01.01.2010

Южное архитектурное общество: заседание в Ессентуках

информация:

  • где:
    Россия. Ессентуки

В Союзе архитекторов России есть совершенно особенное объединение – Южное архитектурное общество. Ничего подобного внутри САР сегодня не существует. Это абсолютная истина, убедиться в которой довелось на межрегиональном заседании архитекторов Южного Федерального округа России, проходившем 20 – 21 ноября в Ессентуках.

Сегодня ЮАО объединяет архитекторов из 15 регионов юга России и продолжает расширяться – весной 2009 года в него влилась Чеченская организация, а в 2010-м присоединится Ингушская. Архитекторы ЮФО собираются на свои форумы два раза в год, традиционно в программе – выставка самых последних построек и проектов и конференция по одному из наиболее актуальных вопросов архитектуры и градостроительства. Но профессиональные встречи – это еще не все. Архитекторы ЮФО дружат «семьями», вместе ездят в заграничные поездки, и неважно, в отпуск или для встреч с зарубежными коллегами и знакомства с новыми технологиями. К примеру, в Потсдаме Южное архитектурное общество совместно с Архмтектурной палатой Германии провело научно-практическую конференцию, на которую съехались немецкие коллеги из всех регионов страны, а на международный съезд архитекторов в Турции арендовало самолет на 120 человек.

Активная межрегиональная деятельность в ЮФО ведется на протяжении двадцати лет, и заслуга в этом принадлежит Ростовской организации СА России в лице ее председателя и одновременно Президента Южного архитектурного общества Юрия Трухачева, который видит его главную задачу в том, чтобы создавать архитекторам условия для общения в профессиональном кругу. Если Юрия Трухачева можно назвать идеологом и вдохновителем этой деятельности, то ее генератор – Елена Овчинникова, выстраивающая последние 8 лет всю работу Южного архитектурного общества.

Заседание в Ессентуках проходило в главной питьевой галерее города. Место было выбрано не случайно – само здание с источниками знаменитой минеральной воды, прозванное в городе 5000-ником, с точки зрения архитектуры заслуживает особого внимания. Эта крупнейшая в Европе питьевая галерея, с прозрачным куполом и мембранной кровлей, была построена в 1990 году по проекту авторского коллектива пятигорского института «Кавказкурортпроект» под руководством Владимира Безрукова и приглашенного из Москвы в качестве конструктора Нодара Канчели. Широкая внутренняя галерея, опоясывающая здание по кругу, идеально подходит для выставочных экспозиций. Именно здесь и была развернута архитектурная выставка.

Мероприятие открыл Юрий Трухачев, представив гостей из Москвы – академика РААСН Ю.А. Сдобнова и вице-президента СА России В.А. Чурилова. Виктор Чурилов передал участниками заседания приветствие Президента Союза архитекторов России Андрея Бокова и вручил медали СА России «За преданность содружеству зодчих» Анатолию Давыдову, председателю Кавминводской организации, и Леониду Осинцеву, главному архитектору Ставропольского края.

После этого все переместились на галерею, где были выставлены проекты архитекторов Кавминводской и Ставропольской организаций Союза архитекторов России и кандидатов в члены СА России, а также работы учащихся архитектурного класса школы №6 из Ессентуков и студенческие работы кафедры дизайна и архитектуры Железноводского филиала Южного федерального университета. В экспозиции были представлены архитектурные и градостроительные работы от реконструкции объектов социально-бытового назначения до схем территориального планирования республик и областей, демонстрирующие высокий потенциал архитекторов юга России. Свой вклад в выставочную экспозицию сделало и Центральное отделение Союза архитекторов в Москве, прислав в Ессентуки планшеты с проектами-победителями XVII фестиваля «Зодчество». Сами участники говорили, что в этот раз в Ессентуках была развернута не самая большая выставка: обычно на форумах показывает свои работы каждый регион ЮФО, и тогда посмотреть все за один день попросту невозможно.

Демонстрация новых проектов и построек не единственная цель выставок – во время них всегда работает межрегиональная комиссия по приему в члены СА России, которую уже 20 лет возглавляет Олег Кобзарь из Краснодарской организации. В Южном архитектурном обществе существует своя форма приема: сначала кандидаты получают рекомендацию от своей организации, затем публично защищают проекты, отвечая на вопросы комиссии, и после того, как комиссия принимает решение, оно отправляется в Москву на Президиум Правления для окончательного утверждения. Такая комиссия – единственная в СА России, а порядок рассмотрения работ кандидатов сохраняет лучшие традиции Союза.

