14.03.2000

Тихий модернизм. Офисное здание на Трубной улице 12

  • Архитектура
  • Объект

информация:

Если "Наутилус" на Лубянке (напротив "Детского мира") был своего рода "Сибирским цирюльником" московской архитектуры (по буре вызванных эмоций и противоречивости оценок), то этот дом, пожалуй, "Барак" Валерия Огородникова.

О нем тоже очень много спорят - но исключительно архитекторы. Рядовому гражданину он кажется нормальным. Хорошим, простым, стильным, но немного несовременным. Ну нет в нем никаких наворотов, свойственных хай-теку или деконструкти-визму. И как объяснить этому гражданину, что сегодня, когда одни лудят свои псевдоисторические башенки, а другие безнадежно пытаются протащить в Москву тот же самый хай-тек, построить такое здание - это почти подвиг? "Нормальное" здание, в котором есть и реакция на контекст (диагональ, образованная разрывами в "лентах" окон, - метафора горки, на которой стоит дом), и отсылка к единственно оригинальному стилю в русской архитектурной истории - конструктивизму (только там подобная полукруглая форма была частью целого, как, например, в щу-севском Наркомземе в Орликовом переулке, а здесь она стала целым), и только что законченный отличный интерьер, и хорошее качество строительства.Чего же еще профессионалам надо? Большей современности, большей резкости, яркости. Провоцирует споры то, что изначальный проект, сделанный английским архитектурным бюро William Alsop Architects, был действительно эффектнее. Разрубленное на две части здание со скругленным углом, "оторванное" от земли остекленным цоколем. Но поскольку по закону об архитектурной деятельности 1995 года иностранцы не имеют права построить в Москве здание без участия российского архитектора, заказчик решил устроить закрытый конкурс. В нем участвовали очень хорошие архитекторы, по логике, он должен был бы дать суперклассный результат. Победил Александр Скокан, который нежнее прочих отнесся как к месту, так и к первоначальному проекту англичанина Джеймса МакАдама, выбранному заказчиком. Но Скокан известен именно как мастер "незаметной" архитектуры: его здания, неизменно качественные и стильные, очень аккуратно вписываются в город. Когда построенный им банк на Пречистенской набережной специалисты признали лучшим зданием десятилетия, москвичи недоумевали: "А где же он там?"

Похожий случай и с этим домом. Он и не мог стать "заметным", ибо скрыт от взоров мощной стеной Дома политпросвещения на Трубной площади. И именно эта ситуация обусловила его скромный образ. Он не претендует на то, чтобы быть доминантой, но в рамках поставленных задач просто великолепен. Вот только пышное название, которое успел застолбить за ним заказчик (Millenium House), звучит комично в сочетании с местом, чье историческое имя - Драчевка и которое на протяжении двух веков было центром 
Комментарии
comments powered by HyperComments