06.04.2004

Проект "Мечта"

  • Архитектура
  • Объект

информация:

Москва, Зоологическая улица, тихий район. Именно здесь расположен Государственный Центр современного искусства. Нашим гидом по этому удивительному комплексу, отчасти построенному, отчасти существующему в проекте, стал один из его авторов – архитектор Михаил Хазанов.

Начало мечты

На протяжении многих лет российское арт-сообщество манит идея фикс: создать полноценный центр современного искусства, нечто вроде русского Центра Помпиду. В советское время эта мечта, по определению, не могла осуществиться; в новейшее - идею пытались воплотить в разных, подчас экзотических формах. При этом созданный в 1992 году специально для продвижения актуального искусства Государственный центр современного искусства (ГЦСИ) долгое время оставался бездомным. «Вот бы отдать Центру Провиантские склады на Садовом кольце», - говорили одни. «Нет, лучше, Бахметьевский гараж работы гениального Константина Мельникова», - предлагали другие. Но дальше «хорошо бы…» дело не шло, пока в 1999 году ГЦСИ не получил мало известный широкой публике Дом Поленова.

В отличие от Центра Помпиду в Париже или Тэйт Модерн в Лондоне, нашему Центру достался не престижный участок на одной из главных улиц города, а клочок земли позади зоопарка по соседству с павлинами. Зато Дом Поленова - почти такой же фантастический, как и эти птицы: когда его построили, он был похож на декорацию к древнерусским сказкам, ведь эскиз здания выполнил сам художник Василий Поленов. В здании сначала находился театр, после революции его заняли советские учреждения, а в середине 30-х к бывшему Дому Поленова пристроили производственные корпуса, и он стал заводом театрального оборудования.

Превратить бывший завод в эпицентр актуального искусства при помощи одного лишь капитального ремонта было невозможно. Требовалось предложить качественно иное архитектурное решение - одновременно тонкое и радикальное. Для этого был приглашен Михаил Хазанов, один из лучших московских архитекторов, известный, в частности, своей победой в международном конкурсе на сооружение нового здания Мэрии в московском Сити. Хазанов разработал настоящий архитектурно-художественный манифест, в котором сконцентрировались, кажется, все нереализованные желания современного отечественного искусства.

Будущий комплекс сложен по структуре: он будет состоять из двух реконструированных зданий – Дома Поленова и Завода, а также гигантской Башни. Такая многослойность композиции - фирменный стиль Михаила Хазанова.

«Дело в том, что мне нравятся наслоения, - рассказывает архитектор. - Я люблю трансформацию объекта, то, как он движется во времени. Подобный подход - не мое открытие. Например, в Сиракузах на Сицилии есть храм Аполлона. Это античный храм, в котором впоследствии были пробиты готические окна, потом пристроена барочная колокольня. В интерьере остались античные элементы, а в то же время все убранство барочное и готическое. При этом каждый слой считывается отдельно. Вот этот замес, который нельзя назвать эклектикой, мне кажется очень интересным».

Трансформация Дома Поленова, надеюсь, произойдет быстрее, чем за несколько веков, и свидетелями этого превращения станем мы все. Кстати, одна метаморфоза уже случилась: директор ГЦСИ Михаил Миндлин за время работы над проектом превратился из заказчика в полноправного соавтора реконструкции.

От Завода к Дому

Совсем скоро - в марте этого года - публике будет представлено здание Завода (на казенном языке - «второго корпуса»). В основе Завода - осветительная фабрика, основные габариты и объем которой сохранены. Однако «одежда» и «начинка» здания стали другими: конструктивные и декоративные элементы выполнены с использованием черного металла, нержавеющей стали и стекла, что делает образ Завода индустриально-хай-тековским.

В самом названии - Завод - заложена аллюзия на знаменитую Фабрику Энди Уорхолла, в помещении которой протекала бурная художественная жизнь. Жизнь нашего Завода отдаленно напомнит принципы существования Фабрики: здесь будет все для «производства искусства»: издательский комплекс, мастерские, магазин, а также пространство для «тусовки» - от просмотрового зала и библиотеки до бара. Тут же разместятся дирекция, бухгалтерия и технические отделы. Но главное, ГЦСИ получит новый выставочный зал и, что самое интересное – хранилище с открытым доступом.

После того, как закончится строительство Завода, будет реконструировано историческое здание – Дом Поленова. Во-первых, в Доме Поленова, который много раз перестраивался, восстановят некоторые фрагменты, например, три больших неоготических проема. Во-вторых, облик здания собираются осовременить. «Если мы добавим к Дому Поленова металлические конструкции, - говорит Михаил Хазанов, - то хуже не будет, ведь их в любой момент можно убрать! Скажем, если они морально устареют, их будет не более жалко, чем вышедшие из строя «Жигули». Я считаю, очень правильно понимать, что мы не являемся создателями адекватных ценностей. Сегодня мы делаем некие функциональные машины, которые работают какое-то время, а потом выходят из строя».

Башня

После Дома и Завода начнется самая глобальная часть сложной архитектурной операции. Три ветхих строения во дворе снесут, на их месте будет возведено еще одно здание ГЦСИ («третий корпус»), главной «фишкой» которого станет выставочный зал для демонстрации крупных объектов, а также самая зрелищная часть комплекса – Башня-небоскреб.

Эта часть Центра вызывает ассоциации с образами не построенных конструктивистских небоскребов 20-х годов прошлого века. Как и они, башня ГЦСИ в проекте выглядит весьма фантастично, а торчащие из нее во все стороны консоли со смотровыми площадками делают архитектуру здания еще более утопической. Но все же это принципиально новая архитектура небоскреба (на деле не такого уж и гигантского: 18 или 24 этажа - пока еще окончательно не решено), ни на какие другие высотки Башня не похожа. «Здесь достаточно большой процент патентной чистоты, - рассказывает о Башне Михаил Хазанов, - для нас это очень важно, потому что высотных домов в мире построено много, и новое слово в этой области сказать чрезвычайно трудно».

Строительство ГЦСИ, так же, как и другого здания Михаила Хазанова – Мэрии в Москве-Сити, может обозначить качественное изменение столичной архитектурной ситуации. «Я не удивлюсь, если этот проект удастся реализовать, - говорит Хазанов. – Дело в том, что сегодня наметился отказ от жесткой ретролинии, преследовавшей наших архитекторов все 90-е годы. Мы постепенно движемся в сторону нормального современного мейнстрима. Россия медленно, мучительно встраивается в мировое сообщество, и архитектура у нас становится все более интернациональной. Это хорошо, это правильно: ведь невозможно двигаться вперед, глядя при этом назад».
Комментарии
comments powered by HyperComments