04.02.2010

Междисциплинарная практика

  • Архитектура
  • Объект
фото: http://www.rusrep.ru/images/texts/1563/156396_pic1.jpeg фото: http://www.rusrep.ru/images/texts/1563/156396_pic1.jpeg

информация:

  • что:
    Музейный центр PermMuseumXXI. Конкурсный проект Б. Бернаскони. Победитель второго тура (I-II премия)
  • где:
    Россия. Москва
  • архитектор:
    Борис Бернаскони

Эта нездешняя фамилия досталась Борису от предков, покинувших альпийские предгорья ради призрачного счастья на российских равнинах. Бернаскони, уроженцы швейцарского кантона Тичино, откуда, кстати, родом и будущий архитектор Петербурга Доменико Трезини, приняли участие в строительстве Исаакиевского собора и ассимилировали.

Через века их потомок продолжил семейное  дело, и  неплохо в этом преуспел. Саму Заху Хадид обыграл в открытом международном конкурсе на здание музейного комплекса  в Перми. Вопрос сооружения на берегах Камы светящегося стеклянного параллелепипеда PERMMUSEUMXXXI повис в воздухе, но в 2008 году  его автор, молодой архитектор Борис Бернаскони  был назван победителем.

В практику он окунулся  в девять лет назад,  сразу по окончании МАрхИ. Сперва как фриланс сотрудничал с мэтрами, Михаилом Беловым, Николаем Лызловым, Владимиром Плоткиным, но вскоре основал, не бюро пока, но творческое объединение, под названием «а _ноль». Первый  заказ поступил  от  сетевого  агентства  BBDO, обзоведшегося новым офисным зданием  на  Тверской-Ямской. К решению интерьера дебютант подошел как к созданию пространственной системы, отражающей процесс производства идеи. Проведя серии интервью с сотрудниками, архитектор убедился: чем человек креативнее, тем менее  важно для  него, в каком с точки зрения дизайна пространстве, тот находиться. Единственной декорацией шестиэтажной «Idea Factory» BBDO стала светящаяся  бегущая строка со слоганом на фоне графитовых стен. Мозг офиса - действующего организма, креативный отдел, разместили в мансарде с окном, сквозь которое видно только небо. Рабочим местом должна была бы стать платформа, за которой копирайтеры, как Набоков,  стоя, оформляли бы собственные идеи. Но сотрудники оказались не готовы к  такого рода инновации. Данный  проект  хоть  Бернаскони и называет пробным  интерфейсом, но на обще- экзотическом фоне интерьеров зари 2000-х тот явно выделялся и задавал импульс развитию вперед. Уже тогда Борис подбирался к формуле: «архитектура не застывшая музыка, а чувствительный объект, физически реагирующий на потребителя и внешнюю среду». Теоретик и практик, сегодня он пропагандирует идею трансформируемых, вследствии чего простых по форме,  объектов, способных менять оболочку, а со временем и функцию. Недавно архитектор спроектировал подмосковный дом, напоминающий русскую усадьбу, с внутренней конструкцией, так называемым «скелетом Корбюзье», обернутым  в классическую «оболочку  Трезини». «Через 50 лет», утверждает Бернаскони, «фасад можно будет поменять  на  новый». К сдаче готовиться загородная  вилла «Mirror», смотрящая на мир зеркальными пикселями, где отражаются природные изменения и происходящие вокруг события. Разумеется, и тут одновременно с поколениями, предусмотрена смена фасада. Также Борис  переосмысливает  тему  пространств-гибридов. Он считает, что среду, общественные зоны нужно проектировать с большим количеством функций, что только оживит город. «Вот, скажем, музей, как таковой, уже исчерпал функциональный  лимит. Он должен быть гибридным, как автомобильный двигатель: бензин плюс электричество, или электричество плюс водород. И показывать не только коллекцию, но и проводить аукционы, временные выставки, давать тусоваться детям, продавать книги, там должно обязательно быть кафе». Попутно заметим, что выставочный дизайн одно из важнейших направлений деятельности «B E R N A S K O N I». Стремление каждый раз превратить выставку в объект за несколько лет сделало бюро самой, пожалуй, по этой части востребованной организацией. Им принадлежит дизайн мегаперсоналки Олега Кулика в ЦДХ,  экспозиции  «Премии Кандинского» в Латвии, Германии, Англии, России, выставок Московского музея современного искусства и др. Помимо жилых и выставочных  объектов  в  портфолио  руководителя  студии найдется бутик «Kixbox», модное кафе «Paparazzi», сеть винных магазинов «Grand Gru».

Всеядность или можно сказать, синтетический  подход талантливого зодчего к профессии удостоверяет один из недавно выигранных  им международных конкурсов. А выигрывать конкурсы он умеет, как никто, вопрос лишь в дальнейшей судьбе проекта, отмеченного жюри. Так вот судьба «ЕМ-КИ», парусной  лодки  национального  класса – тираж. За экспрессивную форму и асимметричный дизайн плоскодонки единогласно проголосовали олимпийские чемпионы.  Не менее авторитетные  судьи  отдали голоса  за  концепцию  павильона России для выставки «ЭКСПО-2010» в Шанхае. Однако, эффектная метафора  Золотого запаса России и китайской Книги Перемен одновременно, шесть паралеллепипедов, предложенная  Бернаскони и завоевавшая  первое место реализована не будет. Ожидая объяснений, отчего Минпромторг  поручил  строительство павильона Левону Айропетову, Борис  выбирает название другой  страны, состоящее  из  шести  букв.

Название: Архитектурное бюро «B E R N A S K O N I»
Год основания: 2005
Руководитель: Борис Бернаскони
Команда: Я. Годованая,  М. Косарева,  А. Маркин, С. Прунская, Э. Ришар, М. Савельева,  В. Филиппов, Ю. Филиппова, Г. Хольман,  И. Чиркин,  А. Шаменков.

Комментарии
comments powered by HyperComments