15.10.2003

Я верю, город будет...

  • Архитектура
  • Объект

информация:

Идея создания города-сада во все времена владела умами человечества. Воспоминания о рае, где наши счастливые прародители жили ни в чем не нуждаясь, определили главные характеристики города-сада: связь с природой, компактность и самодостаточность. В отличие от мегаполиса, заставляющего человека тратить время и силы на бесконечные перемещения, идеальное поселение должно обеспечивать своих жителей всем буквально «на расстоянии вытянутой руки».
Концепция города-сада, сформулированная Эбенизе-ром Говардом (1850-1928) и ставшая «последней социалистической утопией» XIX столетия (А.Иконников), на протяжении XX века с завидным постоянством находила своих последователей и пропагандистов. Множество вариантов - от дешевого социального жилья для рабочих до элитных кварталов для сливок общества - развивали этот заслуженно популярный жанр, объединяющий удобства городской жизни с поэзией обитания на лоне природы.
Если сто лет назад города-сады мыслились как новые пригороды, спутники существующих городов, снимающие с них часть нагрузки, то сегодня мы сталкиваемся с новым, более радикальным решением -планомерным превращением давно обжитых районов в парковые жилые пространства. Речь идет о комплексной реконструкции тех кварталов, большая часть застройки которых обречена на снос.
В оптимистическую эпоху 1960-х годов микрорайоны панельных пятиэтажек тоже казались городом-садом. Таков, к примеру, 9-й квартал в Новых Черемушках (архитекторыН.Остерман и Г.Павлов), который некоторые серьезные ученые, занимающиеся архитектурным наследием (назовем Алексея Комеча) не прочь даже ныне поставить на федеральную охрану как памятник «хрущевской оттепели». Возникшие на месте уничтоженных деревень, подобные районы радовали глаз стройной планировкой и просторными дворами, нарядными клумбами и зеленью молоденьких тополей. Периодика тех лет полна восторженных описаний этих «городов солнца», отражений легкости, молодости, устремленности в будущее и в космос. Несмотря на некоторый скепсис, испытываемый к ним сегодня, авторам массового домостроения тех лет нельзя отказать в целостности подхода. Да и с точки зрения элементарной геометрии - этой основы формирования архитектурного образа - они куда лучше «построены», чем наивные дворцы или модернистские реплики постсоветской эпохи.
Массовый снос отслуживших свой срок пятиэтажек до сих пор не был связан с появлением той или иной целостной программы застройки, сопоставимой по масштабу с советским размахом. В большинстве случаев на месте сносимых один за одним корпусов тут и там появлялись точечные строения, выполненные разными инвесторами и по разным проектам. При таком положении дел невозможны ни полноценная инфраструктура, ни ансамблевое единство стихийно «уплотняющихся» районов. Говорить об «элитности» жилья, да и просто о более-менее равномерном качестве жизни в подобном коллажном окружении достаточно сложно.
Не удивительно, что инвесторы, заинтересованные в достижении максимально качественных результатов, на наших глазах меняют стратегию. От отдельных домов и жилых комплексов они переходят к «освоению» целых кварталов и даже районов. Одним из первопроходцев на этом пути стал строительный концерн «Крост», давно и успешно работающий на московском рынке нетипового жилья. Даже на уровне единичиных проектов, известных под романтическими именами «Алиса», «Олимпия», «Леонардо», «Крост» всегда реализовывает программы, подразумевающие «укомплектование» жилья принципиально новым набором дополнительных функций: в составе комплексов проектируются аквапарки, фитнес-и велнес-центры. Не отстает и развитие внешней инфраструктуры - неподалеку от «Алисы» под руководством немецкого архитектора Х.Тильманса возводится целый микрорайон, где будут и детский сад, и школа, и торговый пассаж. Выход на новый виток развития позволяет концерну сыграть в увлекательную игру: придумать с нуля идеальный город, результат многолетних мечтаний, чтения книг и журналов, зарубежных поездок.
