31.10.2012

Питер зажигает!

  • Архитектура
  • Объект
Новая Голландия. Фото: Елизавета Иршаи Новая Голландия. Фото: Елизавета Иршаи

информация:

Культурная столица прирастает арт-кластерами.

Новая Голландия

Второй год подряд самая романтическая точка Петербурга, рожденная воспламененной фантазией Петра I, и долгое время скрытая от любопытных глаз, проводит эксперимент под названием «Лето в Новой Голландии». Грезы, что там, в сумраке, за двадцатитрехметровой аркой Жана-Батиста Валлен-Деламота застыло-де царство Спящей красавицы, развеялись. Взгляду обошедшего рукотворный остров со стороны Адмиралтейского канала раскрывается ширь стриженой лужайки, фанерные буквы, составляющие слово «Л Е Т О», превратившиеся в тренировочную площадку для велотриала и паркура, мостик, переброшенный через «ковш» (внутренний бассейн), хрустящие гравийные дорожки, деревянные настилы, временные морские контейнеры, спроектированные Борисом Бернаскони, кафе. Словом, оpen – air. Забор же, примыкающий к закрытой на консервацию гауптвахте, зданию кузни, кирпичным амбарам для хранения корабельного леса, выстроенным в середине XVIII века Иваном Кузьмичем Коробовым и Саввой Ивановичем Чевакинским, оформлен текстами и иллюстрациями сказки «Петух в вине» молодого петербургского художника Насти Букиной.

В XIX веке Новая Голландия уже изменяла своей первоначальной складской функции для нужд судостроительно верфи. По проекту архитектора Александра Штауберта здесь была построена исправительная тюрьма формой смахивающая на бутылку. Отсюда и пошло выражение «не лезь в бутылку». В 1890 году в одном из зданий Новой Голландии была лаборатория для проведения опытов по созданию бездымного пороха. А в 1892-м на острове появился Опытовый бассейн, где тестировали подводную лодку «Дельфин», линейный ледокол «Ермак», линкоры «Ермак» и «Императрица Мария». В 1915 году Новая Голландия обзаводится радиостанцией, поддерживающей непрерывную связь с кораблями Балтийского и Черного морей, пригодившаяся Ленину для передачи обращения «всем полковым, дивизионным, корпусным, армейским комитетам, солдатам и матросам» с новостью о свершении революции. В советское время таинственный остров не давал покоя городскому начальству. Его хотели превратить в «храм культуры» с филиалами Эрмитажа, Военно-морского музея, второй сценой Мариинского театра. Проект реконструкции Новой Голландии разработал Вениамин Фабрицкий, но денег казна так и не выделила, средства тогда остро нужны были для строительства знамени той дамбы. В 2006 году был проведен конкурс на реконструкцию Новой Голландии, который выиграл проект бюро Нормана Фостера. Напоминающее кристалл с остро - агрессивными углами здание «Дворца фестивалей» в жизнь так и не воплотилось. В 2010 году конкурс, организованный Администрацией Петербурга выиграла компания «Millhouse», подконтрольная Роману Абрамовичу, с объемом инвестиций в 400 млн. долларов и архитектурной концепцией американского архитектурного бюро WORKac.

Роксана Шатуновская: Уж слишком большое значение предается ценности Новой Голландии с архитектурной точки зрения. И слишком много легенд вокруг нее. Ценность представляет только арка.

Проект предложен довольно деликатный по отношению к историческому пространству, с отсутствием высотных доминант, с созданием «города в городе». Пока же идет консервация памятников, проводятся научные исследования, «Новая Голландия» успела стать центром притяжения горожан и туристов, местом для выставок, концертов, воскресных ярмарок. Беспокойство о судьбе памятника федерального значения развеяла креативный директор фонда «Айрис Новая Голландия» Роксана Шатуновская «Ничего нового здесь строиться не будет. Лишь реставрация и приспособление под новые функции. «Новая Голландия» станет очень европейским местом, где искусство, технологии и бизнес пойдут рука об руку. Хотим, чтобы в Петербург приезжали туристы моложе сорока, а заодно пересматриваем то, как заведено у России музейное дело. Помимо культурных институций здесь появятся магазины, рестораны, и возможно дорогое жилье. Кстати, не понимаю негативного отношения к слову «коммерция».

Креативное пространство «Ткачи»


Обводной канал, несущий свои воды от Невы к реке Екатерингофке место скопления промышленных предприятий, последнее время вошел в моду. Газгольдеры и краснокирпичные корпуса XIX века буквально нарасхват и резко меняют профиль. «Новая бумагопрядильная фабрика» был основана англичанами в 1844 году. К строительству комплекса зданий, до 1906 года постоянно расширявшегося корпусам, имели отношения сразу несколько архитекторов, Александр Занфтлебен, Александр Роков, Николай Гаккель и Николай Басин. Фабрике, национализированной в 1917 году дали имя революционера Петра Анисимова. В 1937 году постройка модернизовалась (металлические конструкции заменили железобетонным каркасом). В 1990 – х годах производство приостановилось. В 2001 году главный прядильный корпус предприятия КГИОП включил в перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую ценность. Во владение зданием вступила московская девелоперская компания «Овентал».

В марте 2012 году Фабрика Петра Анисимова трансформировалась в креативное пространство «Ткачи» - новую площадку притяжения визуального искусства и дизайна. В принципе владельцы, имеющие обязательства сохранить исторический фасад внутри могли ограничиться евроремонтом, обшить стены гипроком, потолки затянуть Армстронгом, пошли, однако, другим путем, встали на реконструкцию и с сохранением, на радость КГИОПа, уникальной кирпичной кладки, особенно на лестнице. Ксения Юркова, куратор и идеолог нового пространства говорит, что слово «Ткачи» пришло на ум от «Ткачей» Гауптмана, «Силезских ткачей» Гейне, и наконец, от пелевинских ткачей из «Чапаева и пустоты». Площади первых четырех этажей уже сданы в долгосрочную аренду под резиденции архитектурных бюро, дизайн и фотостудий, кафе, ресторанов и модных магазинов. Пятый этаж целиком отдан под крупные выставочные проекты и международные фестивали.

Ксения Юркова: Нет кураторской политики, так как, по сути, нет и куратора. Если мы понимаем, что проект созвучен нам и пространству, мы начинаем совместно думать о реализации.

В Петербурге наконец появилось место, площадью 1300 кв м, не уступающее просторам ЛенЭкспо и Военно- Морскому музея. Свет, льющийся из цилиндрических окон, шеренгой выстроившихся вдоль стены, чертит диагонали на наливном полу. Высота потолка 7 метров. В таком звонком пространстве камерные выставки, конечно же, растворяться. Речь может идти только о чем - то масштабном, но не коммерческом, вроде ярмарок еды или мехов. Уже когда шла реконструкция прямо посреди индустриального пейзажа стройки рискнули показать проект »100 стахановцев» Глеба Косорукова, и он тут же попал в финал премии Кандинского. В середине лета провели крупную «Чердачную арт - распродажу». Осенью было реализовано несколько проектов, в том числе «Начало света», многослойная средовая инсталляция Натальи Цветковой и Татьяны Лаптевой, сочетающая линии и формы текстильных полотен с динамичным освещением, и выставочно - театральный проект об истории исчезнувших зданий, в рамках года «Россия-Германия», «Сто прекрасных мертвецов». Кстати, пространство «Ткачи» отлично приспособлено и для театральных постановок. Ксения Юркова объяснила как в дальнейшем будет осуществляться выбор событий: « Мы присматриваемся к художникам и проектам, не только к российским, но и к зарубежным, которые нам интересны, ведем переговоры. Кроме того, получаем заявки по почте. И если то, что предлагается созвучно нам и пространству, начинаем думать о реализации. Но четко сформулированной кураторской политики нет, как нет, по сути, и куратора. Есть доля образования, интуиция, дружеские советы».

Адреса:
«Новая Голландия»: Санкт-Петербург, наб. Адмиралтейского канала, д. 2 www.newhollandsp.com
Креативное пространство «Ткачи»: Санкт-Петербург, наб. Обводного канала, д.60, www.tkachi.com
Креативное пространство «Ткачи». Фото: Елизавета Иршаи
Креативное пространство «Ткачи». Фото: Елизавета Иршаи
Комментарии
comments powered by HyperComments

статьи на эту тему: