15.07.2010

Церкви дадут добро

  • Наследие
фото: http://svat-rzn.ru/ фото: http://svat-rzn.ru/

информация:

Почти две недели назад, 1 июля, в Рязани на площади Победы состоялся митинг против внесенного в Государственную Думу законопроекта "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности", -так называемого закона о реституции.

Как сообщил сайт rzn.info, в акции протеста приняли участие около шестидесяти человек, значительная часть из которых участвовала в акциях против передачи объектов Рязанского кремля Рязанской епархии Русской православной церкви.

Лоббизм не пройдет!

Участники митинга выступили против передачи церкви памятников истории и культуры, являющихся, как говорилось в прозвучавших выступлениях, общенародным достоянием.

В резолюции митинга, в частности, говорилось: "Подготовленный законопроект, в том виде, в каком он представлен в Государственную Думу, имеет антиконституционный, лоббистский характер, не отвечает нуждам общества и провоцирует острые общественные конфликты. Он направлен на удовлетворение бизнес-интересов церковной олигархии за счет откровенного ущемления интересов общества и прав людей. Законопроект предполагает начало большого передела собственности в стране, передела, который нарушает Конституцию РФ и не имеет ни исторических, ни юридических, ни каких бы то ни было других предпосылок. Справедливость для избранных - это новая большая несправедливость для общества в целом. Эгоизм церкви отдаляет от нее людей. В России нет закона о реституции, принятие закона о "церковной реституции" вызовет массовые и вполне закономерные претензии со стороны наследников когда-то экспроприированных частных владений. Подобное развитие событий чревато хаосом для всей России. Закон должен помочь церкви нести милосердие в общество, а не готовить условия для обогащения еще одной ветви власти - церковной. Памятники истории и культуры являются нашим общенародным достоянием. Сфера применения закона может регулировать вопрос только о богослужебных, а не о гражданских зданиях. Ни одно образовательное или прочее некоммерческое учреждение не должно подвергаться принудительному выселению. Должны сохранить свой музейный статус музеи-заповедники как исторически сложившиеся ансамбли, имеющие огромное культурное значение. Как и предметы Государственного музейного фонда, они должны быть выведены за сферу применения закона. Принятие закона в нынешних условиях аморально. В стране закрываются школы, ликвидируется система бесплатного образования и медицинской помощи, необоснованно, произвольно растут тарифы ЖКХ и услуги транспорта. Жизнь большинства граждан за последние годы заметно ухудшилась. Непопулярные меры власти объясняют кризисом и одновременно готовят закон, который потребует огромных дополнительных затрат из бюджета. Все это разворачивается на фоне масштабной коррупции, похоронившей не одно доброе начинание. В Рязани вследствие принятия закона подвергнутся выселению четыре крупных учебных заведения в центре города - две средние школы и два вуза". (Участники митинга имели в виду один из корпусов Рязанского госуниверситета, где располагалось епархиальное училище, здание института ВДВ (в прошлом духовная семинария) и школу-гимназию N° 2, где базировались приготовительные классы к духовному училищу - прим. ред).

Успокоение для общественности

Между тем министр культуры России Александр Авдеев положительно отозвался о законопроекте. "Последний текст документа, который прошел утверждение правительства, содержит формулировки, являющиеся компромиссными, но они очень хорошо иллюстрируют гражданскую зрелость как представителей религиозных организаций, так и музейщиков", -сказал министр. По его словам, в тексте документа четко написано, что передаче не подлежат предметы из музейного, библиотечного и архивного фондов.

В свою очередь, замминистра экономического развития РФ Игорь Манылов считает, что у музейного сообщества нет оснований для беспокойства в связи с подготовленным законопроектом о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения.

Игорь Манылов считает, что вопрос о музейных ценностях волнует музейное сообщество. И нас волнует. Эти волнения никоим образом не связаны с законопроектом. В последнем тексте, который сейчас внесен на рассмотрение в Государственную Думу, есть специальное предложение о том, что вопросы передачи религиозным организациям музейных ценностей и архивов не регулируются данным законом.

С другой стороны, списка зданий, которые как национальное достояние или наследие ЮНЕСКО не могут быть переданы религиозным организациям, нет. Есть общая норма в самом проекте закона, изымающая эти виды объектов из потенциальной юрисдикции церкви. Более того, сведения об этих памятниках есть и в Росохранкультуре, и в Росимуществе.

Законопроект предполагает передачу как в безвозмездное пользование, так и в собственность - по заявлению религиозных организаций. И для перевода здания в собственность из статуса безвозмездного пользования нужен упрощенный набор документов. Получается, никаких ограничений, кроме желания церкви, не существует.

Игорь Манылов поясняет "Российской газете": "Если этот объект относится к категории имущества религиозного назначения, то в соответствии с этим законом он и будет передаваться. Но для его передачи понадобится принятие ряда актов на уровне регионов и Российской Федерации в целом.

Если объект религиозного назначения занят учреждением или государственным предприятием, то передача предполагает создание специального плана, гарантирующего обеспечение равнозначным помещением того учреждения, которое сегодня владеет этим объектом. До его освобождения передача религиозным организациям невозможна".

Мы потратили довольно много времени, чтобы создать схему, учитывающую требования бюджетного процесса. Если музей не имеет альтернативного помещения, то нужно будет на последующие годы предусматривать выделение для него помещения или финансирование ремонта или вообще постройку нового здания. Срок передачи объектов может достигать максимум 6 лет.

С другой стороны, и в храмах сегодня существуют экспозиции, которые с вопросами культа не связаны или связаны косвенно. Скажем, выставляются иконы, облачения и одновременно предметы быта, памятники искусства, литературы... Предполагается их разделить: объекты религиозного назначения будут возвращены, а объекты, которые не связаны с религиозной деятельностью, будут перенесены в другие помещения. Закон регулирует передачу недвижимости в основном, но также предполагает передачу движимости, находящейся в ней, которая связана с существованием объекта как религиозного. Но если среди этих движимых вещей попадаются музейные ценности, то они изымаются из перечня передаваемого имущества. Получается, что процедура не такая простая и однозначная, значит, трактовать законопроект можно совершенно с разных сторон.

Тонкая грань

А как быть в ситуациях, когда музей настолько тесно связан с памятником культуры религиозного назначения, что без первого трудно себе представить существование последнего? Например, что делать с ансамблем Рязанского кремля?

На сегодняшний день очень активна позиция РПЦ по возвращению ей реликвий, которые должны бы оставаться в музеях, где поддерживается определенный влажностно-климатический режим. Многие музейщики считают, что в храмах исторические памятники рискуют быть утраченными.

Если закон будет принят, церкви предстоит серьезно подумать о том, как сохранить уникальные материалы (может быть, их не будут сразу выставлять, а делать под них определенные установки, оклады).

Между тем Русская православная церковь не приветствует обострение дискуссии о передаче церкви имущества. "8 последнее время создается впечатление, что обстановка вокруг фактов передачи ценностей церкви нагнетается. Это очень печально", - заявил председатель синодального информационного отдела РПЦ Владимир Легойда. По его словам, законопроект не имеет никакого отношения к музейным фондам. "Мы можем твердо сказать, что в законопроекте не предусмотрен процесс передачи ценностей из музейных фондов в церковь", - подчеркнул Легойда.

Многие авторитетные представители общественности, убеждены, что в доработке и обсуждении законопроекта непременно должны принять участие ученые, реставраторы и музейные работники, и составлен этот закон должен быть так, чтобы не угрожать ни сохранности памятников церковного искусства и архитектуры, ни целостности существующих музейных коллекций.

Со своей стороны, такой уважаемый среди духовной и политической элиты страны человек, как директор Эрмитажа Михаил Пиотровский ранее заявил, что отказывается воспринимать передачу Церкви государственного имущества "как процесс восстановления справедливости".

"Разорять музеи, святилища и храмы культуры так же вопиюще несправедливо, как и разорять церкви. Мы знаем на своем национальном опыте, как вредны лозунг "грабь награбленное" и всякие переделы. Конфискация церковного имущества и распродажи музеев тоже прикрывались справедливыми на тот момент лозунгами, вплоть до помощи голодающим", - напомнил директор Эрмитажа. Он призывает политиков видеть в музеях "хранилище духовной культуры нации", а не руководствоваться "броской сиюминутной целесообразностью: захотели - отдали экспонат предпринимателю, захотели - выставили на западный аукцион, захотели - вывезли во дворцы и посольства, захотели - отдали Церкви". "Нельзя искупать свои грехи за счет невиновных", - подчеркивает Пиотровский.

При этом директор Эрмитажа считает, что острый публичный конфликт между музеями и Церковью не имеет под собой оснований, поскольку на самом деле "религия и культура не противостоят друг другу". Он отмечает, что "по большому счету музеям и Церкви нечего делить", ведь они делают одно общее дело - "институционально хранят и развивают духовное наследие народа и человечества", "взаимно дополняют друг друга и даже помогают друг другу в годы невзгод и непонимания".

"Музеям и Церкви надо договариваться напрямую, без посредников. Посредники нередко хотят замолить собственные грехи за чужой счет или использовать духовную энергию религии и культуры в целях весьма приземленных", - подчеркнул директор Эрмитажа.

МНЕНИЕ

Александр НИКИТИН, историк, киновед, публицист, сопредседатель Комитета защиты Кремля:

- Фактически вся культурная инфраструктура, от рядовых библиотек до музеев-заповедников федерального значения, выставлена на некое подобие чубайсовских "залоговых аукционов" 90-х годов. И на самый большой кусок заявила свои претензии Русская православная церковь - в форме законопроекта, против которого мы сегодня выступаем.

Это, конечно, образец юридического бесстыдства. Закон о том, как избежать случаев, при которых РПЦ можно было бы хоть что-то не отдать! По законопроекту церкви достаточно просто ткнуть пальцем - и обязан выбежать государственный уполномоченный, чтобы в двухнедельный срок оформить переход искомого "имущества" церкви.

Если Российская Федерация - светское государство, это не может сводиться лишь к декларации в соответствующей статье конституции, тогда как законодательство обосновывает приоритет одной-единственной религиозной организации, де-факто превращающейся в государственную церковь. Если Российская Федерация - республика, в систему власти не может встраиваться общественная организация, пропагандирующая монархические идеалы, а именно это практикует РПЦ.

Все это возможно в одном случае: если наша страна находится на стадии тихого государственного переворота.

Тогда тем более обоснован наш протест.

Алексей ФРОЛОВ, главный редактор Рязанского выпуска "Новой газеты", телеведущий:

- Убежден, что статус памятника истории и культуры не должен мешать отправлению культа в отдельно взятом здании. С другой стороны, ситуация, когда в одной из старейших церквей Рязани находится архив, а многие бесценные документы хранятся в неподобающих условиях, нормальной не назовешь.

Я склоняю голову перед высочайшим профессионализмом таких архивистов, как Ирина Самойлова, и бескорыстной смелостью музейщика Ирины Кусовой, но не вполне понимаю ультрарадикальную позицию некоторых общественных деятелей, которые в оценке действий РПЦ используют такие оскорбительные эпитеты, как "православный Талибан". Не близка мне и рьяность владыки Павла, который упорно отстаивает имущественные интересы епархии. Неужели монахом движут какие-то личные мотивы? Апостольская церковь, от которой пошли все ветви христианства, вообще не имела недвижимости.

На сегодняшний день обе стороны занимают воинствующие позиции. Тем временем примеров мирного существования музейного и священного немало, взять хотя бы храм-музей иконы Владимирской Божьей матери в Третьяковской галерее или Киево-Печерскую лавру, где в двух шагах от туристических маршрутов мирно живут монахи-насельники.

Компромисс можно найти всегда.

ПЕРЕДАТЬ ИЛИ СОХРАНИТЬ?

Почти половина россиян (49%) поддерживает инициативу передачи религиозным организациям имущества церковного назначения, находящегося в собственности государства. Такие данные сообщили "Интерфаксу" социологи ВЦИОМа по итогам всероссийского опроса, проведенного в конце мая.

По результатам исследования, сторонниками возвращения церковного имущества религиозным организациям являются православные и те, кто ходит в церковь редко. Противники этой идеи - в меньшинстве (19%). В основном это неверующие, но также и те, кто ходит в храм регулярно. Эти же группы респондентов безразлично относятся к вопросу возврата имущества (22%).

Когда респондентам предлагают представить себе старинную икону, которую не так-то просто увидеть, опрошенные склонны считать, что такое, скорее всего, возможно на территории монастыря (45%). Значительно меньше тех, кто склонен думать, что подобная ситуация характерна для музейного комплекса (29%).

Что касается вопроса о том, где лучше условия хранения культурных ценностей - в светских или религиозных организациях, - здесь у граждан нет единой точки зрения. Например, ситуация, когда часть фресок по случайности была утрачена в последнее десятилетие, кажется респондентам практически в равной степени вероятной как на территории монастыря (35%), так и на территории музейного комплекса (33%).
Комментарии
comments powered by HyperComments

статьи на эту тему:

статьи на эту тему: