12.02.2007

Три события одной осени. Венецианская архитектурная биеннале, «Зодчество», «Золотая капитель»

  • Репортаж
  • конкурс

информация:

Что нового происходит в региональной, российской и мировой архитектуре? Есть три события, позволяющие составить реальную картину процессов, происходящих на разных этажах мировой архитектурной мастерской. Ежегодно осенью российские архитекторы съезжаются на «Зодчество» а сибирские на «Золотую капитель». Они привозят планшеты со своими свежими постройками и еще не построенными проектами, и экспозиция обоих фестивалей является весьма адекватным, правда весьма нелицеприятным портретом современной российской архитектуры. Раз в два года мировой архитектурной столицей становится Венеция. Приглашаемый оргкомитетом куратор, известный архитектор или ученый, предлагает тему и формирует главную экспозицию в Арсенале. Национальные павильоны в саду Джардини Паблико формируют свои выставки, подчиняясь предложенной куратором теме.

Венеция. Биеннале

Раньше лауреатов биеннале объявляли в сентябре, во время официального открытия, но ныне организаторы посчитали необходимым продлить интригу и провели церемонию награждения лауреатов в начале ноября, когда выставка в Арсенале и Джардини Паблико закрывалась. На открытии вручили лишь одного «Золотого льва» – Ричарду Роджерсу «за жизненный вклад в развитие архитектуры». Оплачивать повторную командировку своим корреспондентам главные редакторы архитектурных журналов и ежедневных газет посчитали излишним, и, как результат, информация о лауреатах биеннале и комментарии по этому поводу весьма скромны.
Тема биеннале «Город. Общество и архитектура». Куратор, профессор Лондонской школы экономики и бизнеса Ричард Бердетт, предлагает взглянуть на архитектуру через изучение среды, которую она создает. В разместившейся в венецианском Арсенале главной экспозиции он показывает портреты 16 наиболее динамично развивающихся крупных городов мира. Спутниковые фотопортреты, скульптурные, демонстрирующие плотность застройки. Но и портреты в буквальном смысле – главный герой биеннале нынче вовсе не архитектор, а самый обычный житель мегаполиса. Есть его жизнь, работа, отдых, его проблемы. Помогает ли архитектура эти проблемы решать? Портреты городов включают в себя проекты местных инициатив . Это может быть программа «100 общественных пространств» для Лондона, новый город на месте промзоны в Милане, сеть общественных туалетов для Бомбея, улучшающие экологическую обстановку зеленые коридоры для Токио. Масштаб проектов различен, но каждый из них решает конкретную задачу улучшения жизни большого числа людей.
Многие национальные павильоны впрямую продолжают тему кураторской экспозиции. Выставка «После потопа» в павильоне США посвящена восстановлению Нового Орлеана после урагана «Катрин». Британская выставка «Эхо города» демонстрирует Шеффилд в разных масштабах – от воспроизводящей комнату обычного человека инсталляции в масштабе 1:1 до показа места города на глобальной карте. Ближе всего к людям стал французский павильон – его на все два месяца, которые длилась биеннале, реально заселила команда из 12 архитекторов, оборудовав кухней, спальными местами, туалетом и сауной.
Российский павильон представляет в своих стенах Александра Бродского . Это выбор, не вызвавший раздражения ни у критики, ни у кураторов российского павильона прошлых лет. Бродский – самый удивительный из отечественных архитекторов. Победитель японских «бумажных» конкурсов 80-х годов, после недолгой эмиграции он в 1997 году вернулся в Россию. Он не строит большие здания. Из самых обыденных материалов и конструкций Бродский складывает сооружения и инсталяции, подобно тому, как складывают стихи и поэмы из слов поэты. Самая известная его постройка – павильон для водочных церемоний на берегу Клязьминского водохранилища, архитектурная материализация поэмы «Москва-Петушки» Венечки Ерофеева. Но именно эта философская шутка уже несколько лет представляет отечественную архитектуру в мировых архитектурных журналах и энциклопедиях.
Бродский – может быть единственное наше доказательство миру, что в России существует архитектура, но задача, которую он ставит перед собой иная, нежели та, что решают почти все наши зодчие, занявшиеся обслуживанием бизнес-интересов девелоперского сообщества и, конечно, отличается от социальной миссии, декларируемой в качестве главной обязанности архитектора кураторами нынешней биеннале.
Главный приз за национальную экспозицию получил павильон Дании, посвященный новым городам в Китае, которые проектируют датские архитекторы. В следующие 20 лет в городах Китая прибавится 400 миллионов жителей. Спроектировать место жительства для них – это и социальная миссия, и выгодный заказ, над которым работает множество архитекторов не только из Дании, но и со всей Европы.
Три других «Золотых льва» получили фрагменты кураторской экспозиции Ричарда Бердетта. «Премию городов» присудили колумбийской Боготе, решающей свои проблемы через создание интегрированной транспортной системы. Лучшим градостроительным проектом признан план «Бразил-44» бюро Higiera+Sanches, предусматривающий реконструкцию заброшенных исторических зданий в центре Мехико. Специальной наградой для архитектурных институтов отметили факультет архитектуры Туринского политехнического института за студенческий проект жилого комплекса для малоимущих в Бомбее.

Москва. «Зодчество»

Проводимый в октябре Союзом архитекторов России ежегодный фестиваль «Зодчество» официально считается главным архитектурным событием страны. Неофициально же этот статус уже давно перешел к «Арх-Москве». Пытаясь сохранить официальный статус и, одновременно, избавиться от присущего ему официозного имиджа, «Зодчество» реформируется. Здесь теперь также организовывают мастер-классы, но Норман Фостер приезжать на фестиваль не торопится, и есть возможность услышать лишь его коллег из Словении, Словакии и Болгарии, что согласитесь, не столь интересно.
«Зодчеству», конечно, труднее, чем другим фестивалям. У официального фестиваля не может не быть политических задач. В их числе широковещательно декларируемая поддержка региональной архитектуры и (не афишируемое) поддержание статуса руководителей отечественной архитектуры. Но что делать, если спрос на архитектуру (причем скорее как на аттракцион) есть только в Москве? И только в Москве есть гарантии, что талантливо спроектированный объект будет реализован на должном технологическом уровне?
Главный конкурс «Зодчества» по разделу «Постройки» постепенно теряет интригу: в нем почти не участвуют московские архитекторы, предпочитая «Золотое сечение» и «Арх-Москву». Ведущие же региональные школы, питерская и нижегородская, в последние годы, очевидно, утрачивают былые позиции. Ныне «Золотого Дедала» вручили реставраторам за комплекс работ по реконструкции Александринского театра. Впрочем, золотых, серебряных, бронзовых, просто дипломов, дипломов Союза архитекторов и медалей «За высокое творческое мастерство» на «Зодчестве» раздается достаточное количество. Кроме конкурсных разделов «Проекты» и «Постройки» есть еще конкурсы «Ландшафтная архитектура», «Творческие коллективы и мастерские», смотр молодых архитекторов, смотр студентов, так что обойденных наградами оказывается немного. Чтобы таких не было вовсе, существует смотр-конкурс городов и регионов, каждый из которых представлен портретом губернатора и десятком-другим проектов-построек. Золотые дипломы в этой номинации «за комплексное представление достижений в градостроительстве и архитектуре» завоевали Омская область и город Екатеринбург, Союз архитекторов наградил своими дипломами главного архитектора Новосибирска Валерия Арбатского и мэра города Владимира Городецкого.

Новосибирск. «Золотая капитель».

«Золотая капитель», как и «Зодчество», дрейфует в направлении большей событийности. Проходящий уже в 11-й раз смотр-конкурс, с прошлого года уже официально расширил свой статус до фестиваля. Подобно Венецианской биеннале или «Арх-Москве», «Золотая капитель» обзавелась куратором, им стал Андрей Замащиков, и заданная тема фестиваля почти текстологически совпала с темой биеннале: «Города как явление». В силу значительной отдаленности от Европы мастер-классы на «капители» не проводятся, а главным событием, во многом затмившим и смотр-конкурс, стал Открытый градостроительный форум.
После полутора десятилетий, в которые в России градостроительством никто не занимался, этот род деятельности вновь стал востребованным. Источник внезапно прорезавшейся любви – новый Градостроительный кодекс, прописавший муниципальным образованиям разработать и утвердить до 2008 года генеральные планы, затем разработать правила застройки и градостроительные регламенты. Первая половина первого дня градостроительного форума была посвящена презентациям концепций генеральных планов. Общее ощущение таково: очень часто проектирование ведется формально по схемам и лекалам, придуманным еще для советских городов. Иногда даже не сформулированы проблемы, стоящие перед городами, а проектные предложения противоположны тенденциям развития. Противоречия между юридическими требованиями кодексов, проектной практикой «гражданпроектов», научными исследованиям, интересами девелоперского бизнеса и действительными нуждами горожан кажутся непреодолимыми. Реалии отечественного градостроительства отличаются от деклараций Венецианской биеннале разительно: не умея понять проблемы и сформулировать задачу и не имея инструментов для разрешения конфликтов, любая строительная активность ведет к деградации городов.
После яркой юбилейной «Золотой капители» прошлого года, смотр-конкурс нынешнего кажется скромным: и количество работ уменьшилось, и качество их не столь высоко.
Организаторы руководствовались лучшими побуждениями, реформировав регламент «Капители». С нынешнего года жюри оценивает не работы, представляемые на выставке, а интернет-экспозицию. Соответственно, голосование проходит еще до начала фестиваля, а срок представления работ оказался передвинутым на месяц раньше привычного. Удобство интернет-голосования, возможность внимательно отсмотреть и качественно оценить полторы сотни работ (а это меньше, чем год назад), сомнительны.
Реформировав регламент, организаторы сохранили «номенклатурный» принцип формирования жюри: в него, как и прежде, делегируют своих представителей профессиональные сообщества, проектные и учебные институты. Как выбирают членов жюри, и какие дают им наказы Союзы архитекторов, дизайнеров, Академия архитектуры и строительных наук – тайна сия велика есть. Уже и официозное «Зодчество» отказалось от подобной практики, составляя жюри из лауреатов прежних лет, лишь независимая с момента основания «Золотая капитель» продолжает хранить советские традиции.
Итоги «Золотой капители’2006» апоклептичны. Нет, это ощущение не от выставки работ и не от просмотра конкурсной экспозиции в интернете, а от списка лауреатов, в котором не оказалось ни одной современной постройки. Реализуемая в Томске программа сохранения деревянного зодчества (гран-при фестиваля), традиционный православный храм в Кемерово, проектировавшийся 10 лет назад, реставрация омской пожарной каланчи – достойные примеры бережного отношения к местному наследию, но смогут ли эти работы стать образцами для дальнейшего развития архитектуры в Сибири? В перечень лауреатов вошли ценности бесспорные и проверенные временем. Столь же бесспорным и фундаментальным представляется награждение «Золотой капителью» в новозаведенной номинации «Архитектурные бюро» Г.Н. Туманика, заслуженного архитектора России и академика РААСН.
Два проекта, удостоенных «капители», претендуют на инновационность. Иркутяне В. Стегайло, О. Бадула, М. Миронов реконструируют исторический квартал, смело внедряя в него авангардные формы, «оставляющие за собой возможность для дальнейшего развития». Поощрена и «архмолодежь» (новая номинация конкурса) из Новосибирска, представившая на «Золотую капитель» проект, ранее представлявшийся (но не победивший) на конкурсе «Музей-галерея современной архитектуры Якова Чернихова».
В числе награжденных «серебряными» и «бронзовыми» дипломами немало качественных работ. Административно-торговое здание в Барнауле мастерской Александра Деринга, бизнес-центр и жилой дом в Новосибирске мастерской Ольги Никифоровой, жилой дом в Омске Олега Фрейдина, Ольги Кулагиной и Александра Зеленского – примеры современной качественной архитектуры. Но удивительным образом они соседствуют в списке дипломантов с чудовищно эклектичным проектом ночного клуба «Колорадский папа», и разумные объяснения этому найти сложно.
Региональная архитектура, выставляемая на «Золотой капители», становится усередненно-скучной. Даже авторы, представлявшие в предыдущие годы яркие работы, ныне выступают с ровными, не претендующими на экстравагантность постройками. Может быть все архитекторы, способные креативно мыслить, уже уехали в Москву или дальше? Это, видимо, все же не так. Остроумный проект Андрея Чернова, предложившего декорировать стандартно-безобразные коттеджи и сараи классическим периптером, с целью создания полноценной среды, не вошел ни в «золотой», ни в «серебряный», ни в «бронзовый» списки смотра-конкурса. Жюри наградило его лишь спецдипломом «за лучшее представление работы». Тем более неожиданным был выбор публики, проголосовавшей за присуждение этой работе награды «Творческий архитектор» – своеобразного приза зрительских симпатий. Чернов, как и Бродский – бумажный архитектор.

В мире, в Москве и в регионах – три разные архитектуры. За пределами России озабочены социальной ролью архитектуры, её влиянием на жизнь людей, у нас – производством квадратных метров под прикрытием «национальных проектов», в лучшем случае (в Москве) – способностью архитекторов создавать аттракционы, позитивно влияющими на рост продаж этих квадратных метров. В мире – новое градостроительство, основой которого становится поддержка идущих снизу, от жителей, инициатив, у нас – генпланирование по старым формальным схемам, в основе которых еще госплановская идеология.

Комментарии
comments powered by HyperComments