Одновременно с приемом в Союз архитекторов новых членов проходила конференция «Градостроительство юга России – взгляд в будущее», посвященная проблемам совершенствования градостроительного законодательства, задачам в области градостроительного проектирования и территориального планирования, сохранению и развитию инвестиционного потенциала городов ЮФО. Самое непосредственное участие приняли в конференции московские гости – Ю.А. Сдобнов выступил с докладом на тему «Законодательство. Градостроительный кодекс и его исполнение», а В.А. Чурилов провел мастер-класс, подробно рассказав о своем опыте на примерах проекта планировки и двух объектов: плавательного бассейна, рекомендованного Минстроем Башкирии для повторного применения, и офисного здания в завершающей стадии строительства.

На другой день, 21 ноября, участники заседания Южного архитектурного общества отправились в Домбай. В республике Карачаево-Черкесия проходили Дни архитектуры, и в фойе гостиницы «Домбай» была развернута выставка работ, представленных на конкурс «Лучший архитектурный проект-2009». Номинации конкурса охватили всю типологию представленных работ, уровень которых жюри оценило как «весьма достойный для маленькой горной республики». Некоторый внутренний протест, в том числе у членов жюри, вызвало многоэтажное строительство в узких горных долинах. Работы же авторов, которые сумели отойти от архитектуры больших городов, отличались удивительным стилистическим разнообразием, нарушающим гармонию горных пейзажей. В этом смысле показателен пример альпийских стран – там архитекторам удалось найти свой образ дома в горах. И совсем не важно, где ты находишься – в Австрии, Швейцарии, Италии или Франции, с небольшими поправками на местные традиции альпийский дом – это массивная мореная древесина, низкие коньки и большие вылеты кровель, деревянные балконы, опоясывающие фасады. Все это наводит на мысль о том, что настало время создать такой символ для Приэльбрусья, тем более, что в регион стали приходить инвестиции, цель которых развитие существующих и строительство новых горнолыжных курортов. Вот бы организовать конкурс на создание такого «альпийского» дома.

Пожалуй, самым интересным и цельным среди представленных на выставке оказался проект рекреационного комплекса в долине Архыз. Четыре поселка (один уже запроектирован и три проектируются) в соседней с Домбаем долине смогут одновременно принять 28 тысяч отдыхающих, а 67 современных горнолыжных подъемников обеспечат доступ в обширную, сравнимую с альпийскими, зону катания. Федеральной программой предусмотрены средства на развитие инфраструктуры этого региона, и теперь – дело за строителями.

Второй частью домбайской программы стала презентация схемы территориально планирования Карачаево-Черкесии. Руководители проекта Юрий Трухачев и Сергей Трухачев представили ее правительству республики и главному архитектору КЧР Султану Айбазову.

Схемы территориального планирования – важнейшие документы управления территориями, в них закладывается прогноз развития территории как совокупности подсистем: пространственной, зкономической, социальной и экологической. Это делают во всем мире, а мы, по словам Юрия Трухачева, забыли на 20 лет, уповая на то, что рынок все отрегулирует.

Для Карачаево-Черкесии в качестве приоритетных задач авторы предложили развивать транспортную инфраструктуру, и не просто совершенствуя существующую дорожную сеть, а построив новую рокаду, которая через Красную поляну соединит КЧР с курортами Черноморского побережья, пройдет по территории республики и дальше – до Владикавказа. Цель масштабного проекта – создать туристическую зону с возможностями пляжного, горнолыжного и этнографического туризма в регионе Сочи – Домбай, Архыз – Кавказские Минеральные Воды. Карачаевское Приэльбрусье уникально по своим климатическим, экологическим и природным характеристикам. Для него предлагается увеличить емкость горнолыжных курортов, и в первую очередь за счет новой зоны катания в долине Архыз. Это повлечет за собой создание дополнительных рабочих мест в сфере обслуживания туристов и поможет решению вопроса занятости населения республики. И это только небольшая часть того, как видят градостроители развитие республики в ближайшие 20 лет. На самом деле представленная схема терпланирования – объемный и очень серьезный труд, который наиболее точно охарактеризовал Ю.А. Сдобнов: «Глубокая, качественная работа, особенно в сравнении с другими работами по территориальному планированию. Проведены детальный анализ и аргументированное обоснование. Схема обеспечит устойчивое развитие Карачаево-Черкеской республики». По окончании презентации схема территориального планирования была передана на рассмотрение в правительство КЧР.

Участие в деловой программе – не единственное, зачем архитекторы юга России дважды в год собираются вместе. Главное общение происходит в неформальной обстановке после окончания протокольных мероприятий. В этот раз принимающая сторона подготовила интересную экскурсионную и культурно-развлекательную программу. Особенно запомнились торжественный ужин в честь вновь принятых членов Союза архитекторов России, проходивший в музыкальном сопровождении архитектурного джаз-бенда Кавминводской организации, возглавляемого Александром Бендером, и поездка в Кисловодск, где удалось увидеть творения Моисея Гинзбурга и знаменитую лестницу Ивана Леонидова.

На другой день после завершения архитектурного форума в Ессентуках председатель Ростовской организации Союза архитекторов России, вице-президент САР, президент Южного архитектурного общества САР Юрий Трухачев представил правительству Карачаево-Черкесии схему территориального планирования республики. Встреча проходила в гостинице «Домбай» одноименного горнолыжного курорта. Мы задали вопросы Юрию Трухачеву о Южном архитектурном обществе, саморегулировании и его работе в области территориального планирования.

– Как давно вы занимаетесь вопросами градостроительства и разработкой схем территориального планирования, в частности?

– Занимаюсь этим всю жизнь с перерывом на тот период после распада СССР, когда вообще ничего не планировалось. Сейчас начался новый этап. Это случилось в 2005 году, когда вышел новый градостроительный кодекс, который обязал всех иметь схемы территориального планирования. Первой к нам обратилась Астрахань, пригласив участвовать в тендере. Мы его выиграли и сделали схему терпланирования Астраханской области. На этом материале мы отработали методику и именно ее используем при создании схем территориального планирования все эти пять лет. На сегодня сделаны и находятся в разработке схемы шести регионов и более двадцати муниципальных районов. География обширная, прежде всего это юг России, Воронежская и Саратовская области, а сейчас вот забрались на Камчатку. Там тоже отрабатываем два района – генпланы городов и поселений.

– В чем суть вашей методики?

– Основная идея заключается в том, что схемы территориального планирования делаются по признаку управления: страна, регион, муниципальный район. Создавая методику, мы опирались на теорию систем. Любую территорию мы рассматриваем как градостроительную систему, которую можно разложить на подсистемы. Наиболее крупные подсистемы – территория, экономика, социум и экология. Мы продолжили декомпозицию и дошли до третьего уровня градостроительной системы (что там на 3-м уровне?).

– Кто помогает вам в работе?

– У меня очень молодой коллектив. Мне нравится то, что удалось заразить его этой бациллой градостроительства. Это нечасто происходит, потому что архитекторы-объемщики считают, что рисовать «какие-то там планы» скучно. На самом деле, за каждой линией в схеме терпланирования стоит колоссальная информация.

– Документы, которые вы готовите, чем-то отличаются от тех, что делались в СССР?

– Мы передаем не только чертежи, но и готовим порядка 30-ти карт, которые «разговаривают». Для того, чтобы работать с материалами в интерактивном режиме, мы создали специальное программное обеспечение. К примеру, вы навели курсор на линию, нажали, и тут же появляется текстовая информация о том, что это за объект, когда построен, кому принадлежит, какова протяженность дороги. Можно заложить любые данные. Все это дает нашим документам колоссальную информационную емкость.

– Что это дает государственным управленческим структурам на практике?

– Реализация схем территориального планирования рассчитана на 20 лет, а жизнь вносит свои коррективы. Сейчас страна живет в кризис. Имея интерактивную схему терпланирования и возможные сценарии развития, можно достать тот, который ближе подходит к ситуации, и начать программировать развитие территории в этих условиях. Неправильно, когда эти схемы рассматриваются с точки зрения того, как поделить и продать землю. Это всего лишь одна из не самых больших задач, которые ставятся в этих схемах. Это часть цивилизованных рыночных отношений, именно цивилизованных. Когда информация о трудовых ресурсах, инфраструктуре и пр. может быть проанализирована потенциальным инвестором, чтобы оценить, во что стоит вкладывать. Поэтому территория должна быть готова к ответу на эти вопросы.

– Уже есть какие-то примеры того, как это работает?

– Характерный пример – Астраханская область: губернатор Александр Жилкин собрал 150 специалистов, устроил мозговой штурм, чтобы понять, как жить области в период кризиса. Схема терпланирования была сделана три года назад, и нам пришлось заново ее проанализировать, чтобы подготовить свои рекомендации. Поэтому в рамках схем территориального планирования имеет смысл работать системно, постоянно, организовав информационноаналитический центр. Мы готовы дать программное обеспечение, обучить людей, передать методики, по которым ведется мониторинг изменений в системе. В советский период закладывались контрольные цифры на 20 лет вперед и этапы реализации со своими контрольными цифрами. Современные компьютерные технологии позволяют наблюдать, как развивается система не с шагом в 20 лет, а ежегодно, делать соответствующие коррективы, вырабатывать алгоритмы решений и передавать лицам, которые отвечают за принятие решений.

– Лично вы что находите для себя в этой работе?

– Наша работа востребована, градостроительство дает более широкое понимание жизни страны, формирует другие взгляды на устройство страны, территорий, инфраструктуры, – все то, что составляет нашу жизнь. Мы испытываем огромное удовлетворение, когда видим, что территория начинает жить по нашей схеме. – Южное архитектурное общество одним из первых зарегистрировало свою саморегулируемую организацию. Кто сейчас в нее входит?

– На некоторых территориях Южного федерального округа работают проектные организации числом не больше 20-ти. Как правило, это небольшие архитектурные мастерские. Понятно, что в рамках небольшой республики создать СРО невозможно. И мы решили сделать для всех эту работу: зарегистрировали СРО, в которое вошли
почти все председатели региональных организаций со своими мастерскими. Сегодня это 160 проектных организаций со всего ЮФО, в том числе специализированные, например, институт по гидросооружениям из Новороссийска. Мы сейчас говорим о вступлении в СРО проектировщиков Карачаево-Черкесии. Пакет документов готов, и мы предлагаем им присоединиться к нам.

– Условия для вступления в СРО одинаковы для всех и для крупных организаций, и для небольших фирм. Всем оказались по силам связанные с этим расходы?

– Потянули все. В нашей СРО есть и крупные институты численностью 250–300 человек, и индивидуальные предприниматели. Мы решили, что не стоит делать узкоспециализированную саморегулируемую организацию, к примеру, в нее вошла экологическая лаборатория. Мы пошли по пути создания крупной СРО (160 членов при минимальном количестве 50). Это имеет свои преимущества. Например, уменьшается ежегодный взнос, который платят все члены организации. Кроме того, возложенные на дирекцию СРО функции очень обширные, и большое количество участников позволяет нам привлечь в дирекцию достойных людей и достойно оплачивать их работу.

– Как получилось, что именно Ростов стал центром притяжения для архитекторов южных областей и республик?

– Это все наша учебная база – многие из архитекторов окончили Ростовский архитектурный институт. Мне довелось его создавать, и еще в советский период он стал одним из пяти самостоятельных архитектурных вузов страны. Кроме того, институт имеет систему довузовской подготовки, у нас изумительная школа рисунка, – мы предметно занимаемся воспроизводством себе подобных, поэтому эта связь естественная. Сейчас у нас 15 организаций в ЮФО. Последней стала Чеченская организация – она присоединилась к нам в этом году в Волгограде. И это было очень волнительно, потому что после всех предшествующих событий в республике начались созидательные процессы. Мы ждем, что на следующее заседание Совета подаст заявление о вступлении Ингушская организация.

– Кроме традиционных выездных совещаний, какую работу ведет Ростовский Союз?

– Организуем зарубежные поездки, чтобы познакомить наших архитекторов с новыми тенденциями в мировой архитектуре, новейшими материалами и технологиями, появляющимися в строительстве. У нас есть еще одна форма – это клуб ассоциированных членов. Мы пригласили в него всех, кто поддерживает Союз, – предпринимателей, производителей строительных материалов, строителей. В клуб входят первые лица, они собираются раз в месяц на тематические встречи, цель которых – общение и установление деловых контактов. Думаю, что назначение общественной организации архитекторов именно в этом.
Комментарии
comments powered by HyperComments