Центром преобразовательной активности «Кроста» были выбраны Хорошево-Мневники - сформировавшийся в середине 1950-х годов район на северо-западе Москвы, граничащий с Серебряным бором. Масштабная реконструкция нескольких кварталов, примыкающих к проспекту Маршала Жукова и улице Народного Ополчения, позволит до 2010 года построить здесь около двух миллионов квадратных метров нового жилья. К разработке концепции одного из кварталов приглашен знаменитый голландский архитектор Рем Колхаас, известный нестандартным подходом к решению градостроительных задач.
Первый проект под названием «Велтон парк» развернется на месте сегодняшнего 75-го квартала, занимающего 23 га между Карамышевской набережной и улицей Саляма Адиля. Из существующих домов здесь сохранится только три семнадцатиэтажных здания, тридцать восемь пятиэтажек пойдут под снос. Освободившаяся площадь будет использована для строительства «мини-города», воплощающего самые смелые представления о современном пространстве для жизни.
Авторство «Велтон парка», генплан которого был разработан ТПО «Резерв» (руководитель творческого коллектива В.И.Плоткин), в не меньшей степени принадлежит Алексею Алексеевичу Добашину, руководителю «Кроста». Именно он предложил архитекторам идею «подземного города», мегаструктуры, превращающей квартал в настоящий сад. По его замыслу, несколько подземных уровней,въезд в которые возможен лишь с внешних магистралей, станут не просто парковками, а системой жизнеобеспечения всего комплекса. Здесь разместятся магазины и технические службы, здесь будет происходить разгрузка товаров, отсюда жильцы и их гости смогут попадать в свои дома. На «поверхности» останутся лишь прогулочные дорожки.
Периметральная застройка оградит квартал от внешнего шума. Корпуса переменной этажности образуют уютные дворики,постепенно переходящие в ландшафтный парк, спускающийся к каналу - туда, где задуманы аквапарк, яхт-клуб, спортивная зона. «Крост» называет свои планы «новой экологией жизни» и «формированием целостного социального пространства». Естественно, подобные идеи, столь популярные у нас на уровне деклараций, не могут быть реализованы полноценно в случае единичного кондоминиума - такой замысел требует градостроительного масштаба.
Большинство представлений о comme il faut приходят в Россию с Запада.Здесь «Велтон парк» не исключение: его прообразы - созданные в 90-х годах парижские парки Берси и Ситроен. Еще в 1924 году члены специальной делегации Моссовета, ознакомившиеся с жилищным строительством Германии и Англии, с восхищением писали: «Достижения в области рационализации строительства небольших жилых домов для трудящихся слагаются из бесконечно большого числа мелких достижений, которые каждое в отдельности представляются мелочью, а в сумме дают тот эффект, который заставляет нас, русских строителей, смотреть на жилище западноевропейских рабочих как на какой-то недостижимый идеал, о котором можно читать в книге и который нам не суждено видеть осуществленным в натуре на нашей земле».
«Велтон парк» - материализация того, что еще недавно воспринималось как ускользающий идеал. Застройщик сам продумывает мельчайшие детали будущих домов, ставя себя на место их обитателей. Эти «мелочи» будут воплощены уже в первой очереди квартала - комплексе из трех жилых корпусов с фитнес-центром, спроектированным «Резервом».
При довольно внушительных объемах (до 500 тыс. кв.м) здесь соблюдены все признаки нетипового жилья: индивидуальная планировка каждого этажа, сложная графика фасадов, современные конструкции и материалы. Техническая база «Кроста» позволяет использовать в квартирах свободной планировки металлические колонны минимального сечения, облегчающие решение интерьера, и прозрачные балконные блоки, открывающие вид на зеленые дали.
Наряду с подземной парковкой с въездом из парковой зоны в комплексе предусмотрена развитая инфраструктура: развлекательные, спортивные, торговые помещения, превращающие дом в автономный «кластер» будущего квартала. Арка между разноэтажными корпусами открывает ось пешеходного бульвара, на которую будет «нанизана» композиция всего парка.
Комментарии
comments powered by HyperComments