08.12.2004
Юлия Попова // Эксперт, 08.12.2004, №11

С музыкальным уклоном

  • Архитектура
  • Объект
Проект «Концертного дома» для норвежского Ставангера. Проект «Концертного дома» для норвежского Ставангера.

информация:

  • где:
    Россия. Москва

"Каждому городу - по дому музыки!" - под этим девизом мир живет последние пять лет. На строительство концертных залов брошены лучшие архитектурные силы по обе стороны океана. Результаты этих усилий расставила по местам Юлия Попова.

Английская королева Виктория больше всего на свете любила своего мужа принца Альберта. Принц Альберт больше всего любил прогресс и всячески способствовал ему, поддерживая разные перспективные проекты -. от Всемирной выставки до ботанической школы в южном Кенгсингтоне. Потому все разумное и полезное, что есть в Лондоне, носит его имя. В том числе знаменитый Альберт-холл -. концертный зал, с которым во второй половине XIX века ни один дом музыки не мог сравниться размахом и великолепием. Воодушевленные примером Альберт-холла, европейские столицы вплоть до первой мировой войны спешно обзаводились филармоническими, консерваторскими и просто концертными залами. Их бархатные и плюшевые кресла, их лепнина разной степени вычурности, холлы с зеркалами и хрустальные люстры -. вот декорации, в которых затем десятилетиями разыгрывались упоительные сцены встреч меломанов со своими кумирами.

И недостатка в этих декорациях как будто не было вплоть до недавнего времени. Сегодня же, перебирая в голове знакомые города и городки, мы с трудом отыщем среди них такой, где не строят, не построили только что или не собираются строить концертный зал (мы со своей "кастрюлей" на Красных Холмах оказались в русле всеобщего помешательства). И это, следует заметить, не говоря уже о новых оперных театрах, которые вот-вот должны обрести Питер, Дублин, Гуанчжоу, Гент, Пекин и еще с десяток культурных центров мирового и районного масштабов. Будто кто-то бросил клич "Каждому городу - по дому музыки!". Будто Земля спешно готовится к высадке какого-то инопланетного музыкального десанта. Или все обитатели земли в одно прекрасное утро проснулись неистовыми меломанами.

А на самом деле во всем виноват один архитектор -. недавний лауреат Прицкеровской премии Йерн Утсон. Это он еще в 50-е выстроил в Сиднее здание оперного театра, которое напоминало и напоминает что угодно - аэропорт, стадион, но только не оперу, какой она представлялась многим поколениям. И устроена Сиднейская опера не как театр, а скорее как многофункциональный комплекс с музыкальным уклоном: и главная сцена, и пара залов для камерной музыки, и кафе с ресторанами, и магазины звукозаписи, и многое другое. Сколько приверженцы архитектурно-музыкальных традиций ни оскорбляли Сиднейскую оперу разными обидными прозвищами (компанией спаривающихся черепах и т. д.), а она заставила всех привыкнуть к двум вещам. Во-первых, храм классической музыки не обязательно должен быть с классическими колоннами на фасаде. Во-вторых, он вполне может стать символом если не целого континента, то города уж точно.

Что касается второго обстоятельства, то на рубеже тысячелетий о нем вспомнили все, и за два-три года до миллениума проектирование и строительство зданий-символов оживилось необычайно. Всем - от сотню лет спавшего крепким сном швейцарского Люцерна до равнодушного к современности Рима - стало недоставать какого-нибудь нового, свежего архитектурного символа. Дескать, и мы смену тысячелетий не проспали. Убедительнее всего в роли символов смотрелись и смотрятся музеи современного искусства и концертные залы. Только это опять же не просто концертные залы, а "концертные залы плюс...". Потому что какой ни возьми, а кроме зала для исполнения симфонической музыки в них рядышком найдутся и офисы, и конгресс-холлы, и магазины, и целый комбинат общественного питания. Архитектура сегодня не терпит узкой специализации.

1. Задумывая проект "Концертного дома" для небольшого норвежского города Ставангера, Жульен де Смедт и Бьярке Ингельс (Plot), хотели создать новую городскую достопримечательность, что-то вроде музея Гуггенхайма в Бильбао. А чтобы культурная жизнь кипела не только внутри дома, но и снаружи, они спроектировали его в форме обращенного к гавани амфитеатра, словно вырастающего из разбитого вокруг Парка музыки.

2. Самое красивое в Auditorium Leon, построеном в испанском Леоне Луисом Мансильей и Эмилио Туньоном, - это большие прямоугольные окна и убранство зала, обшитого панелями из темного дерева венге. Окна снаружи имеют один периметр, а изнутри они открываются настолько, насколько этого требует идущее в зале представление. Что касается внутренней обшивки зала, то все панели венге подвижны. Это позволяет всякий раз "перенастраивать" зал, подобно музыкальному инструменту, опять же в зависимости от размаха и жанра предстоящего концерта.

3. Сантьяго Калатрава, известный своим пристрастием к вздыбленным конструкциям, выстроил в Санта-Круз-де-Тенерифе концертный зал, напоминающий и парус, и волну, и Сиднейскую оперу. Если быть совсем точным, то это два концертных зала: филармонический на 1800 мест и камерной музыки на 400 мест. Снаружи здание облицовано битой керамичесой плиткой, которую так любил соотечественник Калатравы Антонио Гауди.

4. Foreign Office Architects решили, что раз музыка - это процесс, то и в архитектуре музыкального и офисного центра BBC в Лондоне должно быть что-то бесконечное. Потому он и напоминает фрагмент струящейся ленты. С одной стороны эта лента прозрачная, с другой она представляет собой экран, на котором публика, не попавшая на тот или иной концерт, может видеть происходящее в зале.

5. Жан Нувель любит "крутить кино" на стенах и потолках своих зданий. Концертный зал, который он сейчас строит в Копенгагене, каждый вечер будет превращаться в волшебный куб с сияющими стенами-экранами. Как говорит сам Нувель, эти дивные картины будут зеркалом "напряженной жизни, происходящей внутри".

6. Центр сценических искусств в Нагаока Тойо Ито выстроил в середине 90-х. Архитектор называет его "ландшафтом", видимо, потому, что очертаниями своими здание почти повторяет очертания близлежащих холмов. На самом деле "ландшафт" представляет собой типичный комбинат сценических искусств: театр на 450 мест и концертный зал, вмещающий 700 зрителей.

7. Культурный центр Жана Нувеля на озере Люцерн в Швейцарии мог бы быть, по крайней мере, семью разными зданиями, поскольку вмещает в себя зал симфонической музыки, многофункциональный зал, зал для конференций, три ресторана и выставочный зал. На самом деле, все эти здания и живут сами по себе, объединяет их лишь огромная, похожая на лезвие, крыша.

8. Auditorium Ренцо Пьяно в Риме - это настоящий многофункциональный комплекс: целых четыре "дома музыки": залы на 2.800, 1.200 и 700 мест плюс открытый амфитеатр, способный вместить 3 000 человек. Плюс музей античной виллы, остатки которой потревожили при строительстве, плюс музей музыкальных инструментов. Малый зал способен целиком трансформироваться ради балетных спектаклей.

9. Увидев в концертном зале Walt Disney в Лос-Анджелесе черты музея Гуггенхайма в Бильбао, вы не ошибетесь. Его автор тоже - Фрэнк Гери. Зал, принадлежащий филармонии Лос-Анджелеса, вмещает 2.265 слушателей. Деревянная обшивка стен и потолка, напоминающая паруса, представляет собой сложный акустический механизм.

10. Строя "Дом музыки" в Порту, Рем Колхас, по его собственным словам, хотел уйти от привычного образа концертного зала. Хотя, как сегодня "привычно" выглядит концертный зал, одному богу известно. Результат - покореженный куб с отверстиями разной формы и величины. "Ясно и загадочно одновременно", - говорит архитектор. 
Комментарии
comments powered by HyperComments