12.05.2009

Саморегулирование – Next

  • Репортаж
  • выставка

информация:

Тема нынешней АрхМосквы – Next, следующее поколение архитекторов, поиск новых имен. В связи с этим всегда актуальным сюжетом возникают непростые размышления о том, в каких условиях в ближайшем будущем придется работать этим самым новым талантам. Не окажется ли АрхМосква выставкой нереализованных возможностей?

Я не о кризисе, коллеги. Обсуждать кризис – все равно, что обсуждать погоду: вызывает всеобщий интерес, но приносит мало пользы. Я о саморегулировании.

Профессия сегодня снова находится на переломе, сравнимом по значимости с началом 90х годов. А если заглянуть поглубже в нашу историю, то можно вспомнить начало 30х (ликвидацию творческих группировок и образование Союза архитекторов СССР) или конец 50х (курс на индустриальное домостроение закрытие Академии архитектуры). При всем несходстве этих событий, речь идет о смене формы существования профессии, ее институтов, ее места в общественной и экономической жизни. Последствия начинающихся перемен далеко не очевидны, но небольшой опыт переходного периода позволяет сделать первые выводы.

Идея саморегулирования профессионального сообщества, в частности архитектурного, в основе своей здравая. На принципах саморегулирования устроена профессиональная жизнь во многих странах, прежде всего в англосаксонских (RIBA  в Великобритании, AIA в США и др.). Профессиональное сообщество само разрабатывает и внедряет стандарты практики, следит за их соблюдением. Но воплощение этой идеи на нашей почве и по инициативе государства приобретает до боли знакомые черты бюрократического передела рынка.

С точки зрения государства субъектом архитектурной и градостроительной  деятельности является юридическое лицо, а не специалист, носитель профессии. Вся намеченная сегодня структура СамРО «заточена» под проектные организации, преимущественно крупные. Архитектор здесь не более, чем штатная единица. Таким образом, из цеха, корпорации специалистов СамРО грозят превратиться в ведомства, «министерства проектирования», созданные пусть на общественных началах, но под контролем государства.

Теперь об «общественных началах». Что у нас ни строй, получается «вертикаль». Уведомительный характер регистрации немедленно превратился в разрешительный. Ростехнадзор, регистрирующий СамРО, негласно требует в качестве условия регистрации поддержку местной администрации. Это означает максимум одну СамРо на регион, в которую хочешь, не хочешь, придется вступать. Справедливости ради отмечу, что на несколько СамРО с 50 участниками во многих регионах просто не найдется проектных организаций.

Наконец, сам предмет деятельности архитектора в процессе реформ все больше размывается. Притчей во языцех стал приказ Минрегионразвития, определяющий перечень проектных работ, где объемно-планировочные решения объединены с конструктивными, а архитектура существует от них отдельно и заключается, вероятно, в рисовании фасада.

Что в сухом остатке: архитектор – скромный служащий большой строительно-проектной организации (в идеале – государственной), на досуге пишет пейзажи акварелью. Смогут ли в этой модели профессии найти себя молодые участники сегодняшней АрхМосквы? При отсутствии налаженной системы конкурсов, их стартовые возможности существенно ухудшаются.

Пожалуй, единственной силой, которая способна повлиять на ситуацию, вступить в диалог с властью, чтобы отстоять интересы профессии, является Союз архитекторов. Его участие в процессе формирования СамРО может решить три задачи:
• Сохранить статус архитектора как специалиста, профессионала, имея в виду не только членов Союза, организовать аттестацию архитекторов, а не фирм
• Поддержать малые проектные фирмы (2-10 сотрудников), где работает  множество архитекторов и которые являются точкой роста профессии, дать им шанс проектировать не только загородные дома и квартиры
• Отстоять самостоятельность профессии, рискующей окончательно превратиться в придаток строительного комплекса

Средств для этого у Союза немного. В отсутствие гражданского общества, архитектор в глазах публики  и власти не является сегодня значимой фигурой. Весьма ограничен и наш «административный ресурс». Но другого шанса может и не представиться. В любом случае то, что Союз вновь обретает голос, собственный печатный орган – шаг в верном направлении.

Комментарии
comments powered by HyperComments