12.02.2007

Десять книг об архитектуре. И еще одна

  • Репортаж
  • конкурс

информация:

XI межрегиональный смотр-конкурс «Золотая капитель»

Об истории
В начале 90-х Москва вдруг стала бесконечно далека от Сибири, существовавшие с советских времен внутри-профессиональные связи распались, а новые еще не возникли. Везти сибирским архитекторам свои работы на единственный тогда в России архитектурный фестиваль «Зодчество» слишком было дорого, а соревноваться с московскими архитекторами почти безнадежно. Государство практически ничего не строило, частный заказчик был редким и экономным на архитектуре и архитекторах, а потому новая архитектура российской провинции, ничем и никем не стимулируемая к радикальному изменению,  представляла собой довольно унылое зрелище. Ситуацию нужно было как-то менять, и у инициативной группы в недрах НГАХА возникла мысль: почему бы архитектурному фестивалю не появиться в Сибири – огромном и, по-своему, самодостаточном  регионе. В 1995 году конкурс был учрежден.

О власти
Андрей Замащиков, куратор фестиваля «Золотая капитель’2006: Что касается власти – как не было у них интереса к архитектуре вообще и к этому конкурсу в частности, так и нет. Такое отношение сформировано не сегодня и не вчера. Это идеология, по сути дела, советской власти. В политике отсутствует понимание исключительной важности пространства в деятельности – как оно формируется, как оно выстраивается, как обживается…  До сих пор не пришло понимание, что от того, как выстроено пространство зависит очень многое, в том числе и успешность этой самой власти. Бизнес преследует определенные цели – прибыль, также до конца не понимая, что  функционирование в неправильно или плохо построенном городском пространстве имеет свои конечные пределы даже при наличии хороших перспектив и ресурсов. И что говорить о Новосибирске, если это и в целом в России не просматривается.
Ольга Макарова, председатель оргкомитета фестиваля «Золотая капитель’2006»: Я вот  уже 11 лет пытаюсь работать со всеми:  и с полпредством Сибирского федерального округа, и с областной администрацией, и с мэрией нашей, и с творческими союзами архитекторов и дизайнеров…  При активной деятельности общественных организаций, которые, собственно,  и являются катализаторами жизни профессионального сообщества,  структуры, призванные по сути своей  влиять на архитектуру - профессиональные союзы, комитет по архитектуре и градостроительству, Сибирского отделения Российской академии архитектуры и строительных наук (СО РААСН), проектные институты -- оказываются совершенно пассивными. Такого «забюрокраченного» к архитектуре отношения  нет, наверное, больше нигде. В этом, видимо, и есть наша  сила:  в умении из ничего сделать что-то, в инициативе, интеллекте  и упорстве личностей, пробивающих стену бездействия и равнодушия города.

