27.11.2006

План захвата

  • Архитектура
  • Объект
BuroMoscow. Фото: Дмтитрий Лившиц BuroMoscow. Фото: Дмтитрий Лившиц

информация:

  • где:
    Россия. Москва
  • мастерская:
    BuroMoscow

BuroMoscow — архитектурное предприятие очень молодое, амбициозное и невероятно продуктивное. Всего за два года «москвичи» добились таких успехов и настолько прочно заняли своё место на российском архитектурном рынке, что нам захотелось приглядеться к  этому феномену

Имя, которым наградили своё детище руководители архбюро, выглядит непреднамеренным вызовом большим проектным компаниям и институтам. Ведь слово «Москва» давно «приватизировано» всевозможными мос-, жил-, быт-, промстроями, так что выбор такого амбициозного названия отчасти можно считать покушением на монополию. Покушение было организовано в 2004 году тремя молодыми архитекторами — Юлией Бурдовой, Ольгой Алексаковой и Андреасом Гуном. Команда сложилась не  случайно — Юлия и Ольга познакомились ещё в  юности и затем вместе поступили в МАРХИ. А позже в совсем другом учебном заведении — Дельфтском университете — встретились Андреас и Ольга. Затем в Роттердаме они 7 лет вместе послужили делу скорейшего процветания знаменитого на весь мир бюро ОМА.

Всеевропейский гуру Рэм Колхаас не только щедро поделился с Андреасом и Ольгой бесценным опытом, но и привил недавним выпускникам вкус к  типично западному аналитическому проектированию. Это когда первое, о чём думает архитектор, получив заказ, не эстетика, а список проблем, которые нужно решить экономично и эргономично. «Надо признаться, опыт работы у Колхааса оказался столь же бесценным, сколь и изнуряющим, — делится впечатлениями о своём «роттердамском периоде » Ольга. — Как сказал нам однажды сам мэтр: архитектура, в сущности, занятие весьма отупляющее: проектировка и строительство выкачивают столько энергии, что в итоге остаётся одна пустота и  человек отгораживается от новых веяний». Ольга и Андреас боссу поверили, но от новых веяний решили не отгораживаться, а как раз наоборот, на них и сконцентрироваться. Потому они покинули офис ОМА и, позвав в компаньоны Юлию (за плечами которой к тому времени был опыт работы в самых разных российских компаниях, а следовательно — доскональное знание местной специфики), открыли в Москве интернациональную мастерскую. Сегодня BuroMoscow — весьма компактный многоязычный офис (здесь в ходу русский, немецкий, английский и  голландский), с завидным постоянством выдающий на-гора оригинальные проекты.

В самом названии BuroMoscow заключена интрига. С одной стороны, оно указывает на местоположение бюро, а также большинства его проектов. С  другой, написание латиницей намекает на то обстоятельство, что все проекты, вышедшие из стен мастерской, вписаны не в локальный, а  в  интернациональный архитектурный контекст. Но, безусловно, с учётом российской специфики.

Что именно подразумевает эта международная команда под российской спецификой и как дать на  неё адекватный «интернациональный» ответ, авторы продемонстрировали в первом же своём крупном реализованном проекте — доме К-21 (звучит почти как имя подводной лодки, хотя на деле это всего лишь сокращённый адрес — бу ьвар Карбышева, 21). Исходные данные типично московские: на северо-западе города массово сносятся пятиэтажки, на их месте возникают новые дома. Новые с  точки зрения времени строительства, но совсем не  с позиции архитектурного качества. Доставшаяся в  наследство от советского панельного домостроения технология мешает проектировщикам изменять архитектурный облик таких зданий. Опасаясь привычного результата, застройщик в срочном порядке привлёк к проектированию дома BuroMoscow в  надежде, что они смогут придать 23-этажной панельномонолитной конструкции необычный вид. Предмет гордости архитекторов — придуманный ими оригинальный дизайн фасадных панелей. Их раскрасили горизонтальными полосками семи цветов. Благодаря полосатому декору авторам удалось добиться удивительной визуальной целостности фасада — стена выглядит единой поверхностью, а не нарезанной на отдельные секции, как это обычно бывает с панельными домами. По сути, они завернули обыкновенный дом в необычную, модную упаковку. «Издалека эта жилая многоэта ка даже кажется обшитой деревом», — говорит Андреас Гун. Больше всего команду BuroMoscow обрадовало, что дом ещё не успели сдать, а производство подобных панелей уже было поставлено на поток: «Такой индустриальный потенциал при работе на Западе нам и не снился. То, что сегодня нарисуешь, назавтра отольют в бетоне». В итоге, совершенно неожиданно для себя, архитекторы совершили небольшой урбанистический прорыв, дав городу шанс уйти от клонированных депрессивных микрорайонов, утыканных скучными типовыми высотками.

BuroMoscow продолжило тему, начатую в К-21 на  участке по соседству с бульваром Карбышева. В  новом комплексе на улице Тухачевского, 41 они предложили принципиально новое концептуальное решение, позволяющее соединить в одном здании коммерческую и муниципальную часть без ущерба для его обитателей. «Взамен пресловутой секционности мы предложили ярусность: нижние этажи отвели под квартиры, а коммерческую зону с офисами расположили выше», — комментирует проект Андреас. Приватный и офисный входы располагаю ся с разных сторон дома, лифтовая же шахта общая, но каждый лифт имеет две двери — для жильцов и для служащих соответственно. Естественно, что и в этом проекте используется идея декоративных панелей, но на этот раз фасад был задуман не полосатым, а пиксельным, будто собранным из квадратиков разных цветов. Однако темпы строительства района были так высоки, что на разработку здания нового типа просто не осталось времени, поэтому пришлось довольствоваться проверенным секционным домом.

Ольга, Юля и Андреас убеждены, что сложившаяся в Москве позитивная экономическая ситуация вкупе со столичными амбициями, если их правильно использовать, может привести к очень неожиданным результатам в области архитектуры. Ведь помимо крупных городских объектов они занимаются частным строительством и интерьерами.

За последнее время компания сделала ряд интереснейших интерьерных проектов, один из которых, шоу-рум Progetti Studio, уже реализован. Его дизайн основан на контрасте брутальных поверхностей потолка и стен с роскошной мебелью и дорогими светильниками. По замыслу авторов, нарочито грубые фактуры (шершавая бетонная стена или очищенная кирпичная кладка) дополнительно акцентируют изысканность и стиль выставленных здесь предметов интерьера.

В некоторых работах BuroMoscow балансирует на стыке дизайна интерьеров и большого городского строительства, как это произошло с подземным паркингом в почти законченном бизнес-центре «Эрмитаж-Плаза». Проект комплекса разработан одной из самых авторитетных мастерских Москвы  — «Сергей Киселёв и партнеры». Архитектура — сдержанный модернизм, офисы класса А. Краснопролетарская улица, на которой стоит комплекс, узкая, и с неё трудно разглядеть его целиком, так что для большинства посетителей знакомство с новым бизнес-центром начинается именно с подземной стоянки. Интерьер паркинга, спроектированный BuroMoscow, задаёт настроение и отвечает за первое впечатление об «Эрмитаж–Плазе».

Для большой стоянки на 283 автомобиля предложено очень неожиданное декоративное решение — архитекторы сделали всё возможное, чтобы избежать в этом подземном помещении ощущения подвала. Основной цвет — ярко-зелёный, в него покрашены стены, пол и потолок тоннеля, по которому движется автомобиль. Упорядоченную навигацию обеспечивают огромные белые стрелки. На сочетании активного зелёного цвета и чёрно-белой графики строится весь дизайн — гигантские буквы, цифры и символы, нанесённые на все поверхности паркинга площадью 7  000 м2.

Реконструкция подмосковного пансионата — отдельная история о работе BuroMoscow в контексте пресловутой российской специфики. «Нам досталось типичное постсоветское наследство — остатки старинной усадьбы и блочные корпуса дома отдыха 60-х годов на живописном берегу Москвы-реки, — рассказывает Ольга. — Новый владелец этого богатства захотел превратить его в благоустроенный курорт для своих сотр дников».

Проблема очевидна, задача сформулирована — интернациональная бригада принялась за дело. В  результате получилось следующее: главный пятиэтажный корпус будет распластан в живописном ландшафте подмосковной Швейцарии — его предполагается буквально врезать в крутой склон холма. Со стороны реки будет видно лишь изогнутое здание гостиницы на 220 мест, террасами спускающееся к  воде. Заказчик остался доволен: из всех номеров будет открываться одинаково прекрасный вид на реку. Кроме того, по проектам BuroMoscow здесь построят спортивный центр, аквапарк и  13  коттеджей для руководства корпорации. Не  забудут архитекторы и о существующих строениях — советские коробки модернизируют, а сохранившиеся до наших дней усадебные постройки отреставрируют.

Играя сразу на всех архитектурных полях — от дизайна интерьеров до масштабных градостроительных концепций, — BuroMoscow продолжает набирать обороты, предлагая оригинальные решения и ставя перед собой всё более сложные задачи. Результаты, которых неутомимая троица доб лась всего за два года коллективного творчества, действительно впечатляют и заставляют ждать от этой молодой команды очередных сюрпризов. Теперь, надеемся, международного масштаба!

СТИЛЬ
Ольга Алексакова: «В BuroMoscow нам удалось соединить голландскую лёгкость и немецкое чувство рациональности на благодатной почве русского авантюризма»

ПОВОД ДЛЯ ГОРДОСТИ
Юлия Бурдова: «Мы гордимся собой каждый раз, когда заказчик поднимает бровь и говорит: «Такого мы ещё не видели», и хотим чтобы это случалось как можно чаще»

ПЛАНЫ
Сдать все начатые проекты — жилые дома на  севере столицы, пансионат в Подмосковье — и получить ещё много не менее интересных и  вдохновляющих заказов

Фасад уже заселённого жилого дома К-21 на северо-востоке Москвы. Балконы расположены
так, чтобы их было невозможно самостоятельно остеклить — уловка архитекторов,
борющихся за чистоту художественного образа своего
творения. Фото: Дмтитрий ЛившицФасад уже заселённого жилого дома К-21 на северо-востоке Москвы. Балконы расположены так, чтобы их было невозможно самостоятельно остеклить — уловка архитекторов, борющихся за чистоту художественного образа своего творения. Фото: Дмтитрий Лившиц
Проект интерьера бара в крытом подмосковном горнолыжном комплексе. Проект интерьера бара в крытом подмосковном горнолыжном комплексе.
Комментарии
comments powered by HyperComments