТПО «Резерв»

  • Архитектура
  • Новость

информация:

С момента основания в 1987 году в качестве проектного кооператива «Творческое производственное объединение «Резерв» выросло в одно из крупнейших московских архитектурных бюро со структурой, примечательной не только для отечественной, но и для зарубежной частной практики.

По численности (более 200 человек), организационной модели и масштабу работ ТПО «Резерв» можно было бы сравнить с российскими проектными институтами, включающими в себя наряду с архитектурными мастерскими полный комплекс инженерных отделов и решающими в своих стенах значимые проектные задачи.

Но есть две особенности, которые свидетельствуют о том, что речь идет о крупной, но все же персональной фирме. Это, с одной стороны, стабильно реализуемая художественно-эстетическая позиция, отчетливо считываемый моноподход с его узнаваемостью и характерностью. И с другой - обширная типология проектируемых объектов, совсем не свойственная институтам, созданным под узкую проектную специализацию. Более внимательный взгляд обнаруживает, что эти два момента не только связаны, но являются двумя сторонами одной медали, двумя проявлениями одного очень личностного отношения к проектированию.

1990-е и начало 2000-х – очень специфический период для российской архитектуры, в частности, для архитектуры московской. Время молниеносного распространения лозунгов в духе «московский стиль – это отсутствие стиля», спекуляций на тему контекста и исторической среды с одновременным физическим уничтожением и того, и другого, полной девальвации этих понятий, в том числе среди профессионалов; выжимания площадей и игнорирования гуманистической составляющей работы архитектора. Добавим к этому низкое качество строительства и почти стопроцентный импорт материалов. А параллельно с этим – интернет, шквальный поток информации о зарубежной архитектуре, недвусмысленно свидетельствующий о том, что дело модернистов всех поколений не только живет, но и приносит абсолютно новые плоды, создающие уже другую эпоху. В этих условиях опасность дезориентации в профессии достигает апогея, а все, к чему в свое время привязывался модернизм, перестает быть источником вдохновения.
 
Что остается? С чем можно работать, продолжать поиск, создавать свой художественный язык? В одном из интервью главный архитектор ТПО «Резерв» Владимир Плоткин отвечает на этот вопрос. «Самым важным в архитектуре для меня не являются ни высокие технологии, ни пиетет к среде, ни социальные и этические аспекты архитектуры. Ни культ детали. Ни арт-жест. Ни сценарий развития пространства. Ничего из этого. ...Наверное, для меня главное - пристрастие к форме. Культ эстетики архитектурной формы. Есть сверхидея – новая функция, парадокс, остроумный и уместный литературный образ, суперконструкция. Для сверхидеи должна быть найдена форма, которая ведет проект и оказывается доминирующим мотивом. И в идеале, если тема очень сильна, можно забыть обо всех принципах.»

Так бывает всегда: когда хочешь сохранить какую-то ценность, ставишь ее во главу угла, возникает своего рода ее идеализация, даже экзальтация, некоторая отстраненность от реальности. Вольно или невольно, архитектор становится реакционером, чья реакция заключается в преданности формообразованию «в лучших традициях», со всем соответствующим инструментарием: пропорциями, модулем, сеткой, ритмическим рядом. Эти инструменты берут на себя не только роль соединительной ткани проекта, они становятся самостоятельным предметом художественного осмысления и собственно – телом и образом здания. Здания из инструментов...
  
Но архитектура, как известно – прикладная  дисциплина. Поэтому, если приоритет отдан форме, то необходимо заранее понять, что будет с содержанием. Здесь проявляется вторая сторона метода: параллельно с отработкой пластических «фразеологизмов» идет создание банка данных, заготовок функциональных схем, которые априори ложились бы в ту или иную пластическую систему. В зависимости от функции проектируемого объекта эти заготовки отбираются и комбинируются, ибо любая типологическая единица состоит из свойственного только ей набора функциональных блоков. Возникшие же при этом шероховатости отдаются на откуп ремеслу. Таким образом, открывается возможность ответа практически на любой заказ без измены  методу, и, если угодно, без отказа от собственного брэнда. Ведь брэнд, по мнению маркетологов, создается не производителем продукта - он является системой ценностей, возникающей в сознании тех, кто этот продукт потребляет.
 
Настоящее издание содержит обзор реализованных объектов, проектов и конкурсных работ, выполненных бюро с 1998 по 2010 год. Тематические разделы книги отражают широкий типологический спектр, освоенный архитекторами за эти годы, столь насыщенные спросом самого разного характера. Читателю предоставляется возможность проследить особенности творческого метода — своего рода «резерва», позволяющего отвечать на требования эпохи и одновременно - ставить перед собой задачи вневременного художественно-эстетического характера в условиях исторической нестабильности.
Комментарии
comments powered by HyperComments