01.06.2006

Горизонты лорда Фостера

  • Архитектура
  • Объект

Сегодня в ЦДХ открывается ежегодная Международная ярмарка "АРХ-Москва". На сей раз ее лозунг - "Звезды в архитектуре". Возможно, это совпадение с недавним фурором, который вызвал английский архитектор Норман Фостер, чья выставка проходит в ГМИИ им. Пушкина, а представленные на ней проекты здания "Россия" в Москва-Сити и реконструкции Новой Голландии в Петербурге по-прежнему вызывают горячие споры

Повторяю, появление архитектора Нормана Фостера в Москве вызвало форменный ажиотаж. Причин этому несколько. Во-первых, его большая выставка "Пространство и время" - в Государственном музее изобразительных искусств им. Пушкина на Волхонке. Для Москвы архитектурная выставка такого масштаба - явление уникальное. Представлены макеты, фотографии и аудио-визуальные проекты, демонстрирующие новый берлинский Рейхстаг, банк в Гонконге, Коммерцбанк во Франкфурте, центр изобразительных искусств в Сайнсбери, офис корпорации Херст в Нью-Йорке, башню Свисс Ре в Лондоне, реконструкцию Британского музея и десятки других выдающихся зданий, спроектированных и построенных лордом Фостером.

Во-вторых, два проекта из представленных на выставке сделаны для нашей страны. Это проект небоскреба "Россия" в деловом центре Москва-Сити и реконструкция островка Новая Голландия в центре Петербурга. При этом создается впечатление, что ими одними деятельность архитектора Нормана Фостера в России не ограничится. Уже в ходе открытия выставки Шалва Чигиринский, который и пригласил Фостера, заявил, что архитектор примет участие и в реконструкции гостиницы "Россия" рядом с Красной площадью. Ходят слухи и о других проектах лорда Фостера в исторической застройке Москвы.

В этих условиях писать о лорде Нормане Фостере приходится крайне осторожно. Одно дело - его выдающийся вклад в мировую архитектуру конца ХХ - начала XXI века. И другое - участие в весьма специфической сфере московского строительства. Если уж есть опасность, что даже такая мировая звезда, как лорд Фостер, - всего лишь пешка в чужой игре, то что говорить о журналистских материалах, которые могут послужить для манипуляции общественным мнением в акциях с заведомо неизвестными последствиями.

Лишь одно может внушать надежду. Говорят, что архитектор Фостер - человек опытный, разумный, самостоятельный. Что он ни в коем случае не является "генералом от архитектуры", готовым предоставить "крышу" для местной власти любого масштаба. Что он прежде всего живой и современный художник, для которого, как известно, нет иных масштабов и иного суда, кроме масштабов и суда будущего. На это и понадеемся.

   МНЕНИЕ

Юрий Аввакумов, архитектор:

- Откуда вообще взялся этот Фостер?

- Естественно, что архитектор, строящий по всему миру, лорд Фостер, оказался в конце концов и в России. Мог приехать и пораньше.

- Но ведь никто из мировых архитектурных звезд до сих пор в Москве не строил?

- Это вопрос не к звездам, а к тем, кто заказывает проекты и согласует. Большие архитекторы приезжали в Россию и до Фостера и начинали работать, но до строительства не доходило - так уж устроена наша административно-строительная система. Но, может, в отличие от всех своих предшественников Норман Фостер обладает абсолютной мировой известностью, это звезда не только архитектуры, но и всей попкультуры, почти как "лучший архитектор среди спортсменов"... И, во-вторых, он - абсолютно здравомыслящий архитектор, обладающий совершенным системным мышлением. Таким у нас по числу построек и по корпоративному уровню был Щусев.

- Как сочетается это здравомыслие с участием в российском проекте, который многие называют авантюрой?

- Если вы имеете в виду высотный проект под названием "Россия", то с точки зрения техники такое можно построить и на море, и в пустыне, и где угодно. В Сити, где он должен появиться, никакой исторически ценной застройки нет, сносить, слава Богу, нечего, а московский силуэт - понятие не регламентированное. То, что именно Фостер умеет строить высотные здания, объяснять не надо. Если же вы имеете в виду, что неразумно вообще иметь дело с Москвой, где могут "поматросить и бросить", и примеров таких более чем достаточно, то пока это ему ничего не стоит. Ему заказали и оплатили выставку. Предоставили один из лучших московских музейных залов, куда другие годами стоят в очереди и где до него выставлялся лишь один архитектор - великий Константин Мельников. Архитектурные проекты Фостеру, если будут заказаны, то, разумеется, будут и оплачены... А если не построим, то и сами дураки. То есть Фостер в любом случае, думаю, внакладе не останется.

- Если небоскреб "Россия" будет возведен, будет ли это означать технологический прорыв в архитектуре Москвы?

- Не хочу обсуждать технологические моменты на дилетантском уровне и в дилетантском кругу, но всем известно, что именно Норман Фостер связан с высокими строительными технологиями, даже когда они напоминают о магазинах "экологически чистых продуктов" для богатых. С фактом, что Фостер выше по строительному, организационному, технологическому и любому другому уровню любого российского архитектора, не поспоришь. Если работа Фостера откроет новые горизонты, то не в том смысле, что он "придет и всех научит", а в качестве примера перехода от того, что другой англичанин Питер Кук называет "вежливым модернизмом", к модернизму "капитальному".

- То есть все-таки архитектурный прорыв в России с Фостером возможен?

- Если мы вглядимся в историю, то окажется, что даже в те века, которые мы считаем "темными", связи России с окружающим миром были теснее, чем мы себе представляем. И даже теснее, чем сейчас, несмотря на Интернет, самолеты и прочие коммуникационные трубы. И Кремль строили иностранцы. И иконописцы работали "импортными" красками. И многое основывалось на труде очень высокой квалификации не доморощенного, а мирового уровня. Можно называть Фостера коммерческим "гигантоманом", но это суперпрофессиональный архитектор. Наш же профессиональный архитектурный уровень оставляет пока желать много лучшего. Так, может, "новый тренер" поднимет планку и покажет, куда прыгать?

   прямая речь

Сеанс одновременной игры на ста проектах

Российская газета | При строительстве таких высотных зданий, как у вас, вы предполагаете что-то новое для их защиты в свете терактов 11 сентября?

Норман Фостер | Да, конечно, есть способы увеличения безопасности. Мы с коллегами и специалистами ведем большие исследования в этой области. Многое используется и в создаваемых нами проектах. Зачастую мы даже идем впереди принятых сейчас нормативов. При этом надо помнить, что от терроризма в принципе нет защиты. Можно эвакуировать 90 тысяч человек со стадиона в течение нескольких минут. Но что делать, если в эту толпу врежется самолет? Жизнь хрупка. Демократия хрупка. Весь мир хрупок. С другой стороны, у нас гораздо больше шансов погибнуть, когда мы переходим через улицу, чем от руки террористов.

РГ | Что вы думаете о своем участии в строительном буме Москвы, уничтожающем старые памятники города?

Фостер | Со стороны трудно давать комментарии. Что бы я ни сказал, это будет голословно. Но в любом большом городе в период обновления старые здания уничтожаются и на их месте строятся новые. Списки утрат можно составить и для былых времен, не только для нынешних. Могу сказать, что все упирается в качество архитектуры, которая и определяет, надо ли сохранять старые здания или на их месте возводить что-то новое. Если вы посмотрите на те проекты, которые мы готовы осуществить в Москве и в Петербурге, - а на выставке в ГМИИ им. Пушкина сейчас представлены два из них - вы можете увидеть, сколько в них энергии и драйва, которые соотносятся с нынешним периодом жизни в этих городах. Поэтому на вопрос, хочу ли я быть участником нынешнего строительного бума в вашей стране, отвечаю: да, очень хочу.

РГ | Но многие считают, что небоскребы, подобные вашей башне "Россия", не органичны историческому облику Москвы.

Фостер | Безусловно, каждый город уникален. Главное - это где стоит небоскреб относительно исторической застройки. В Москве есть старые кварталы, где возможен более низкий уровень зданий. Мегаполис - это еще и компромисс между былой историей и нынешним бизнесом, их точный и тонкий баланс.

РГ | Сколько проектов в данный момент разрабатывает ваша компания "Foster & Partners" и какими из них занимаетесь лично вы?

Фостер | В любой момент у нас в разработке около сотни проектов. Лично я занимаюсь всеми ими.

РГ | Можете сейчас сесть и составить список всех их?

Фостер | Понимаете, некоторые из этих проектов практически уже завершены, другие еще в стадии обсуждения. Сегодня я выделяю одному проекту час, другому - полчаса, третьему - полтора часа, четвертому - пять минут. До вылета в Москву я обошел офис за полчаса, отработав пять или шесть проектов. Это как сеанс одновременной игры в шахматы, который ведет гроссмейстер, удерживая в памяти позиции на всех досках. Понятно, что я уделяю больше времени тем проектам, которые находятся в стадии разработки. Те проекты, в которые я был погружен несколько лет или месяцев назад, сейчас уже строятся. Скажем, аэропорт в Пекине откроется для пассажиров через два года.

Досье "РГ"

Норман Фостер родился в Манчестере в 1935 году в рабочей семье. В юности недоучился из-за необходимости зарабатывать деньги, некоторое время служил в британских ВВС. В 1956 году поступил в Школу архитектуры Манчестерского университета. После ее окончания выиграл стипендию на обучение в Йельском университете в США. В 1963 году возвращается в Англию и вместе с другим выдающимся архитектором, Ричардом Роджерсом, одним из основателей направления "хай-тек", создает архитектурную мастерскую. С 1967 года берет начало его собственная архитектурная фирма, ныне известная как Foster & Partners, которая с тех пор выиграла десятки международных конкурсов и получила сотни международных наград. В 1999 году архитектор становится пожизненным пэром с титулом "Лорд Фостер берега Темзы". В том же году становится лауреатом Притцкеровской премии, аналога Нобелевской премии в области архитектуры. Лорд Фостер - один из немногих архитекторов, чьи здания дважды удостаивались премии Стерлинга, другой высшей международной награды в архитектуре. В 2002 году получает награду Архитектурной ассоциации Praemium Imperiale. Ныне архитектурное бюро Нормана Фостера представлено мастерскими более чем в двадцати странах, где работают сотни человек.

Комментарии
comments powered by HyperComments