О тех, кто не смотря ни на что…
В Новосибирске многое существует «не благодаря, а вопреки»… В том числе и «Золотая капитель». Родившемуся где-нибудь в другом месте: Омске, Томске, Барнауле или Красноярске, подобному по масштабам и значимости архитектурному фестивалю, возможно, было бы уготовано внимание властей,  горожан  и, как следствие, более легкая судьба – если не в плане профессионально-творческом, то уж точно –  в организационном. Но «Золотую капитель» не придумали ни в Омске, ни в Томске, ни в Барнауле, ни в Красноярске. Стараниями энтузиастов она появилась именно в Новосибирске, а инициатива, как известно, наказуема. В качестве соучредителей привлекли Межрегиональную Ассоциацию «Сибирское Соглашение», СО РААСН, союзы архитекторов и дизайнеров, областное и городское архитектурное начальство Новосибирска, крупные проектные институты, но большой организационной и финансовой помощи учредители, как правило,  не оказывают, зачастую ограничиваясь лишь почетным росчерком пера на золотокапительных дипломах. Привычное хроническое отсутствие первых лиц области и города на «Золотой капители» – красноречивое свидетельство места архитектуры в жизни Новосибирска. И дело даже не в тех конкретных людях, которые стоят «у руля». Дело в самом Новосибирске – слишком большом для своего возраста, не успевшем в лихорадочном  росте сформировать своего горожанина. Парадоксальным образом на этом тощем культурном слое города-акселерата возникают частные инициативы людей социально чувствительных – как противодействие ситуации, как острое желание перемен. Ни в одном сибирском, а может и российском городе, нет общественных объединений архитекторов, деятельность которых  была бы более активной и заметной для профессионального и городского сообщества, чем деятельность функционеров от архитектуры и творческих союзов.
Ольга Макарова:  Это хорошее объяснение, того, почему, например, в том же Барнауле, нет таких общественных архитектурных феноменов как Новосибирское архитектурное общество и Новосибирский Архитектурный Клуб. Алтайский Союз архитекторов – организация активная, живая. В Барнауле уже 13 лет существует гуманитарная Демидовская премия Алтайского Демидовского Фонда,  возникшая по инициативе СА как объединение разных творческих союзов деятелей архитектуры, искусства, литературы, музыки и театра.  И хотя власти  формально не присоединялись к этому объединению,  они обязательно присутствуют на Демидовской премии, они уже не могут на ней не присутствовать, не могут быть отстраненными от объединения творческой интеллигенции, которая создает определенный имидж города, края. Их горожане просто не поймут…

О целях и идеологии
Идеология «Золотой капители» ничем не отличается от идеологии  всероссийского «Зодчества». Проблема качественных изменений конкурса сводится к проблеме качественных изменений в самой архитектуре. Все одиннадцать лет сибирский фестиваль был смотром-конкурсом, отражающим, как зеркало, состояние современной архитектуры Сибири. Здесь отсутствует предварительный отбор работ – на то он и смотр, главная цель участия – конкурс, оценка профессионального уровня конкурсанта коллегами. К сожалению, еще одна немаловажная цель – обратить на себя внимание девелопера пока не столь актуальна. Для самого девелопера, в первую очередь. Если в российской столице подвижки уже явно видны, в регионах понимание  выгоды выбора лучшей архитектуры, а не выдачи на гора большего количества квадратных метров пока в зачаточном состоянии.
Андрей Замащиков: Какого-то особого развития «Золотой капители»  с годами не происходило. И до сегодняшнего дня это, как мне кажется, это все тот же конкурс, что и 11 лет назад. Я говорю сейчас не об уровне архитектуры, а о сути конкурса, его идеологическом содержании.  Да, существует  «Зодчество», но это не то, с чего надо брать пример. «Золотое Сечение» слишком элитарное, а потому и довольно вялое событие для городского сообщества. «Арх-Москва» – придаток к коммерческой части этой выставки, хотя и очень продвинутый,  интересный и полезный придаток. Все эти выставочные схемы по-своему хороши, и одновременно, по-своему ущербны. Остальное, что происходит в стране – региональные смотры-конкурсы – по уровню гораздо ниже  не только московских, но даже и «Золотой капители». И все они – в разной степени – калька с Зодчества. Например «Зодчество Восточной Сибири» в Иркутске, «Зодчество Дальнего Востока», «Зодчество» в Кирове – все они  выстроены под отбор на «Зодчество» в Москве. Разумеется, для архитекторов престижнее, если их достижения будут показывать в Москве, но  кроме потешания свого тщеславия, у архитектора должны быть и другие задачи. Необходимо формировать региональные архитектурные школы, обмениваться опытом в решении специфических проблем – климатических, социальных, экологических, градостроительных,  каких угодно… Необходимо выстраивать совместную работу, которая будет продвигать уровень сибирской архитектуры, прежде всего, не для Москвы, а для региона. И такая децентрализация пойдет только на пользу всей российской архитектуре в целом. У нас непочатый край работы в этом направлении. 

