22.04.2008

Журнал "Мезонин" об архитекторах. Александр Бродский, X.Y.Z, Михаил Филиппов

  • Архитектура
  • Объект

информация:

  • где:
    Россия. Москва
  • архитектор:
    Александр Бродский;    Светлана Головина;    Михаил Филиппов
  • мастерская:
    Архитектурная мастерская X.Y.Z.;  Архитектурное бюро "Александр Бродский";  Мастерская Михаила Филиппова

БРОД
Название: Бюро Александра Бродского
Год основания: 2001
Руководитель: Александр Бродский
Команда: Кирилл Асс, Дарья Ковалева, Ярослав Ковальчук, Надежда Корбут, Дарья Парамонова, Николай Сапрыкин,  Полина Смирнова, Евгений Ширинян.

Мне странно видеть его руководителем крупного бюро, выезжающим на стройку, обсуждающим с клиентом выбор мебели. Он художник замкнутого в себе творчества, совершенная отдельная звезда на нашем архитектурном небосклоне.  Придет, может быть,  справедливый день,  и Александра Бродского занесут в список "национальных  достояний", как это заведено в Британии.
Брод (так его зовут друзья) закончил  МАРХи в 1978г. По своей непосредственной специальности он начал работать практически недавно. Его путь к архитектуре был ветвист. Причем, я не совсем уверена, что Бродский двигался именно к архитектуре. Все его творчество это воспоминание о потерянном Рае, часто пронзительное. Его трудно описать, как, например, трудно пересказать, мультфильм Норштейна "Сказка сказок". Евгений Асс, который всегда подберет точные слова, считает архитектуру Бродского "нежной, безалаберной и дружелюбной, как ее автор". 
Мне было счастьем наблюдать (а это было, страшно подумать, двадцать лет назад,  вот они и мемуары) как Бродский воплощал свои детские мечты о Риме, о Пиранези. Увидеть все это ему только предстояло. Саша, вместе с друзьями: Уткиным и Монаховым строил интерьер "Атриума", одного из первых в Москве кооперативных кафе, фотоснимки которого потом обойдут всю мировую архитектурную прессу. Строили ребята, между прочим, собственными руками, сегодня в такое поверить трудно. Монтировали гипсовые колонны, вручную патинировали, вырезали кракелюры, а после смены гасили лампы и зажигали свечу, представляя  себя  посреди античных руин.  Такие были чудеса. 
В 1980-е годы добрая половина архитектурной молодежи пребывала в виртуальном мире бумажной архитектуры. В 1982 г журнал "Japan Architect" (совместно с токийском компанией Central Glass) объявил международный конкурс на концептуальный проект.  Александр Бродский и Илья Уткин с серией офортов "Хрустальный дворец"  взяли тогда первый приз. И с того конкурса стали работать в тандеме "Бродский и Уткин". Занимались преимущественно офортами. А потом Бродский уехал в Америку. Некоторое время пришлось наблюдать за его успехами издалека. Вернулся известным художником, сделал в Москве несколько самостоятельных (вместе с Уткиным они тогда уже не работали)  выставок - "Утопическая канализация",  "Кома", "Футурофобия", "Точка схода", от офорта  перейдя уже к объемной скульптуре и инсталляциям.
Потом  друзья  предложили  Бродскому  построить  летний ресторан на берегу Клязьминского водохранилища. Так в Бухте Радости возникло это, отклонившееся от прямого угла деревянное сооружение, первая постройка Бродского,  ресторан  "95°". Следом Марат Гельман заказал  архитектору  интерьер своей квартиры, потом и проект дачи. Ну а как посыпались заказы на пространства,  как частные,  так и общественные: ресторан "Улица ОГИ",  кафе "Апшу", дом для Андрея Макаревича, дворы и галереи Винзавода и др., так  в 2001 г пришлось открывать собственное бюро. В послужном списке архитектора  уже есть несколько больших загородных домов. Но,   даже,  предавшись земному и реальному, Бродский по сути остается "бумажником", концептульных своих тренировок тоже не оставляя. В фестивале "Арт-Клязьма" 2002 г принял участие павильоном, сделанном изо льда, в 2003 г - павильоном для водочных церемоний, собранных из оконных рам XIX в. В 2005 г на  "Арх-Москву"  принес проект "Дом престарелых футболистов".   По существу  карандашный набросок, так, мысли вслух, но за него тогда дали гран-при. Попутно, как художник, архитектор попробовал себя и в театре: придумал двухэтажные железные конструкции, на которых балансировала в "Грозе" Катерина - Чулпан Хаматова (театр  "Современник", реж. Нина Чусова). В 2006 г Бродского позвали  представлять  страну  на  Х Венецианской Архитектурной  биеннале с проектом "Населенный пункт", по - итальянски стало быть "Localita Abitata". Российский павильон разделили на очень разные в визуальном смысле, эпизоды, где Бродский интерпретировал среду обитания отдельного человека в большом городе. Там были,  и фотопроект, и аквариум-шарманка с макетом припорошенного снегом микрорайона.  Заключительный  эпизод представлял собой  комнату из пенокартона, почти пустую: только стол да кровать. Из узкого проема окна открывался вид на водную гладь венецианской лагуны. И в этом весь Бродский.

