28.04.2009

Битва за Петербург

  • Урбанистика Архитектура
  • Объект
Фото: Magazine «Историческая недвижимость» Фото: Magazine «Историческая недвижимость»

информация:

Радикальное изменение традиционных силуэтов города – самое опасное последствие строительной активности

Набережные Невы, Стрелка Васильевского острова, Невский проспект – сложившийся исторический центр самого европейского города России стал визитной карточкой Петербурга, символом русского искусства и архитектуры не только для миллионов петербуржцев, но и для сотен миллионов гостей города, для всего мирового сообщества. Он оставался неизменным в течение почти трех столетий, но... Но за последние несколько лет облик Петербурга существенно изменился: на Невском проспекте сносят целые кварталы, а за шпилем Петропавловской крепости маячат силуэты многоэтажных «доходных домов». Горожане и общественные организации выходят на митинги протеста, борьба за сохранение исторического облика Санкт-Петербурга стала в последние годы для петербуржцев настоящей национальной идеей, которую пока не нашли для себя российские власти.

 — Лица необщее выражение, как любил говорить Дмитрий Лихачев о  Петербурге – именно это, по-моему, до сих пор в полной мере не осознали ни власть, ни общественность, ни профессиональное сообщество архитекторов,  — считает историк Александр Марголис, сопредседатель Санкт-Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК). – Единица Петербурга – площадь, Петербург не боится открытых пространств, как говорил о городе Тынянов. А нынешняя власть относится к этому пространству как к некоему количеству квадратных метров, с которых она еще не получила квартплату. 

Архитектуре Петербурга повезло в XX веке, особенно когда столицу перенесли в Москву – о Питере забыли. Послевоенный застой, провинциализм, город с областной судьбой – все это тоже спасло исторический центр. Россия стала обладательницей уникального архитектурного шедевра, целого комплекса исторической застройки, города в городе, единого архитектурного организма со своей системой кровообращения – перспективами, панорамами, с уникальным силуэтом. Именно поэтому с 1990 года комитет Всемирного наследия ЮНЕСКО включил «Санкт-Петербург и группу связанных с ним памятников» в список культурного наследия общемирового значения. И даже в этом списке Петербург остается уникальным – да, там есть Венеция, Флоренция, Дубровник, которые тоже целиком охраняются. Но они небольшие, а Петербург – мегаполис. В этом его уникальность, которая накладывает определенные обязательства на власть, бизнес, архитекторов.

— Петербург сегодня стоит на распутье. И сейчас никто из серьезных людей четко сказать, куда он идет, не может, — считает Никита Явейн, руководитель архитектурного бюро, член Градостроительного совета Санкт-Петербурга, в недавнем прошлом — председатель Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП). – В разных группах граждан разное мнение, консенсуса нет, есть разница интересов.

Эта самая «разница интересов» как гроза разразилась над Петербургом лет шесть назад: примерно с конца 2002 года в городе началась градостроительная активность. И если на первых порах это мало кто осуждал, протестовала только небольшая группа историков архитектуры, то сегодня все получили отрезвление. Если до этого времени «новые русские строители» лишь заполняли достаточно скромные пространства между домами, то в последние годы эти «искусственные челюсти» буквально сомкнулись на хребте города: Невский проспект зияет прорехами – снесены не только отдельные дома, но и целые кварталы.  Недавно был опубликован список из почти полутораста домов в центре, которые объявлены аварийными и подлежащими сносу.

Даже канонические, открыточные виды Петербурга изменились до неузнаваемости. За спиной исторического здания Биржи на Стрелке Васильевского острова высится темная громада новой биржи и соседнего с ним жилого дома «Финансист» — мрачные параллелепипеды, облицованные темным стеклом. Особенно дико они выглядят с Английской набережной. И Петропавловскую крепость теперь очень сложно сфотографировать так, чтобы в кадр не попали три (!) гигантских  жилых дома, нагроможденных один за другим буквально за спиной памятников — застройщики активно торгуют видами из окон на исторический город. Именно это — радикальное изменение традиционного силуэта Петербурга — большинство специалистов считает самым опасным последствием строительной активности.

— Городские власти говорят: город должен развиваться, быть на уровне времени, - говорит Александр Марголис.  — По мнению власти, сохранять и развивать — несовместимые задачи. Но в этих вопросах не надо изобретать велосипед, достаточно присмотреться к Европе. Города одного ряда с Петербургом – Рим, Прага, Берн — бурно развиваются, и в то же время успешно сохраняют свое наследие – не строят в центре, соблюдая требования ЮНЕСКО. Сейчас такие задачи решают и города бывшего Советского Союза –  Таллинн, Рига, Вильнюс. 

Оценки нынешней ситуации с сохранением исторического облика Петербурга разными специалистами отличаются одна от другой только нюансами. В целом, шкала оценок колеблется от катастрофической до тяжелой. Причин, из-за которых разрушается исторический облик Петербурга, несколько. Одна из них –  профессиональная подготовка специалистов.

 — У нас полная катастрофа и путаница с понятиями  «реставрация» и «реконструкция», — считает Михаил Мильчик, заместитель директора Санкт-Петербургского научно-исследовательского и проектного института по реставрации памятников истории и культуры. — Фактически, произошла подмена этих терминов. Наиболее яркие примеры — здания Сената и Синода, переданные Управлению делами президента и приспособленные под гостиницы. Там просто значительная часть интерьеров сочинялась авторами проекта. Они даже не воссоздавали, а придумывали интерьеры, росписи. Сегодня ни власти, ни богатые инвесторы, ни рядовые граждане не видят разницы между подлинником и новоделом. И по существу создают театральные декорации, которые в любой момент можно поменять.
Еще одна существенная проблема — отсутствие профессиональных кадров реставраторов. Фактически, большую часть исторических фасадов и интерьеров в Петербурге делают гастарбайтеры без специального образования и квалификации. Нынешний председатель КГИОП Вера Дементьева тоже признает, что в этой сфере огромный кадровый кризис, что не хватает не только реставраторов, но и проектировщиков. Впрочем, такая ситуация, по мнению специалистов, сложилась в Петербурге не сегодня. После войны: восстановление пригородных дворцов так воодушевило и реставраторов, и власти, и горожан, что это воссоздание, реконструкцию стали принимать за реставрацию.
Но самая главная причина — отсутствие полной законодательной базы и несоблюдение даже существующих законов. Да, есть Закон № 73-ФЗ, но органы охраны памятников лишены права согласовывать новое строительство в охраняемых зонах. А в Петербурге это усугубляется еще и своими, местными «законодательными странностями». Например, Генеральный план развития города был принят еще в 2005 году – но тогда в городе-памятнике, охраняемом ЮНЕСКО, не существовало ни закона о режиме охранных зон, ни высотного регламента, ни правил землепользования и застройки. Если и можно было придумать самую удобную схему, которая позволила бы бойким застройщикам строить то, что они хотят, и там, где им кажется наиболее выгодно это построить, и то вряд ли удалось бы это сделать так ловко, как это получилось в Петербурге. Потому что на любые претензии специалистов-историков, архитекторов, общественности или представителей международных организаций, контролирующих охрану памятников, питерские власти резонно отвечали: все идет согласно Генеральному плану, ведь у нас пока нет ни закона о режиме охранных зон, ни правил землепользования и застройки!

В результате, весь 2008 год прошел под нескончаемые протесты горожан против уничтожения исторической застройки: митинги и пикеты  регулярно будоражили общественное мнение, пресса чуть ли не ежедневно писала о новых снесенных домах, питерские новости напоминали сводку с полей сражений. В конце концов губернатор Валентина Матвиенко заговорила о «градостроительных ошибках». «Ошибками» губернатор назвала сначала постройку новой биржи  и жилого комплекса «Финансист», потом – доходные дома за спиной Петропавловской крепости. Но они уже были построены, а квартиры в них проданы. Поэтому гром и молнии губернатора упали только на голову строителей биржи – им приказали понизить высотность здания примерно на 3 метра за счет сноса декоративного козырька на крыше. Что они и сделали. Но общая картина от этого практически не изменилась.

В конце лета 2008 года Петербург начал громкий процесс публичного обсуждения новых Правил землепользования и застройки (ПЗЗ). Их обсуждали в каждом районе поочередно, городские власти пиарили этот процесс как доказательство открытости власти и ее готовности вести реальный диалог с горожанами и профессиональным сообществом. Но еще до начала обсуждения ПЗЗ специалисты громко говорили, что сначала надо было принимать Закон о режиме охранных зон и высотный регламент, на основе которых и должны строиться ПЗЗ. Но их голос городская власть не услышала, и  в результате позже, осенью, когда был принят и вступил в силу Закон о режимах охранных зон, оказалось, что многие положения этих двух важных для исторического Петербурга документов откровенно противоречат друг другу.

Не услышала власть и предложение ввести временный мораторий на согласование новых строительных проектов до принятия ПЗЗ. В результате до вступления ПЗЗ в силу строительными комитетами Петербурга были согласованы десятки объектов, последствия строительства которых еще  придется оценить в будущем. Среди них были и совершенно вопиющие случаи уже построенных зданий. Например, строительство жилых высотных домов рядом с Новодевичьим монастырем в Московском районе Петербурга. Начиная с 2006 года ООО «ЛЭКстрой» так и не получило разрешение на строительство, но все равно построило в охраняемой зоне огромные жилые дома в нарушении всех строительных регламентов. Служба госстройнадзора и экспертизы не раз выносила предписания о приостановлении строительства до получения соответствующей разрешительной документации, принимала решения о наложении штрафов на строителей. Но здания были не только построены без каких либо разрешительных документов – ЛЭКстрой  удивительным образом получил все разрешения на свою стройку как раз накануне вступления в силу Закона о ПЗЗ. И вот именно это – несоблюдение законов и фактическая подчиненность питерских властей строительному лобби – делает исторический центр Петербурга заложником ситуации.

И сейчас перед Петербургом — властями,  профессиональным сообществом реставраторов, архитекторов, общественными организациями — стоит целый комплекс серьезных задач. Нужно отрабатывать жесткую систему контроля за исполнением законов, увеличивать ряды профессионалов. Но главное — доказать власти и общественности, что только сохранив исторический Петербург, можно рассчитывать на дальнейшее развитие, на реальное звание культурной столицы России.

 

Комментарии
comments powered by HyperComments

статьи на эту тему: