24.04.2006

Кубики в коробейниках. «Проект Меганом». Жилой комплекс Crystall House

  • Архитектура
  • Объект

информация:

  • где:
    Россия. Москва
  • архитектор:
    Юрий Григорян
  • мастерская:
    Меганом

Этот дом, пожалуй, самый «берлинский» в Москве

Если идти к этому дому со стороны Крымского моста, взору предстает феерическое зрелище. Гигантский пустырь. Наверное, самый большой в пределах Садового кольца. Снег, собаки, последние руины текстильной фабрики Бутикова, тихое и неумолкающее эхо родной лексики. А надо всем этим, как будто совсем из другой жизни, плывет шикарный лайнер из мрамора с хрустальными кубиками рубок.
На такие сюжеты был в 90-е годы богат Берлин. Идешь по  выжженным пустырям, оставшимся от Стены, и вдруг – бах! Гери. Бах! Колхоф. Бах! Заха Хадид. Но эта ассоциация идет не только от ландшафта. Этот дом, пожалуй, самый «берлинский» в Москве. И не только потому, что здесь впервые применен любимый трюк немецких зодчих – навесной стеклянный фасад на глухой стене. Хотя это действительно чертовски красиво: когда солнце (даже робкое зимнее) гуляет внутри кубиков, пробивает их насквозь и превращает каждый в многослойный магический кристалл. Тогда даже данное риэлтером название не кажется таким уж пафосным.
Великолепный этот эффект возникает за счет того, что остеклен каждый куб очень изобретательно. Здесь не только навесные экраны, создающие «эффект витрины» (за которой в Берлине обычно прячется брутальный кирпич или дорогой камень), но и нормальные витражи, и матовое стекло. А еще разнообразные вырезы в плоскости остекления, напоминающие уже берлинское посольство Колхаса. В результате куб воспринимается как сплошь стеклянный, но это не прозрачная призма в духе Миса ван дер Роэ, а сложный оптический спектакль. Аналогов чему в Берлине, кстати, нет.
Вся эта красота возникла (как в Москве водится) исключительно ради инсоляции. То есть, чтобы дать больше света на вторую линию. Тогда как в Берлине подобные «витрины» делаются и технологически несколько иначе, и с иной целью: давать «каминный» эффект, уменьшать теплопотери и повышать звукоизоляцию. Поэтому, когда солнце уходит и переплеты начинают жестко расчерчивать плоскости, сразу задумываешься об утилитарном: а хлопотно ли их мыть, как пыль со стен стирать, а как поведет себя штукатурка, лежащая за «витриной» и т.д.…
Впрочем, январские морозы дом благополучно пережил, да и за инновационный базар «Меганом» отвечает – свидетельством чему его знаменитый «Молочный» дом по соседству. Со стороны Коробейникова переулка новый комплекс очень на него похож: тот же юрский камень (только уже не шлифованный, а бучардированный), та же деликатная высотность, окна от пола до потолка, придающие жилью снобистский привкус офисности, французские балконы, сплошное остекление первого этажа (здесь-то как раз будут офисы). Идея прозрачного цоколя хорошо сработала в «Молочном» доме: закатное солнце пронизывает первый этаж и вся «подкова» словно бы зависает в воздухе. Возможно, сработает и здесь – и тогда дом, спорно длинный для такого узкого переулка, будет действительно «плавать».
О том, делать ли здесь единый длинный дом или разбить его на несколько объемов, спорили долго, но архитекторы сумели уйти от монотонности и при наличествующих 150 метрах. Причем не модным приемом сбитого ритма оконных проемов (как в «Молочном»), а парой весьма оригинальных стеклянных «опухолей». За одной из которых – абсолютно автономный «дом в доме» с персональным бассейном наверху. Что есть одновременно и типологическое новшество, и, наоборот, отсылка к традиции частного дома, коими еще недавно был застроен весь этот квартал между Остоженкой и Москвой-рекою.
Традиции же следует и планировка комплекса: участок застроен  по всему периметру, а внутри – двор-улица шириной 15 метров. Примерно так же – в смысле пропорций пространства – здесь все выглядело и во времена текстильной фабрики: сам лазил, помню. Будущим жильцам (квартиры, естественно, все уже раскуплены) это, конечно, по барабану, вряд ли они тут лазили, но отрадно, что на уровне морфотипа город сохранился. А на уровне фасада (особенно южного, дворового) - ну чистый Гери, «Дойче-банк» все в том же Берлине. А вся Остоженка – по-прежнему наш Потсдамер-плац.

справка

Жилой комплекс Crystall House
Коробейников переулок, 1
Проектная организация: «Проект Меганом»
Архитекторы: Юрий Григорян, Павел Иванчиков, Александра Павлова, Игорь Скачков, Светлана Сидоренко
Конструктор: Михаил Кельман
Инженер: Марина Шустова
Заказчик: компания «Rose Group» (руководитель: Борис Кузинец)
Подрядчик: «Стартэкс Стоун»

Комментарии
comments powered by HyperComments