17.05.2001

Закажите город

  • Репортаж
  • выставка

информация:

  • где:
    Россия. Москва
  • архитектор:
    Николай Лызлов

Лучшая московская архитектура - на выставке

В Центральном доме художника открылась 6-я международная выставка архитектуры и дизайна "Арх Москва". Она имеет все родовые признаки мероприятий компании "Экспо-Парк. Выставочные проекты" - коммерческая часть локомотивом тянет вереницу некоммерческих проектов.

Коммерческая часть "Арх Москвы" в этом году очень красива. Обосновавшиеся на нашем рынке отечественные и европейские дизайн-студии и фирмы, занимающиеся интерьером, с художественным шиком презентуют себя. Их стенды не просто демонстрируют продукцию (фотографии интерьеров, образцы мебели, светильников и тканей), а сами превращены в эффектные арт-объекты. Показывается не товар, а способы современного визуального мышления. Что в очередной раз доказывает: на качественный интерьерный дизайн, соединяющий актуальное представление о красоте и научно-технические достижения, есть устойчивый и разнообразный спрос. Наука и искусство служат человеку.

Некоммерческие проекты выставки посвящены собственно архитектуре, ее современному состоянию и насущным проблемам. Вот тут с экспо-дизайном плохо. Если номинанты на премию Союза московских архитекторов "Золотое сечение-2001" поданы хотя бы в едином формате, то специальная экспозиция "Арх каталог" удручающе хаотична. Выбранные экспертным советом выставки 39 российских архитекторов и архитектурных компаний представили себя как смогли - кто стандартными и даже потертыми планшетами со случайными фото, а кто качественными фотографиями и отличной графикой, естественно, за свой счет. "Зачем мы потратили деньги?" - ахала жена одного из лучших московских архитекторов.

Ответ прост: качественная подача дает возможность зрителю без специального образования понять представленную архитектуру. Ведь проблема зрелищности архитектурной выставки не только экспозиционная. Архитекторы меняют среду обитания горожан, но горожане от этого процесса практически отлучены и в нем как будто даже не заинтересованы. То ли они делегировали свои права на оценку строящегося властям, то ли им нет дела до того, в каком городе будут жить они и их дети, то ли уверены, что от их мнения ничего не зависит, - возможности убедиться в этом были.

Архитекторы не должны работать без обратной связи, без артикулированного общественного мнения, без внешней реакции (отсюда и попытка Союза московских архитекторов представить номинантов своего профессионального конкурса в публичном месте). Не должны, но так и работают - в противостоянии вкусу городских властей, в отстаивании качественной архитектуры перед заказчиком, которому нужно за минимум денег получить максимум квадратных метров и места в городе. Архитектурные выставки меж тем редки, скучны, малозрелищны и понятны, архитектурные критики в неспециальных изданиях так заняты собственным самоутверждением (да и мало их), что российская архитектура вынужденно варится в своем профессиональном соку, давно уже не слишком питательном. "Арх Москва" пытается в этом замкнутом круге хоть брешь пробить.

На выставке представлена за несущественными исключениями только качественная архитектура - разумная, сдержанная, современных форм, грамотных решений, близкая евростандарту. Здесь отсутствуют тупые нуворишевские и официозные объекты в псевдонациональных и исторических стилях. Зато их предостаточно в городе. Но дело не в архитектурной форме или стиле. Стили меняются и рождаются медленно и редко, актуальные проблемы архитектуры - не в эстетике, а в профессиональной этике, не в сфере форм, а в кризисе профессиональных и социальных идей.

Проект Королевского института британских архитекторов "Живой город Лондон" и совместная экспозиция Архитектурной лаборатории Колумбийского и Калифорнийского университетов, показанные в рамках "Арх Москвы", не демонстрируют снимков построенных зданий и конкретных проектов, а экспонируют современное архитектурное мышление. Британский проект воинственно "зеленый". Он предлагает возможные решения проблем для города, где на каждого жителя приходится две тонны мусора (поток подобных цифр приводит в ужас), в том числе и экологически чистое жилье с использованием аккумулирующих солнечную энергию материалов.

Американские профессора Хани Рашид и Грег Линн вместе со своими студентами используют возможности компьютера не прагматически, а как новый способ мышления. Они "строят" свою виртуальную архитектуру фантастических форм не как предложение на будущее, а ради тренировки мышления. Ради попытки совершить прорыв в замкнутом круге привычных архитектурных идей и неразрешимых проблем существования современного города. И это не просто эксперименты - люди ХХI века вынуждены думать и решать проблемы, оставленные веком предыдущим, не из праздного интереса или врожденной пытливости, а чтобы иметь возможность жить в городах.

* * *

Блицопрос

Назовите главную проблему московской архитектуры и ее решение

 

Евгений АСС, председатель Союза московских архитекторов:

- Главная культурная проблема - непреодоленный провинциализм. Русская архитектура абсолютно маргинальна в мировом контексте. У нее нет идейной базы - у нас почти восемьдесят лет не существовало архитектурной мысли, интеллектуального поля, генерирующего идеи.

Александр СКОКАН, архитектор:

- Хорошая архитектура нашему обществу совершенно не нужна. Как сказал один мой клиент, у нас проблема качества встанет через пятьдесят лет, тогда архитектора будут звать, чтобы хорошо построить. Получается, еще пятьдесят лет архитектору в этой стране делать нечего.

Наталья БАРБЬЕ, главный редактор журнала "Мезонин":

- Проблема в балясинах. Башенки еще можно вытерпеть, а белые крашеные балясины на крышах и у подъездов видеть больше не могу.

Николай ЛЫЗЛОВ, архитектор:

- Основная проблема - отсутствие цивилизованного заказчика, не важно - частного или корпоративного, но заинтересованного в чем-то большем, чем быстрое получение квадратных метров и воплощение его безумных фантазий.

Юрий ПАЛЬМИН, фотограф:

- Наша архитектура не актуальна, это следствие проводимой властями политики. Надо дать строить знаменитым иностранцам.

Джеймс МАКАДАМ, английский архитектор:

- Нет равноправия. Архитекторы, продолжающие работать, как и десять лет назад, под государственной крышей, имеющие политическую власть, имеют и свои собственные мастерские. Это монополизация. Если люди имеют отношение к власти, к принятию решений - у них не должно быть собственного дела.

Барт ГОЛДХООРН, главный редактор журнала "Проект Россия":

- Нет твердых правил игры для всех архитекторов - градостроительного регламента, определяющего, что можно строить, а чего нельзя. А если нет правил, нет хорошей игры - значит, и красоты не получается.

Давид САРКИСЯН, директор Музея архитектуры:

- Проблема - отсутствие связи между производителем архитектуры и ее потребителем. Горожане не влияют на градостроительный процесс. Решение - в нормальной политической культуре общества, которой пока нет.

Ирина КОРОБЬИНА, директор Центра современной архитектуры:

- Нет заказа на хорошую архитектуру, нет закона о земле. В этих условиях нет задачи сделать хорошо. Заказчики просто не знают, что такое хорошая архитектура, и их не волнует будущее города.

Олег ШИШКИН, москвич:

- Эстетика московской архитектуры задается властью, администрацией. Многие кварталы старых домов просто исчезают, там появляются гаражи. Это изменится, если возникнет серьезное общественное мнение, если будет разрушена групповщина, которая всегда там, где большие деньги.

 

Комментарии
comments powered by HyperComments