21.06.2010

Смотреть вперед!

  • Ландшафт
Таисия Вольфтруб – председатель Совета САР по ландшафтной архитектуре. Фото Алексея Стрельникова Таисия Вольфтруб – председатель Совета САР по ландшафтной архитектуре. Фото Алексея Стрельникова

информация:

  • где:
    Россия. Москва

Председатель Совета по ландшафтной архитектуре САР, президент Ассоциации ландшафтных архитекторов России Таисия Вольфтруб о профессии – ее проблемах и достижениях.

Расскажите о себе: где получили образование, почему стали ландшафтным архитектором?

В профессию я пришла много лет назад. Произошло первое знакомство совершенно случайно – поехала на экскурсию в строящийся Ботанический сад Академии наук, где встретилась со студентами четвертого курса нового факультета «Озеленение городов» Лесотехнического института. Студенты так романтично и красочно рассказывали мне о своей профессии, что не осталось сомнений, куда идти поступать, хотя я и думала о том, чтобы продолжить дело отца, стать геологом. Надо вам сказать, что за эти долгие годы я ни разу не пожалела о своем выборе.

В Союз архитекторов меня приняли в 1967 году. В то время большой авторский коллектив проектировал первую подмосковную зону отдыха на Клязьминском водохранилище, и я принимала участие в разработке всего генерального плана и проекта ландшафтной организации территории. Тогда это был грандиозный и интереснейший объект. Рекомендацию для вступления в Союз мне дала профессор МАрхИ Любовь Сергеевна Залесская. Ее муж, знаменитый дирижер Николай Аносов, напечатал этот документ на печатной машинке, стоявшей на рояле в гостиной.

С чего началось ваше сотрудничество с Союзом архитекторов?

Когда мы еще были студентами старших курсов, нас уже приглашали на заседания московской организации Союза архитекторов, где обсуждались новые проекты.

Что касается нашего профессионального сообщества в Союзе архитекторов, то оно имеет достаточно долгую историю. В 1956 году Любовь Сергеевна Залесская основала секцию при московском отделении Союза. В начале 1970-х секция была преобразована во Всесоюзную комиссию по ландшафтной архитектуре Союза архитекторов СССР, и я вошла в ее актив, участвовал в конференциях во многих городах.

Позже меня пригласили на работу в аппарат Союза архитекторов. К тому времени я уже проработала 18 лет в институте «Моспроект» и решила коренным образом поменять место и характер работы. Основная моя работа состояла в организации и координации работы отделений Союза архитекторов в городах России. Как профессионалу мне было интересно в каждом городе выявить проблемы ландшафтной архитектуры и, если возникала необходимость, обсудить их, дать какие-то советы.

Когда ландшафтные архитекторы России учредили свое объединение, и в каком виде оно
существует сейчас?

На встрече представителей союзных республик в 1987 году в Суханово было учреждено Всесоюзное объединение ландшафтных архитекторов (ВОЛА). Президентом был избран Игорь Воскресенский, меня избрали вице-президентом. Мы начали активную работу по вступлению в Международную федерацию ландшафтных архитекторов (IFLA), что и произошло через год, на очередном конгрессе в Бостоне.

Когда распался СССР, мы решили сохранить профессиональное и территориальное единство и учредили межрегиональную организацию – Ассоциацию ландшафтных архитекторов стран СНГ. Впоследствии было принято решение об отделении национальных ассоциаций союзных государств.

На сегодняшний день Ассоциация ландшафтных архитекторов России (АЛАРОС), прошедшая официальную перерегистрацию в январе 2010 года, является единственной профессиональной общественной организацией, представляющей российскую ландшафтную архитектуру на международной арене.

Что дает АЛАРО С сотрудничество с Международной федерацией ландшафтных архитекторов?

Международная федерация (IFLA) оказывает огромное влияние на работу мирового профессионального сообщества. Нам очень близка современная идеология IFLA, главная мысль которой заключается в том, что мы должны бороться за авторитет профессии и за улучшение образования во всех странах мира.

Сейчас мы полноправные члены большой профессиональной семьи федерации. Нас поддерживали, когда мы только организовывались, чтобы вступить в IFLA; поддерживали, когда произошла перестройка, и нам пришлось вновь обозначать участие в этом международном движении. Нас поддержали в работе по открытию профессии в российских вузах. Зарубежные коллеги нас уважают, приезжают к нам, любят посещать наши творческие встречи. И мы гордимся тем, что занимаем активную позицию в международной профессиональной деятельности.

Какую деятельность ведет Совет по ландшафтной архитектуре САР?

Мы стремились к тому, чтобы в Ассоциацию ландшафтных архитекторов России вошли все представители Совета по ландшафтной архитектуре. Наша задача – как можно более тесное взаимодействие с союзами архитекторов городов России, не только Москвы и Санкт-Петербурга. Совет объединяет три комитета: комитет по профессиональной деятельности, комитет по совершенствованию высшего и среднего образования и комитет по историческому наследию. Комитеты ведут достаточно активную деятельность. Пока не могу сказать, что все поставленные задачи выполнены - быстро только сказка сказывается, а дело делается все же достаточно медленно. Но, как я говорила, уже сейчас удалось добиться того, что не удавалось в течение десятилетий!

Прижилось ли саморегулирование в ландшафтной архитектуре?

До прошлого года существовали системы лицензирования, в том числе и в ландшафтной архитектуре. Лицензию на проектирование новых объектов, на реставрацию памятников садово-паркового искусства, на строительство не получал только ленивый. И, честно говоря, мы надеялись, что с введением нового Градостроительного кодекса, с введением СРО, с активнейшим подключением к этому процессу Союза архитекторов России все это примет профессиональный характер. Мы ориентировали наших специалистов на вступление в СРО, учрежденные Союзом архитекторов. Однако стало возникать огромное количество саморегулируемых организаций в области строительства, предлагающих более низкие расценки для вступающих. Тем самым было занижено правило приема, а с ним и степень ответственности специалистов.

Учреждение ГАРХИ, где каждой компании для вступления требовалось прежде всего представить квалификационный аттестат Союза архитекторов – очень правильное решение. На одном из заседаний бюро ГАРХИ мы предложили, что вместо квалификационных аттестатов для ландшафтных фирм будут приниматься во внимание сертификаты АЛАРОС, дающие оценку профессионального уровня компаний и специалистов. Нас горячо поддержали! Мы надеемся, что эти требования будут предъявлены ко всем СРО, в которых участвует Союз архитекторов России. Однако те СРО, которые работают на более дешевой основе, не требуют подобной оценки качества, поэтому непрофессионализм, к сожалению, пока существуют.

Видите ли вы пути выхода из ситуации, возникшей с появлением «недобросовестных»
СРО?

Опускать руки и ничего не делать – нельзя. Будем что-то придумывать. По словам Президента Союза архитекторов России Андрея Бокова, необходим квалификационный профессиональный аттестат, чтобы мы в своем профессиональном сообществе могли препятствовать вхождению в профессию неквалифицированных людей. Надеемся, что результат будет. Сертификация идет по программам проектирования, преподавания, издания, выращивания древесного и цветочного посадочного материалов, эксплуатации зеленых насаждений, то есть по всему спектру нашей профессии.

Сейчас то время, когда в этой профессии можно найти себя и совершенствоваться. Мир открыт. Нужно стараться как можно больше увидеть, как можно больше впитать в себя, чтобы применить это в своей практике. И главное, нужно не бояться смотреть вперед.

Какое образование получают ландшафтные архитекторы сегодня?

Сегодня мир открыт, и любой человек, если он обладает знанием иностранного языка и определенной суммой денег, может получить образование в разных его уголках. В России же специалистов с дипломом ландшафтного архитектора не выпускает пока ни один вуз. Факультет, который я имела счастье закончить, давно прекратил свое существование.

Надеюсь, что со следующего года будет открыт прием и в МГУ леса, и в Лесотехнической академии имени Кирова в Санкт-Петербурге, а возможно, и в вузах других городов, так как в декабре 2009 года Министерство науки и образования утвердило федеральный образовательный стандарт по ландшафтной архитектуре. Это только начало долгой и напряженной работы, которая никогда не будет завершена, потому что профессия, а вместе с ней и образовательные стандарты, все время развиваются.

Хочу заметить также, что в 2002 году мы добились от Министерства труда введения в государственный реестр должности «Ландшафтный архитектор» и «Главный ландшафтный архитектор». Теперь выпускник, получивший диплом ландшафтного архитектора, сможет устроиться на работу по специальности с соответствующей записью в трудовой книжке.
Комментарии
comments powered by HyperComments

другие тексты: