02.12.2011
Евгения Гершкович // Мезонин, 01.12.2011, Декабрь 2011- Январь 2012

Очень нормальный архитектор

  • Архитектура
  • Объект

«Я очень нормальный архитектор, более чем нормальный», - такое признание удалось выудить у немногословного и самокритичного Владимира Плоткина.

Когда  его называют «неомодернистом» или «первым денди русской архитектуры», морщиться,  услышав  вопрос  «Кто  из  великих повлиял на ваше творчество?», уводит разговор  в сторону. Плоткин человек рациональный,  он делом занимается, считаясь одним из ведущих мастеров жилья в столичном мегаполисе, а руководит не просто бюро, «Резерв»  с четырьмя  крупными архитектурными мастерскими потянет на целый  проектный институт. 2010 году Владимир Плоткин был назван Архитектором Года.

Родился в Ленинграде, учился в Минске, на архитектурном факультете Политехнического института. Пять лет работал старшим архитектором «Белгоспроект», пока в 1985 году не переехал в Москву и не пошел в «Моспроект», где прослужив десять лет, начал собственное дело. В рамках совместного советско-французского проекта, а это было здание  Новинского пассажа,  Плоткин  три месяца  работал  в  парижской студии Рикардо Бофилла. «Неважно, как я отношусь к творчеству Бофилла, но опыт работы в крупной западной архитектурной компании, когда мы толком еще не понимали, как они там мыслят,  был полезным». В интерьерной практике Плоткин замечен не был, с начала профессионального пути ведя очень большие городские объекты. Считает, что так «звезды встали», хотя и сознается, что соблазн попробовать себя в маленьком масштабе велик.  Поэтому Плоткин с удовольствием  принимает участие в затеях фестиваля «Архстояние»: в 2009 году реализовал «Плот» - домик на воде. В  2010 году на берегу Клязьминского водохранилища выстроил дом яхтсмена.

Одна из особенностей объектов Плоткина  считываемая сетка-матрица, будь то композиция окон, расшивки швов стеновых панелей, витражей или балконов, всегда определяющая размерность, модульность, отражающая внутреннюю тектонику здания. Порой  архитектор создает несколько накладывающихся, соотнесенных  друг с другом сеток, и получается такая объемная графика вполне лаконичных фасадов, как, скажем,  в жилом комплексе Северного Чертанова, в домах «Триколор» на Ростокинской ул., или «Аэробус». «Нет ничего зазорного в повторном применении блоков из разных своих же проектов», считает архитектор, «дом все равно будет другим – оригинальность определяется заданной формой матрицы, зависящей от участка, ограничений по высоте, заданной функции». В фасаде комплекса «Фьюжн-Парк» в Хамовниках,  чередуя  оконные проемы с перфорацией стен, Плоткин осознанно дифференцирует  масштаб и отделочные материалы. Однородность решения фасадов достигается сплошным ленточным остеклением, как, к примеру, в штаб-квартире «Аэрофлота». Эффектную форму зданий, имитирующих энергично распахнутые крылья, украшает светодиодная подсветка колонн в виде дискретных полос.  Светодиодами дополнен так называемый «медийный»  фасад торгового центра «Времена года» на Кутузовском проспекте. «Нам показалось забавно поработать с прозрачными и непрозрачными плоскостями. Тем более, что изначально в проекте был заложена идея крупномасштабных окон-витрин», объясняет его автор. Хотя  Плоткину не так часто доводилось строить в историческом центре, по соседству с памятниками архитектуры, и все же в черте Садового  кольца  его постройка имеется. Бизнес  центр на Земляном валу заставляет возвращаться к  злополучной теме  средового  подхода.  Прямоугольные блоки корпусов, черно-белые полосы ленточных окон здания 2008 года вписаны между доходными домами XIX века и домами сталинского времени. Пытаясь попасть в ритм  застройки и,  не перекрикивая,  соответствовать соседям, архитектор повторил типологический размер и проделал сложные упражнения с высотой карниза. И все же, результатом остался не доволен: «Дом идеально не лег. Теперь я понимаю, в ситуации столь разнородной среды не стоило подстраиваться, и раскланиваться по сторонам! Надо было делать яркий объект!  Вот коллега Александр Ларин считает, что архитектура не должна быть красивой – она должна быть уместной. Я,  уважая его мнение, считаю иначе: если архитектура красива, она будет и уместна».
Комментарии
comments powered by HyperComments