Бюро Александра Бродского: Воздвиженка ул., д.5/25, корпус "Руина", тел. 2900402, www.brod.it

ТОЧКА В ПРОСТРАНСТВЕ
Название: Архитектурная мастерская X.Y.Z.
Год основания: 1998
Руководитель: Светлана Головина
Команда: Татьяна Баранова, Татьяна Егорова, Александра Яшина.

На вопрос: "Есть ли у нас архитекторы-женщины?"  коллеги обычно, почти не задумываясь, отвечают: "Есть, Света Головина". Хотя, "женщина и большая архитектура" сюжет для обеих сторон болезненный.  И не только  в России, но в мире. Если в дизайне слабый  пол с агрессией, достойной сильного, отвоевывает пядь за пядью, то взять штурмом архитектуру пока не удается. Мужчины как сговорились и стоят намертво. Только у Захи Хадид  получилось проломить брешь в этой стене экстремизма  по половому признаку.
Покуда у Светланы Головиной не нашлось заказчиков среди девелоперов больших городов, она разворачивается в масштабах поменьше, решая задачи вполне комплексно: строит собственные маленькие города. Чем себе не город спортивно-стрелковый клуб "Лисья нора" в деревне Игнатово, за проект которого Головиной дали приз выставки АрхМосква в 2003 году. Комплекс, состоящий из множества разных по функции и формам зданий, выполненных из клееного бруса,   органично вписался посреди невысоких холмов. Структуру постройки - протяженную горизонталь - продиктовал окружающий пейзаж. Красные здания со стеклянными переходами, открытыми террасами, ломаными линиями многоскатных крыш выразительно смотрятся на фоне песчаного карьера.
Сейчас подобный этому комплекс дощатых домиков (смахивающих на салуны в Канзасе) с конюшнями и банями Светлана строит в другой загородной  усадьбе. 
Самое знаковое (и удивительное) творческое высказывание  Головиной плавучая беседка  на дебаркадере, созданная для всё той же "Лисьей норы", знаменито изобретательностью конструкции. Нанизанные на арматуру деревянные кубики образовали жесткую пространственную структуру. В зависимости от ракурса и освещения стенки то кажутся плотными, то прозрачными. Такая вот вышла беседка  -  призрак.
Архитектор нередко экспериментирует с формами. В минувшем году для "Лисьей норы" Светлана спроектировала гостиницу в виде червяка, выползающего из песчаного холма, и домик для спа в виде улитки, выброшенной на берег озера. Что касается конструкции, то тут основой стал пеноблок, по обрешетке обшитый доской.
Промежуток времени между окончанием МАрхИ и открытием собственного бюро (1988-2001гг) заполнился работой по распределению с Моспроекте-3, весьма полезным сотрудничеством с мастерской Владимира Плоткина. В 1990 г Головина неожиданно выиграла конкурс, и уехала на остров Кипр, несколько лет прослужив там в частной архитектурной компании. Потом вернулась и еще какое-то время поработала в бюро "АБ". Когда почувствовала, что работа по найму уже ее недостойна, открыла собственную мастерскую. Женская скромность и внутреннее ощущение не позволило Головиной назвать  ее своим именем, как это заведено у мужчин,  коллег по цеху. Почему тогда "X.Y.Z."? "Очень просто: точка в пространстве всегда строиться по этим трем координатам".
Архитектура любит людей очень конкретных, а Головина как раз  из  таких. Она хорошо знает себе цену, и уверена, что во многом разбирается ничуть не хуже, а может и лучше иных мужчин. Ее конёк - конструкции (этим она пошла в деда, архитектора-конструктора). Головина и от подчиненных требует четкости и собранности: "Провел линию, стало быть, провел не просто так, а очень конкретно". Заказы на частный интерьер Светлана теперь все реже и реже  принимает. Недостатка в заказчиках нет, и она порой позволяет себе от чего-то отказываться, что, как ей кажется ее недостойно или просто не интересно.
Хотя  Головиной важно выполнить объект от начала до последнего гвоздика, профессию "декоратор" она не жалует и  подвергает острой критике, особенно в ее отечественном варианте. Ей куда милее "холодный" технологичный дизайн, без излишеств и "штучек". Интерьер собственного жилища  Светлана формировала  сама, но тут она оказалась в ситуации оригинальной: в течении четырех лет обустраивала трехэтажное пространство в старом московском доме. Какой только журнал про это потом не написал, "Дом с мезонином" посвятил целую передачу. С тех пор архитектор терпеть не может строить дома в несколько этажей. Личный опыт дает право утверждать, что по дому лучше всего перемещаться в одной плоскости:  "Бегать вверх-вниз…Да застрелиться!"
Участвовать в конкурсах у Светы времени нет: "Лучше я проведу его с моей маленькой дочкой". Головина, безусловно,  переросла уже частные заказы на загородные дома и офисы. Однако иллюзий, что ей дадут в ближайшем будущем построить что-то крупное в городе, у нее нет ("Выше головы не прыгнешь!"),  хотя, конечно же,   именно об этом она  мечтает.  Еще бы, не мечтать об этом архитектору! А пока она готовит монографическую выставку, которая должна состояться в марте в Музее архитектуры.

АРХИТЕКТОР ТРАДИЦИОННОЙ ОРИЕНТАЦИИ
Название: Мастерская  Михаила Филиппова
Год основания:  1995
Руководитель:  Михаил Филиппов
Команда: Сергей Агеев, Владимир Гельфанд, Алексей Саблин, Тамара Филиппова, Александр Филиппов, Ольга Фролова и др.

Не лица любимых родственников, но изображения коринфских капителей и руин Форума Романума глядят с рабочих столов персональных компьютеров. На стеллажах старинные увражи, альбомы Пиранези и Львова, трактаты Витрувия со свежими закладками.  "Мастерская Михаила Филиппова", в своем составе насчитывающая около семидесяти сотрудников,  теперь   готовится  к 500-летию со дня рождения  Андреа  Палладио.
Благодаря Филиппову мы знаем, что классика жива. Он практически единственный, кто с сакральной торжественностью и завидным постоянством двигает ее в нашем городе.  Еще в юности, учась в петербургской Академии художеств (Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина), он выбрал собственный  путь и утвердил эстетическую программу.  Прежде чем стать архитектором, Филиппов решил сделаться профессиональным живописцем, ратуя за художественную эрудицию, для архитектора столь необходимую.
Его акварельные фантазии не просто образцы архитектурной графики, но законченные художественные произведения высокого  уровня. В  1992 году персональная  выставка Филиппова прошла  Русском музее, а в 1998 году в  Музее архитектуры.
Начинал он, как и многие из его коллег, с бумажной архитектуры. Пророческий  проект М.Филиппова "Стиль 2001 года" в 1984 году выиграл конкурс японского  журнала JA. Альдо Росси лично  поздравил молодого тогда еще архитектора с победой. Потом пошли заказы на частные интерьеры и интерьер музыкального еврейского театра на Таганке, где Миша упорно гнул свою традиционную классическую линию, внедряя  каноническую ордерную систему, украшая пространство руинированными колоннами. В 1997 году банк "ГУТА" заказал архитектору проект реконструкции офисного пространства, и не только внутреннего. Считается что именно в тот год  "бумажники" впервые вышли в город, и   Москва увидела реальную, а не нарисованную форму - классический портик с четырьмя  муфтированными  колоннами на  фасаде здания в Оружейном переулке.   В 1998 году Филиппова выдвинули на соискание Государственной премии, но не дали. В 2000 г. Филиппов-  участник VII  Венецианской международной  архитектурной  биеннале с проектом  "Руины Рая" в русском павильоне,   в  2002 г. он входит  в десятку  лучших архитекторов России, которых пригласили в Лондон  для участия в выставке "10 лет - 10 архитекторов" в Королевском институте британских архитекторов (RIBA). 
Теперь же Михаил Филиппов,   продолжая рисовать грандиозные  ведуты,  строит многоквартирные жилые комплексы, один из которых -  знаменитый "Римский дом" во 2-м  Казачьем переулке в Москве. Сегодня он проектирует одновременно православный храм в Кембридже  и  колхозный рынок в Архангельском.  По всем признакам Филиппов один из самых успешных нынешних архитекторов, чему сам же склонен  удивляться: "Моя позиция с классикой в каком-  то смысле утопическая, поэтому то, что я сейчас очень много работаю в городе - чудо!"
Считается,  что в борьбе классицистов и модернистов победили последние, однако Филиппов твердо уверен  в реванше: "Архитектура, имеющая претензию быть временной,  и будет временной. Модернизм архитектурой не является вообще! Это дизайн, коробка для вещей  общества потребления. Сегодня жилье приобретает характер мирового золота, происходит активная скупка недвижимости, что должно придать ей характер устойчивости.  Человечество, наконец,  обратит внимание, что модернистские здания сносятся безжалостно и  потом не восстанавливаются, и серьезно подумает:   покупать ли  квартиру в башне модернистской архитектуры, чтобы потом ее оставить для внуков"
Филиппов убежден: "Вернуть в архитектуру красоту можно только путем смирения перед тем, что уже создано веками, и тем, что мы уже видели, и нам оно понравилось настолько, что захотелось тут же сесть и это нарисовать…" Евгения Гершкович

Мастерская Михаила Филиппова: Лыщиков пер., д.12, стр.1.
тел. 937-7563, www.filippovm.ru

Комментарии
comments powered by HyperComments

другие тексты: