12.06.2009

Новые имена или новое поколение?

  • Репортаж
  • фестиваль

Минувшая АРХМОСКВА была уникальна, по крайней мере в одном отношении. Впервые за 15 (?) лет АРХМОСКВА от демонстрации достижений отдельных архитекторов перешла к постановке и обсуждению профессиональных проблем (не могу здесь не согласиться с К.Ассом, высказавшим сходную точку зрения на сайте openspace).

Такой благотворной переменой мы обязаны кураторству Б.Голдхорна и кризису, сократившему коммерческую часть экспозиции в пользу некоммерческой.

Первая проблема, к которой подвела АРХМОСКВА: откуда в нашей архитектуре берутся новые имена и каковы черты нового поколения архитекторов, вступившего в профессиональную жизнь в последние 3-5 лет. Не буду останавливаться на несомненных художественных достоинствах представленных проектов, о них сказано уже немало. На мой взгляд, важнее другое. Сама выставка продемонстрировала организационный механизм отбора и презентации талантливых молодых архитекторов: от портфолио до финальной клаузуры и далее – выход на международный уровень в виде участия в Роттердамской биеннале. Такой отлаженной системы у нас не было, хотя  отдельные ее элементы отработаны давно. Можно упомянуть выставку «Перспектива», организованную СМА, Workshop Russia в Венеции в 2004 году, премию «Леонардо» (?). Другим важным «открытием» выставки стало наметившееся восстановление механизма преемственности, передачи опыта, которая была прервана в начале - середине 90-х. Все участники стажировались или работали в лучших архитектурных бюро Москвы - как «старых»: «Меганом», «Резерв», «Архитекторы Асс», так и относительно «молодых»: ДНК, BUROMOSCOW, BERNASCONI. Связь поколений - основа, питательная среда  всякой профессии и профессионального сообщества. Причем передача опыта происходит как во времени, так и в пространстве, в московских бюро стажировку проходят и архитекторы из других городов России. Старшим есть, что сказать молодым, и молодые признают ценность этого опыта. границей.

Все увиденное настраивает на оптимистический лад. Из множества отдельных архитекторов и бюро складывается профессиональное сообщество, в котором накопление и передача опыта, смена поколений является одной из главных черт.

Вторая проблема выставки напрямую связана с первой:  роль профессионального образования в формировании этого и последующих поколений архитекторов. Ответ, увы, далеко не очевиден. Все, конечно, учились в институтах, но в биографиях ни разу не упомянуты имена преподавателей (что было бы естественно когда речь идет о молодых людях, недавно защитивших диплом). Совпадение? Возможно, но совпадение многозначительное. За редким исключением, лауреаты не учились за рубежом и почти никто (2 из 24) из них не преподает. Последняя цифра говорит о том, что нашим образованием пока новые таланты не востребованы, подождем, пока поседеют. Особенно это заметно на фоне зарубежных коллег, для которых преподавание именно в начале карьеры давно стало нормой. Во всем мире школе нужны новые идеи, свежие мозги и энтузиазм.

Конечно, АРХМОСКВА была посвящена новым именам, а не школам. Но даже с учетом этого всего три образовательные концепции (Мастерская экспериментального учебного проектирования МАрхИ, ТАФ и Мастерская С.Малахова и Е.Репиной), две из которых из Москвы, на более чем три
десятка российских архитектурных ВУЗов и кафедр – это катастрофически мало. Причем эти педагогические концепции являются отдельными очагами внутри институтов, ни один из которых в выставке не участвовал.

Подводя итоги: перед нами «второе» поколение постсоветских архитекторов. (если считать «нулевым» тех, кто начал профессиональную деятельность в СССР и основал свои бюро в начале 90-х,  а «первым» тех, кто пришел за ними на рубеже 1990-х-2000-х), в нем много блестящих молодых архитекторов, способных двинуть профессию вперед, перейти от «догоняющего» развития к опережающему.  «Второе» поколение пришло на достаточно унавоженную почву, уже покрытую тонкой пленкой профессиональной культуры, где сформирован механизм отбора и роста.

Но времени на разгон нет. Ближайшее будущее определят два фактора: экономический кризис и - как его следствие - отсутствие работы, и становление саморегулирования,  вводящего значительные ограничения в профессиональную практику. На этом фоне особенно важен третий вывод.

Образование - в системном кризисе, несмотря на наличие ярких индивидуальностей и сильных концепций. Новое поколение формируется на его периферии или в сфере практического проектирования, очень зависящей от экономических условий. Школа, защищенная бюджетным зонтиком, могла бы в трудных экономических условиях сохранить потенциал развития архитектуры до следующего витка. Но, честное слово,  АРХМОСКВА оставляет на это мало надежд. 

Комментарии
comments powered by HyperComments