12.12.2006

Башня Газпрома вызывает протесты в Петербурге

  • Наследие Архитектура
  • Новость
 Несмотря на то, что эта диаграмма была создана до конкурса и не показывает конкретного проекта, она, тем не менее, демонстрирует масштаб здания по отношению к его окружению. Несмотря на то, что эта диаграмма была создана до конкурса и не показывает конкретного проекта, она, тем не менее, демонстрирует масштаб здания по отношению к его окружению.

информация:

Газпром предлагает 396-метровый небоскрёб на территории Объекта Всемирного Наследия

Международная Сеть Традиционного Строительства, Архитектуры и Урбанизма под Покровительством Его Высочества Принца Уэльского. Оригинал Публикации.

Газпром, крупнейшая в России и третья в мире энергетическая корпорация, планирует построить офисную башню высотой 396 метров (1299 футов) в Санкт-Петербурге в качестве элемента проекта Газпром-Сити, предназначенного для различных арендаторов.

 

Санкт Петербург — средоточие величайших в мире ансамблей архитектуры классицизма и Объект Всемирного Наследия ЮНЕСКО. Предлагаемая башня будет на 23 метра выше Эмпайр Стэйт Билдиг в Нью-Йрке и в три с лишним раза выше самого высокого в городе здания — Исаакиевского Собора, (в петиции Петропавловского собора), а также более чем в восемь раз выше отметки, предусмотренной для данной территории высотным регламентом. Она подчинит себе небесную линию города, радикально нарушив его архитектурный характер как единого целого.

Против данного плана выступили Санкт-Петербургские архитекторы, реставраторы и многие граждане, а теперь оппозиция распространяется по всему миру.

Несмотря на то, что эта диаграмма была создана до конкурса и не показывает конкретный проект, она тем не менее демонстрирует масштаб здания по отношению к окружению.

 

 


Иллюстрация любезно предоставлена Классическим Городом


Конкурс

В июле 2006 г. губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко и глава Газпрома Алексей Миллер пригласили шестерых архитекторов представить свои предложения Газпром-Сити. Все шесь приглашённых фирм — авангардистские и не известны своими проектами, уместными в историческом контексте. Например, Даниэль Либескинд представил проект башни, которую газеты описали как «гигантскую стеклянную туфлю на каблуке», между тем как Жак Херцог и Пьер де Майрон представили проекты, описанные как «торнадо, запечатлённый в стекле», а также как «перепутанные волокна ДНК».

10-го ноября в Музее Санкт-Петербургской Академии Художеств открылась выставка шести проектов. Ни губернатор Матвиенко, ни глава Газпрома Миллер не присутствовали при её открытии. Несмотря на то, что они сослались на занятость, петербургские архитекторы считают, что они не захотели оказаться в ситуации, когда им пришлось бы отвечать перед народом на вопросы о проектах.

В жюри конкурса вошли представители Газпрома, четыре представителя правительства и четыре международных архитектора, в то время как российские архитекторы бойкотировали мероприятие. Публика имела возможность голосовать за тот или иной проект на сайте Газпрома.

1-го декабря Матвиенко и Миллер сообщили, что жюри тайным голосованием выбрало проект лондонской архитектурной фирмы RMJM, проект, который газеты охарактеризовали как «гигантский газовый фитиль», сообщив о том, что этот проект получил наибольшее количество голосов в ходе интернетного голосования.

Отмечая, что жюри было анонимным, они не упомянули о том, что перед голосованием Кишо Курокава, один из четырёх архитекторов, входящих в состав жюри, зачитал заявление на двух страницах, описывающее его видение Петербурга, который сохранял бы низкую небесную линию, после чего, вместо того, чтобы голосовать, он покинул заседание жюри.

Они также не упомянули о том, что электронное голосование предоставило народу возможность голосовать только за один из шести проектов. У людей не было возможности голосовать за такой вариант, который позволил бы сохранить существующий характер города. Народу не дали также права отвергнуть все шесть проектов.

 

Протесты

В течение всего вышеупомянутого процесса планы строительства башни подвергались сильнейшей общественной критике. После объявления конкурса Президиум Санкт-Петербургского союза архитекторов в полном составе проголосовал рекомендовать его членам бойкотировать приглашения войти в состав жюри или выступать в качестве профессиональных консультантов. Московские архитекторы поддержали данную позицию.

В день открытия выставки шести участников конкурса, Санкт-Петербургский архитектор Кирилл Миллер открыл собственную выставку пародийных проектов. Миллер сказал, что «если проект Газпрома возможен, значит в Петербурге возможно всё», включив в выставку проект здания в форме бутылки водки, предназначенного исключительно для продажи алкоголя, и несколько других зданий в том же духе, каждое из которых на 300 метров возвышается над важнейшими памятниками архитектуры Петербурга.

Пока жюри голосовало, группа протестующих, одетых в клоунские костюмы, подплыла по Неве на небольшом катере, держа при этом плакаты, указывающие на то, что проект должен называться «Дурдом-Сити» вместо «Газпром-Сити».

Три петербургских депутата подали апелляцию против проекта, заявив, что он нарушает высотный регламент, установленный на отметке 48 метров (157 футов), а башня более чем в 8 раз превысит его. Несколько организаций, включая Санкт-Петербургский союз архитекторов, сообщили, что будут отстаивать свои позиции в суде.

Несмотря на более ранние замечания прессы о том, что строительство не будет вестись в центральной части города, Антон Гликин, редактор международного сетевого журнала Классический Город / The Classical City, разъяснил, что факт постановки под охрану ЮНЕСКО, кроме всего прочего, подразумевает охрану видов, которые будут разрушены данным зданием. ЮНЕСКО все ещё воздерживается от заявления.

 Международная оппозиция

Теперь, когда планы по строительству стали известны мировой печати, их локальная критика получила всемирную поддержку.

Хавьер Геницацелайа из Испании, отметил, что «Санкт-Петербург, самый красивый,город России должен сохранить свою небесную линию. Он принадлежит как гражданам страны, так и всему человечеству, и никому не дано права разрушать наследие человечества». Его мнение нашло отклик в Соединённых Штатах. Пол Гюнтер, Президент Института Классической Архитектуры и общества «Классическая Америка», заявил: «Это не прогресс, а модная новинка, которую следовало бы отправить на международную ярмарку. Это реакционная деградация. Есть множество способов, благодаря которым историческая память может наполнять чувством и вдохновлять на новые здания без навязывания воли одного человека всей структуре окружающего города. Если оно будет построено — это станет непоправимой трагедией». Между тем в Соединённом Королевстве, Матью Харди, представитель Международной Сети Традиционного Строительства, Архитектуры и Урбанизма (INTBAU) сказал, что «огромными корпорациями и их марионеточными “звездотекторами” (starchitects) в который раз было наложено вето на общественное мнение в Петербурге и в остальном мире. Настало время положить конец всем этим частным конкурсам, оцениваемым с помощью уютненьких клише архитекторов и восстановить демократию в области городского планирования и проектирования».

Национальная и международная критика начинает приносить результаты. После того как проект был выбран, директор московского представительства RMJM, Филипп Никандров сообщил о том, что его компания всё еще должна принять решение по поводу окончательных деталей проекта, включая высоту.

Чем Вы можете помочь?

Классический Город открыл сбор подписей под международной петицией в интернете с призывом к Газпрому, Губернатору и Правительству Российской Федерации изменить проект, сделав его соответствующим исторической архитектуре Петербурга путём значительного снижения высоты сооружения и перемещения Газпром-Сити подальше от центра города.

Комментарии
comments powered by HyperComments

ссылки:

статьи на эту тему: