10.06.2003

«Молочный дом» Архитектурное бюро Проект Меганом создало образец сквозного авторского дизайна

информация:

Дом «клубный». Живущие в нем сплочены высоким социальным статусом. Это позволило «Меганому» сделать сквозной авторский дизайн. Весь дом с холлами, лифтами, бассейном и даже некоторыми квартирами сочинен одной командой.

Авторский многоквартирный дом — не просто парадокс. Это запредельная роскошь. Ситуация, когда одни и те же люди продумывают все, от фасада до задвижки на камине, больше свойственна дворцам прошлых веков. С тех пор, как в конце XIX века произошло разделение на архитекторов, художников и декораторов, сквозной авторский дизайн остался лишь в особняке, и то не во всяком. Дорого. Долго. Хлопотно. Своеобразной пародией на сквозной дизайн стал в XX веке панельный дом, спроектированный как унифицированная система. «Принцип, который мы применили, — говорят архитекторы, — это принцип панельного дома, но с обратным знаком. Там облицовка дешевая, подъезд обшарпанный, линолеум в квартире гвоздями прибит. И снаружи, и внутри плохо. У нас квартира тоже продолжает дом. Но и снаружи и внутри хорошо». «Молочный дом» стал событием в постсоветской архитектуре. И вот почему. В 90-х годах в России сложилась нетипичная ситуация, когда в жанре интерьера работали архитекторы не интерьерного масштаба. Тогда возникли коллекционные интерьеры, выполненные в стилях большой архитектуры. Тогда же сформировались топовые имена, к которым относится и бюро «Меганом». Но все никак не созревал заказчик: люди плохо понимали, чем владеют, не желали платить за авторский дизайн больше, чем за серийный. Интерьеры-хиты появлялись в результате счастливого стечения обстоятельств. Интерьерный жанр был резервацией, где выживали архитектурные таланты. Теперь бывшие интерьерные звезды строят в городе. Пружина творческой энергии, спрессованная в коллекционных интерьерах, «распрямилась» в большую архитектуру. «Молочный дом» — редкий случай, где этот процесс можно воочию наблюдать. Такой дом не может появиться случайно. Налицо понимание уникальности художественного продукта. Люди поняли, что квартира и дом архитекторов с именем — это вложение денег. Имя и уникальность — материи более тонкие, чем квадратные метры и престижное место, но не менее перспективные в плане инвестиций.

Дом необыкновенен во многих отношениях. Во-первых, в градостроительном. Он расположен на угловом участке между Молочным и Бутиковским переулками. Надо было сохранить сквер, и дом отступил дугой от красных линий переулков, по образцу классической усадьбы с курдонером. Сквер маленький, стеклянная галерея первого этажа его увеличивает. Пол галереи, покрытый по-уличному сланцем, продолжает травяной партер. Так холл дома становится частью сквера. За холлом находится бассейн, обращенный ко двору прозрачными, а к скверу матовыми стеклами. Когда закатное солнце пробивает матовую и прозрачные стенки, подкова дома «повисает» в воздухе.

Во-вторых, дом необыкновенен в типологическом отношении. Во дворе его находится подземная четырехэтажная стеклянная вилла «Трилистник». В-третьих, в стилевом. Фасад — образец сдержанного модернизма с элементами классической роскоши: по форме строг, но облицован благородно стареющим «юрским» мрамором; ритм окон по-модернистски сбит, но сами французские окна до полу, скорее, классические; балкончики окон ограждены не решетками, а стеклянными пластинками.

Квартира «держит марку». Она столь же авторская, что и дом (100 деталей на заказ), в ней используются те же материалы (например, сланец). Разрабатываются те же темы большой архитектуры. Пространство квартиры интегрировано в пространство города (объединенные в одно целое столовая, гостиная, кухня находятся в стеклянном с трех сторон объеме). Заоконные пейзажи взаимодействуют с внутренней архитектурой. «Начинка» реагирует на окружение. Где за окном покосившаяся развалюха, в интерьере кадки с растениями. Где за окном правильные квадратики окон, в интерьере прямоугольный стульчик-скобка. Граница между интерьером и городом подвижна. Контакт с окружением регулируют автоматически управляемые занавесы. Они избирательно прозрачны: изнутри все видно, а с улицы нет. Архитектурно-мебельные элементы (камин, стул, полки) «плавают» в воздухе будто независимо от гравитации. Мебель зрительно не закреплена, но управляема одной идеей. Все объемы прямоугольные: плита, куб и т.д. Нет округлых линий.

Создавая «Молочный дом», архитекторы хотели, чтобы человек, выходя из квартиры, не чувствовал контраста. Это значит: нарождается новый образ жизни, человеку стало не наплевать на происходящее за пределами его жилья, у него уже хватает сил на холл, фасад, двор. Город, наконец. Чему нельзя не порадоваться.
Комментарии
comments powered by HyperComments