04.08.2003

Фабрики для жилья и отдыха. Производство уезжает за город. Как перепрофилировать ставшие ненужными здания в центре Москвы?

информация:

С проблемой перепрофилирования производственных зданий на Западе столкнулись в 60-е годы. Заводы и фабрики невыгодно было оставлять в самом центре города на дорогой земле, к тому же они создавали экологические проблемы.

Да и люди, покупавшие жилье в престижном месте, были недовольны таким соседством. Поэтому производства выводили за пределы города, и целые кварталы краснокирпичных капитальных зданий оказывались ненужными. Эти здания либо сносили, либо превращали в целые комплексы, где офисы и жилье соседствовали с галереями и ресторанами. Для этого привлекали самых лучших архитекторов. Исторический облик города сохранялся, а "ожившие" районы становились центрами притяжения туристов и местных жителей.

Перестроечный бум. Процесс перепрофилирования зданий в России начался гораздо раньше, правда, причины были другими: после революции церкви становились складами и спортзалами, в особняках размещались музеи. Поскольку особняков и церквей в Москве было достаточно, первое специально музейное здание было построено только в конце 50-х годов. При этом заводы и фабрики не трогали - наоборот, производство в исторической части городов активно развивали, строя все новые и новые корпуса.

Бум западного типа на перепрофилирование зданий пришелся у нас на начало 1990-х годов. С тех пор здания чаще всего приспосабливают под офисы - это дает инвесторам максимальную прибыль. Процесс превращения заводов в офисы набирает силу, но и по сей день лучшим проектом считается комплекс на Нижней Красносельской улице, построенный еще в 1996 году. "Исходные данные" были такими: фабрика постельного белья "Луч", рядом свалка, и все это с видом на железнодорожные пути. Архитектор Александр Асадов подошел к проблеме довольно радикально, он буквально "слепил" новое здание: два корпуса бывшей фабрики объединил вставкой с атриумом, лифтами и лестницей, при этом сохраненные фрагменты краснокирпичных стен подчеркивают легкость конструкций в стиле хай-тек. В итоге получился настоящий шедевр деконструктивизма.

Евроремонт по-русски. А вот распространенное на Западе превращение старых зданий в объекты культуры - явление для России редкое. Такой дорогостоящий проект по силам только государству, но оно предпочитает продавать здания под офисы. Поэтому из проектов, которые согласилось рассматривать столичное правительство, был реализован только один. Здание первой московской электростанции, долгое время использовавшееся как гараж, превратилось в выставочный зал "Новый Манеж". Архитекторы и не пытались сохранить индустриальную эстетику здания, как это делают на Западе: его реконструировали по всем стандартам евроремонта.

Типографию, построенную Федором Шехтелем для газеты Павла Рябушинского "Утро России", планировали перепрофилировать в культурный центр с театром, клубом, рестораном и книжным магазином. Архитектурное бюро "Меганом", осуществлявшее реконструкцию, использовало контраст старого и нового. Бывшую типографию по соседству с кинотеатром "Пушкинский" тщательно отреставрировали, а суперсовременный панорамный лифт поставили во дворе, превратив его в холл под открытым небом. Но вместо культурного центра открыли элитное казино, поэтому уникальный двор-холл увидят немногие. Впрочем, для всеобщего обозрения доступен тщательно отреставрированный фасад с восстановленной надписью "Утро Россiи".

Экспансия культуры. Главным активистом в деле превращения старых зданий в объекты культуры стал Государственный центр современного искусства (ГЦСИ) Министерства культуры. В этом нет ничего удивительного, ведь мировая художественная практика знает немало случаев экспансии культуры в промышленные объекты - от перфомансов на заброшенных фабриках и многотысячных рейвов на недостроенных атомных электростанциях до перепрофилирования грандиозных зданий, вроде парижского музея Д'Орсе (бывший вокзал) и лондонской галереи Тейт (бывшая электростанция). В Москве ГЦСИ отдан так называемый Дом Поленова на Зоологической улице - построенное в 1915 году по эскизам известного художника театральное здание. В советское время в нем размещался завод театрального оборудования, просуществовавший до 2001 года. Теперь в Доме Поленова работает центр с выставочным залом, одновременно по проекту Михаила Хазанова и Михаила Миндлина осуществляется реконструкция здания.

Кроме того, у ГЦСИ есть четыре филиала в регионах, два из которых тоже "реанимируют" здания. В Нижнем Новгороде филиалу ГЦСИ отдано здание Арсенала в Кремле, где уже прошла первая выставка, а в Калининграде центр получил башню Кронпринц, пребывающую в руинах. В регионах к реконструкции тоже привлечены известные архитекторы: в Нижнем - Евгений Асс, в Калининграде - Михаил Хазанов.

Комплексное "оживление". На Западе в отличие от России существует комплексный подход к "оживлению" заброшенных территорий. Там это точка пересечения интересов инвесторов, общества, городских властей, у нас же какое-нибудь звено всегда выпадает. Если "осваивают" целую территорию, то исключительно под офисы, если приглашают известного архитектора, но на единичный объект, а не на целый квартал.

Первым опытом такого комплексного подхода может стать московский проект "Голутвинская слобода". Бывший фабричный квартал, сердцем которого была дореволюционная текстильная фабрика, с 1995 года превращается в многофункциональный комплекс. При этом старые корпуса не сносят, а переоборудуют под офисы. И даже новый огромный гараж в утрированных формах повторяет краснокирпичную промышленную архитектуру. Но вечерами здесь тихо и пустынно. Офисы вымирают, запланированных гостиниц, магазинов и объектов культуры пока нет, так что жители элитных домов в самом центре Москвы предпочитают развлекаться не в собственном квартале, а где-нибудь в другом месте.

Во многих городах Европы перепрофилируют не только кварталы, но и целые промышленные города. Старые здания превращают в объекты туризма, на которых работают переквалифицировавшиеся сотрудники закрывшихся фабрик и заводов. Например, в Манчестере великолепные здания складов, похожие на итальянские палаццо, не просто напоминают о текстильном прошлом города, но и служат его возрождению. Они превращаются в отели, офисы, жилье, музеи, мастерские. Те же Нижний и Калининград - уникальные исторические города, они могли бы пойти по тому же пути, но в них абсолютно не развита туристская инфраструктура: не хватает гостиниц, памятники архитектуры в упадке. Где уж тут думать о "культурном" перепрофилировании старых зданий, которые принесут прибыль еще очень не скоро. Так что пока побеждают офисы - они и есть заводы ХХI века. 
Комментарии
comments powered by HyperComments