О кворуме на форуме
Опасения, что XI фестиваль, как последыш юбилейного, станет «провальным» по всем параметрам – от финансов до количества участников – сбылись частично. Усохший почти в три раза бюджет не позволил воплотить и половины задуманного организаторами, но по экспозиции этот фестиваль был не хуже предшествующих юбилейной «Золотой капители»: 160 работ-участников конкурса, двухнедельная экспозиция в художественном музее и главное событие архитектурного фестиваля 2006 года  – Первый открытый градостроительный форум «Города – как явление», положивший  начало диалогу между бизнесом, властными структурами и архитекторами. Интерес к подобным урбанистическим проблемам в России только просыпается. В связи тем, что согласно новому градостроительному кодексу с 2010 года каждый муниципалитет будет сам  определять свои наиважнейшие градостроительные задачи,  градостроительство становится актуально для всех городов.  Идет разработка градостроительной документации для генпланов муниципальных образований, появился, наконец, огромный объем работы для генпланистов и проектировщиков. И тут же все уперлось в кадры, в недостаток специалистов, выдавленных из градостроительства в предыдущие годы в другие области архитектурной профессии. Другая большая проблема – неясность механизмов инвестирования проектов, разработка законодательной базы, подготовка документов землепользования, и – о, ужас! – необходимость выстраивания  нежных взаимоотношений с народонаселением. Теперь все это становится заботой не государства, а самого муниципалитета. Пока пути решения задачи соблюдения баланса интересов власти, бизнеса и горожан  для большинства градостроителей остаются весьма туманными, а от одной только мысли проведения открытых аукционов и общественных экспертиз многим представителям муниципальных властей становится дурно.
Очень важно, что форум все-таки произошел, и в отличие от круглых столов «Золотой капители» прошлых лет, собиравших не более десятка человек, на форум 2006 года съехалось более сотни участников.  Включился администратвный ресурс  Ассоциации Сибирских и Дальневосточных городов (АСДГ), которую пригласили к сотрудничеству.  Насколько это событие было продуктивным – другой вопрос.
Андрей Замщиков:  Изначальная цель была – собрать представителей четырех сообществ – архитекторов, власти, бизнес и горожан и устроить действительно открытый форум, а не такой чиновничий, как в итоге получился.  Лично меня огорчила формальность, с которой некоторые участники подошли не столько к самому форуму, сколько к собственной работе по составлению генплана. Но, безусловно, были и интересные концепции, где изначально выявлялась миссия города, проводился анализ, и только затем следовала разработка генерального плана, учитывающего реальные потребности города.

О традициях
Ольга Макарова: В истории конкурса надо отметить два больших периода, которые связаны с системой судейства. С самого начала, являясь инициатором и организатором конкурса, оргкомитет был только исполнительным органом, а законодательными органами были учредители – руководители проектных институтов, главные архитекторы городов, областей и т.д. Им  и предоставили право принятия регламента этого конкурса. Они же сидели в жюри. Вовремя не почувствовав  изменений времени,  они не захотели пойти на какие-то демократические перемены системы судейства. В определенный момент из-за этого начало уменьшаться количество участников, стало понятно, что или смотр-конкурс постепенно умрет, либо надо все ломать. Так появился новый регламент, новая процедура формирования жюри.

О новациях
Главным достижением «Золотой капители» можно назвать систему судейства, которая, постоянно эволюционируя, находится в поисках наиболее техничной и наименее субъективной формы работы жюри, не подверженной вкусовщине, дедовщине и порочной практике усреднения результата и  принятия «политических» решений.
Несколько лет действует уникальная в истории архитектурных конкурсов система прозрачной схемы расстановки мест и открытого голосования, когда все баллы всех членов жюри по всем конкурсным работам публикуются на интернет-сайте фестиваля. В 2006 году  членов жюри попытались еще и изолировать друг от друга, введя для них  интернет-голосование дабы обеспечить наиболее объективное судейство, без возможности совещаний и  принятия решений «за рюмкой чаю». Форма оказалась для судей непривычная, неудобная и, к тому же, достаточно жестокая из-за неравномерной развитости интернет-доступа в Сибири. Традиционный вариант, когда человек ходит и две недели смотрит работы, не торопясь обдумывая свое решение, намного гуманнее. Новшеством является и фигура куратора фестиваля с правом влиять на формирование шорт-листа фестиваля.
Отсечь все пороки, правда, пока так и не удалось. О чем  и свидетельствуют результаты конкурса.

О результатах
«Настоящие мастера в этом не участвуют – все слишком задемократизированно. Рейтинг "Золотой капители" падает», высказался один заслуженный архитектор России, постоянный член жюри предыдущих лет, недовольный распределением первых мест вообще и современной архитектурой в частности.  Как бы то ни было, результаты судейства действительно получились «почти по Фрейду»: главные награды достались реставрации, реконструкции, православному храму и случайно затесавшемуся в этот стройный ряд архитектурных древностей студенческому проекту музея современного искусства.  Участники, им сочуствующие и наблюдатели сходятся во мнении, что такой результат – закономерное следствие состава жюри, во-первых,  и открытой системы голосования – во-вторых. Коллективное решение, снивелировав оценки отдельных радикально настроенных членов жюри,  получилось явно политическим: не желая брать на себя ответственность, судьи раздали «капители» реставраторам, поощрили на будущее студентов  и отметили архитектурное бюро заслуженного градостроителя – по совокупности заслуг. Соломоново решение. Интересно, что  неформальным лидером и самым творческим архитектором фестиваля анкетным опросом участников церемонии закрытия (это можно расценивать и как протестное голосование) был признан Андрей Чернов с его «декорированным сараем», который не вошел даже в шорт-лист:  «Мне нравятся сараи, нравится русская архитектура, которая устроена очень просто – прямоугольный объект, перекрытый двускатной кровлей. История этого декорированного сарая такова: заказчику нужна была красота... Пришел от него человек и сказал: «Шеф любит колонны». Замечательно – вокруг сарая ставим колонны,  получается всем знакомое сооружение. Фундамент реальный, а  то что я сверху нахлобучил – это мое предложение. Конечно, оно не проканало. Ни у заказчика, ни у судей. А зря».

О хорошем и плохом
Радует, что некоторые люди не теряют оптимизма, приходят на «Золотую капитель», принимают участие в конкурсе, собираются на дебаты, где горячо обсуждают насущные проблемы городов, взаимоотношения властей, архитекторов и жителей. И уже не важно каким он будет, следующий фестиваль за номером XII – останется тем же или будет реорганизован. Оргкомитет, апробировав новшества, вернется к старому доброму коллегиальному обсуждению работ или выдумает новые формы судейства… Главное, чтобы процесс формирования сообщества, которому интересна сама архитектура и тот город, в котором эта архитектура появляется, продолжался. Будем надеяться, что пока идет накопление критической массы. Главное успеть, пока наши города не перешли черты, за которой деградация становится необратимым процессом.

О том, о сем
Логично было бы разместить работу по реконструкции городской среды Томска, получившую Гран-при фестиваля непосредственно рядом с так же участвовавшим в конкурсе в номинации «Публицистическая деятельность» апокалиптическим фотопроектом Юлии Бернуховой «История одного дома»1, безжалостно демонстрирующим «выдирание сибирских корней, как больных зубов». Такой «диптих» этих антагонистических работ, даже виртуальный, производит неизгладимое впечатление на слабонервных  любителей деревянного зодчества…

Итоги смотра-конкурса, представленные на конкурс работы и работы лауреатов прошлых лет можно увидеть на официальном сайте фестиваля www.zkapitel.ru

<?xml:namespace prefix = o ns = "urn:schemas-microsoft-com:office:office" /> 

 

1. Фотопроект Юлии Бернуховой «История одного дома», опубликованный в предыдущем номере ПРОЕКТ СИБИРЬ, получил диплом 1 степени конкурса в разделе «Публицистическая деятельность»

 

Комментарии
comments powered by HyperComments